Вторник, Сентябрь 27, 2022
«Зелёные» технологии повисли в воздухе

28.06.2022

Экология / Зеленая металлургия

«Зелёные» технологии повисли в воздухе

Из-за санкций декарбонизация постепенно сворачивается

Крупнейшие металлургические предприятия России заявляют об ущербе для экономики от реализации проектов «зелёной» энергетики. Сталевары считают, что из-за программы поддержки развития возобновляемой энергетики (так называемая ДПМ ВИЭ), которую металлургическим компаниям приходится финансировать дополнительно, возрастут платежи наиболее энергоёмких отраслей. По их мнению, это неизбежно приведёт к росту себестоимости их продукции. Во избежание очередного кризиса предприятия просят отложить «зелёные» энергопроекты и перераспределить нагрузку с потребителей на государство.

По информации «Накануне.RU», представители «Русала» уже высказали свою жёсткую позицию на эту тему на очередном заседании НП «Совет рынка».

Как устроен «Совет рынка»?

Ассоциация «Некоммерческое партнёрство Совет рынка по организации эффективной системы оптовой и розничной торговли электрической энергией и мощностью» (Ассоциация «НП Совет рынка») — некоммерческая организация, которая образована в организационно-правовой форме ассоциации (союза) в виде некоммерческого партнёрства, объединяющего его на основе членства субъектов электроэнергетики и крупных потребителей электрической энергии. Считается одним из ключевых отраслевых регуляторов.

«Русал» акцентировал внимание на финансовой нагрузке из-за проектов ДПМ ВИЭ. Сейчас структура платежа за мощность перенасыщена нерыночными надбавками, составившими 540 млрд рублей из 825 млрд рублей от общего платежа потребителей за мощность в 2021 году. Например, субсидирование тарифов на Дальнем Востоке или проекты по твёрдым бытовым отходам. С точки зрения развития рынка электроэнергии и развития генерации это никакого отношения не имеет. При этом КОМ (конкурентный отбор мощности — прим. ред.) в структуре платежа составляет всего около 27%.

Что такое КОМ?

Конкурентный отбор мощности (КОМ) — инструмент обеспечения надёжности работы ЕЭС России. Рынок мощности является одним из ключевых инструментов обеспечения надёжного функционирования ЕЭС России. Благодаря рынку мощности собственники объектов генерации и инвесторы могут получать с оптового рынка средства, необходимые для поддержания постоянной готовности электростанций, введённых в эксплуатацию, выработки электроэнергии и проведения ремонтов, а потребители — право потреблять электроэнергию в необходимых им объёмах. Основа функционирования рынка мощности — процедура конкурентного отбора мощности (КОМ). По её результатам определяются объекты генерации, которые в предстоящем году будут осуществлять поставку мощности на оптовый рынок, и цена указанной поставки.

«Исключение из платы за мощность за счёт субсидирования государством или иными источниками всех надбавок и дополнительных платежей приведёт к снижению цены оптового рынка на 39% или на 19,5% цены для конечных потребителей. <…> Помимо указанных выше нерыночных надбавок, конечная цена на электроэнергию также включает в себя перекрёстное субсидирование населения, включённое в тариф на передачу, которое составляет более 8%, таким образом, совокупная нерыночная нагрузка уже превысила 27,5% в структуре конечного платежа за электроэнергию», — цитирует «Накануне.RU» представителей «Русала».

РИА Новости

На предприятиях «Русала» в течение 10 лет будут модернизированы мощности, производящие более 1,4 млн т алюминия — 35% от общего выпуска

РИА Новости

Поэтому многие в отрасли, по информации «Про Металла», ратуют за отказ от субсидирования и дальнейшего проведения отборов новых проектов ДПМ ВИЭ.

Из истории вопроса

«Зелёная» металлургия за последние годы в России развивается стремительно, мировыми темпами, успехи есть почти во всех ведущих компаниях. К примеру, НЛМК сейчас утилизирует почти 100% своих отходов, вовлекая сырьё обратно в производство. Стоит отметить и строительство первого «зелёного» завода в Выксе Нижегородской области, которое сейчас идёт полным ходом. Это крупнейший проект в чёрной металлургии за всю историю современной России, который реализует компания «Эколант».

«Зелёные» тренды идут из Европы, где уже многие годы предлагают отказаться от сжигания ископаемых видов топлива и перейти на альтернативные источники энергии. А чёрная и цветная металлургии там признаны чуть ли не главными врагами природы. Экоактивисты убеждены, что металлурги ответственны за выбросы в атмосферу парниковых газов (СО2), поэтому их производства должны стать экологичными и энергоэффективными. Сами металлурги не отрицают: по данным всемирной ассоциации стали Worldsteel, на сталелитейную отрасль приходится до 9% выбросов СО2 на планете. Одним из первых документов для промышленников стала «зелёная сделка», подписанная Евросоюзом три года назад.

Кто заключил «зелёную сделку»?

Одноимённый документ от 2019 года содержит описание того, как 27 государств Евросоюза достигнут климатически нейтрального будущего. По плану, к 2050 году из-за деятельности человека в Европе практически не должно быть выбросов парниковых газов. Для этого разработали и утвердили стратегию достижения этой цели, критерии оценки и т.д. Если проект будет реализован, то к 2050 году ЕС станет первым и единственным климатически нейтральным регионом мира. Предполагается, что мощности ЕС по производству «зелёного» водорода (полученного с использованием солнечных и ветряных электростанций) к 2030 году достигнут 10 миллионов тонн в год, а международная торговля таким водородом станет важной составляющей достижения углеродной нейтральности.

«На сегодня практически все страны мира взяли на себя обязательства достичь углеродной нейтральности, то есть обеспечить нулевой баланс выбросов парниковых газов. Для достижения этой цели необходимо сокращать загрязнения, — говорит директор по вопросам «зелёного» развития и декарбонизации ООО «КарбонЛаб» Владимир Сидорович. — Металлургия — крупнейший эмитент парниковых газов и одна из самых углеродоёмких отраслей экономики».

Европа устала

В июле прошлого года Европейская комиссия предложила механизм трансграничного углеродного регулирования (Carbon Border Adjustment Mechanism, CBAM). Он предусматривает продажу сертификатов на импортируемые в ЕС товары с высоким углеродным следом. В первую очередь на цемент, чёрные металлы и сталь (в том числе трубы и рельсы), а также алюминий. С 2023 года их производителям будет необходимо отчитываться об объёме оставляемого в атмосфере углеродного следа, а с 2026 года — платить сбор. В итоге российские металлурги поняли, что будущее за декарбонизацией и другого варианта, кроме того, как вкладываться в «зелёные» технологии, не существует. Тогда ещё никто даже в страшном сне не мог представить, что из-за конфликта в Украине европейцы объявят российской промышленности эмбарго и «зелёная» повестка повиснет в воздухе.

Впрочем, европейские металлурги уже сами устают от декарбонизации, о чём не скрывая говорят. Не секрет, что ВИЭ, базирующиеся на использовании энергии солнца и ветра, не смогли справиться с поставленными целями и не обеспечили в необходимом объёме снабжение энергией. В результате стоимость газа резко выросла в условиях высокого спроса, и уголь стал более выгодным. И Европа снова задымила.

На втором плане

На днях одно из самых авторитетных в мире изданий The Wall Street Journal вышло с громким заголовком «Горнодобывающие компании экономят деньги и срывают переход на «зелёную» энергетику». Авторы статьи утверждают, что Rio Tinto, BHP и другие крупные металлургические компании выплачивают дивиденды вместо того, чтобы финансировать развитие «зелёных» технологий.

По информации The Wall Street Journal, экологические проблемы тормозят многие проекты, которые поддерживаются правительствами. В качестве примера: в этом году Сербия отозвала лицензии Rio Tinto, связанные с инвестициями в литий на сумму около $2 млрд, после протестов по поводу возможного ущерба окружающей среде.

Правительство Сербии поставило точку на всех проектах австралийско-британского концерна Rio Tinto по добыче на территории республики ядарита, содержащего литий

Возвращаясь в Россию, как сообщили «Про Металл» источники в крупных металлургических компаниях, «зелёная» повестка сейчас далеко не самый приоритетный вопрос с учётом остальных проблем, в первую очередь связанных с падением производства и продаж. А главное — нет уверенности в том, что это будет актуально как в России, так и в Европе в ближайшие годы.


Комментарии экспертов

Вадим Рукавицын, доцент кафедры экологии и природопользования РГГРУ:

Из-за дефицита природных ресурсов и энергии в тех странах, которые считаются флагманами декарбонизации, «зелёные» технологии там постепенно сворачиваются.

Что говорить, если в Европе сейчас размораживают угольные электростанции. Судя по всему, если энергетический и ресурсный кризис не пойдёт на спад, то и «зелёная» повестка в этих странах плавно будет отходить на второй и третий планы.

В России внедрение «зелёных» технологий даёт массу преимуществ, помимо инвестиций и выходов на европейские рынки. Их внедрение снижает загрязнение среды в регионах присутствия предприятий, улучшая здоровье местных жителей, которые зачастую работают на этих предприятиях; привлекает новых квалифицированных специалистов; уменьшает количество отходов, возвращая их в производство и повышая его эффективность; снижает экологические платежи. Например, если после модернизации производства выбросы и сбросы оказываются в переделах установленных нормативов, то по 7-ФЗ при расчёте платежей к предприятию применяется коэффициент равный нулю. Похожая схема существует и для отходов. В итоге «зелёные» технологии на крупных предприятиях могут значительно снизить издержки. На мой взгляд, процессы декарбонизации в российской металлургии будут сейчас развиваться, так как все будут стараться повышать эффективность в нынешних условиях.

Алексей Жихарев, директор ассоциации развития возобновляемой энергетики:

Российская отрасль ВИЭ из-за санкций пострадала не меньше остальных отраслей российской экономики. Негативные эффекты в секторе примерно те же: ограничения логистических маршрутов и связанное с этим удорожание услуг по транспортировке, прекращение поставок основного и вспомогательного оборудования, резкое удорожание кредитных ресурсов и отказ зарубежных производителей оборудования от гарантийных и сервисных обязательств. О своём уходе из России заявил датский Vestas — крупнейший в мире вендор ветроустановок, который ранее успешно реализовал проекты на территории Ульяновской и Нижегородской областей. Теперь собственникам ветропарков нужно в срочном порядке прорабатывать альтернативные решения по сервисному обслуживанию. Хотя другой игрок российского рынка ветроэнергетики, «НоваВинд» (объединяет ветроэнергетические активы ГК «Росатом» — прим. ред.), более уверенно смотрит на текущую ситуацию, несмотря на значительные ограничения по импорту компонентов, которые ещё не локализованы в РФ, и не отказывается от запланированных проектов. 

АО «НоваВинд» — дивизион Росатома, основная задача которого — консолидировать усилия Госкорпорации в передовых сегментах и технологических платформах электроэнергетики

В солнечной энергетике зависимость от западных комплектующих и компонентов меньше, здесь более значима доля азиатских игроков. Вероятно, что, учитывая новые вводные, наш рынок станет ещё более открыт для азиатских партнёров во всех секторах, благо текущий уровень их технологического развития позволяет говорить о не менее эффективных взаимовыгодных проектах.

Низкоуглеродная повестка по-прежнему актуальна. Правительство РФ уже приняло ряд важнейших антисанкционных решений: ранее выделенным на отборах инвестиционным проектам предоставлена дополнительная нештрафуемая отсрочка с сохранением 15-летнего срока поставки, а также право отказаться от реализации проектов без штрафов. В данный момент прорабатываются дополнительные меры, которые должны решить вопросы резкого роста стоимости заёмного финансирования для действующих генерирующих объектов на оптовом рынке и роста цен на ряд основных компонентов и оборудования, вызванного глобальным кризисом.

Началась серьёзная работа в сегменте ВИЭ по перестройке логистических цепочек и восстановлению темпов развития. Ожидается, что к концу лета часть вопросов будет урегулирована, а в компаниях произойдёт реструктуризация. Есть полная уверенность, что участники рынка ВИЭ справятся со всеми проблемами, и на рынке появятся новые рычаги. А тех, кто ушёл с российского рынка, заменят другие.

Иван Пошастенков, президент ассоциации «Независимых производителей цемента», член рабочей группы ФАС:

Мировой вопрос углеродной нейтральности к нам уже не относится. Россия вышла из этого соглашения после начала СВО. Раньше эти нормы мы соблюдали по Парижской конвенции, сейчас все контакты и договорённости заморожены. К тому же Китай отказался соблюдать эти нормы. Доля «зелёной» энергетики у нас очень низкая и рост технологий может составить в перспективе от 1 до 5% в ближайшие 5 лет. Такие проекты в России нерентабельны. У нас это реализовывается через программу наилучших доступных технологий (НДТ), которые вводились по международным соглашениям. Но их уже никто не соблюдает. К примеру, автопроизводители сейчас снизили экологический класс до второго. Успехи у нас возможны только в развитии солнечной электроэнергетики, в запуске гидроэлектростанций.

В атмосферу чёрная металлургия выбрасывает до 25% пыли, содержащей метал и окись углерода от общего объёма этих веществ. Через производство металлургии в слой атмосферы попадает около 50% не переработанных окислов серы

Александра Моисеенко, заместитель генерального директора исследовательской ассоциации CENTERO:

В условиях наблюдаемых внешних ограничений может показаться, что активная в последние годы тема устойчивого развития «зелёных» технологий в России становится не так значима, как прежде. Тем не менее, российской экономике по-прежнему нужны такие проекты, и они всё ещё актуальны для российского бизнеса и металлургов. Да, это направление очевидно теряет в приоритетности, любые действия, проводимые с прежней активностью и интенсивностью, не будут восприниматься с той же степенью убедительности. Но в условиях, когда нет внешних требований и ориентиров, важно предъявлять их к самим себе. Речь здесь идёт о высоких критериях качества и эффективности. Российский бизнес это понимает.

Александр Перов, руководитель специальных проектов Фонда национальной энергетической безопасности:

С одной стороны, понятно, что из-за санкционных ограничений внедрять «зелёные» технологии российским металлургам будет сейчас сложно. С другой, на азиатских рынках также всё больше задумываются о ESG-принципах. Эко тренды приобрели глобальный характер и теперь все страны вынуждены будут учитывать их в своей деятельности. Несмотря на все нынешние экономические и внешнеполитические проблемы, российские компании, которые хотят работать с зарубежными партнерами, ни в коем случае не должны отказываться от «зелёной» повестки.

Конечно, вряд ли стоит в ближайшие годы ожидать, что Индия или Китай будут предъявлять к продукции российских металлургов какие-то завышенные требования в части экологии. Эти страны имеют свои планы, но во многом они ориентированы на то, чтобы продолжать работу на европейском рынке, где в скором времени, напомню, ожидается, внедрение трансграничного углеродного регулирования.

Что касается России, то санкции принесли ограничение доступа к технологиям, значительно ухудшили финансовое положение металлургических компаний. Поэтому им сейчас просто будет не до ESG-принципов. Впрочем, всё это будет компенсироваться громкими заявлениями и PR-деятельностью, которые должны будут убедить стороннего наблюдателя в обратном. Шансы на реализацию имеют только те «зелёные» проекты, которые находятся в высокой степени готовности. Старт новых, по всей видимости, будет отложен на неопределённый срок.

Егор Колыванов, независимый эколог:

Большая проблема — это нарушение поставок комплектующих для «зелёной» энергетики из Европы. Понятно, что заменить логистические цепочки можно через Китай, но на это потребуется время. Сейчас одним из перспективных ВИЭ являются микро-ГЭС мощностью до 25 МВт. Они не требуют создания водохранилищ. На Урале, в Поволжье и на Севере в 40–60-е годы было построено много таких ГЭС. Сейчас их можно было бы локально восстановить. Они помогли бы как металлургам (нужно смотреть, конечно, на удалённость от заводов), так и другим энергоресурсным производствам.


Больше оперативных новостей читайте в Telegram-канале @ПРОметалл.

Теги: алюминий, декарбонизация , Россия, НЛМК, ОМК, Рио Тинто, РУСАЛ

Последние публикации

27.09.2022

Против лома нет приёма
Дефицит сырья, низкие цены и спад производства — угроза для металлургов

27.09.2022

В какую цену алюминий
Fitch Ratings предсказывает падение стоимости «крылатого металла»

26.09.2022

«Полиметалл» ожидаемо огорчил
У компании низкие финансовые показатели и туманные перспективы

26.09.2022

Криминальная горнодобыча Африки
Мафия контролирует рынок колтана в ДР Конго