Четверг, Май 30, 2024
Куда дрейфует рынок меди

21.03.2024

Интриги / Тренды

Куда дрейфует рынок меди

Выгодно ли российским производителям уходить в высокие переделы?

Группа Creon продолжила серию отраслевых конференций мероприятием «Медь 2024». Как отметила модератор дискуссии, завкафедрой обогащения и переработки полезных ископаемых НИТУ МИСИС Татьяна Юшина, медь была первым металлом, которым когда-то овладел человек. А сейчас она вновь начинает играть важнейшую роль для человечества в связи с глобальным энергопереходом. В серии докладов говорилось о состоянии и перспективах как российского, так и мирового рынка этого сырья.

Надо отметить, что именно по меди Группа Creon конференцию проводила в первый раз. И опыт оказался успешным, участники получили массу интересной и полезной информации.

Как отметил в своём приветственном слове в начале мероприятия исполнительный директор Ассоциации «Горнопромышленники России» Анатолий Никитин, наша страна находится по добыче этого красного металла на шестом месте в мире (в начале списка стоят государства Латинской Америки: Чили, Перу). Но и это немало. 

Однако в последнее время выпуск меди в РФ не только не растёт, но даже продемонстрировал тенденцию к снижению. В том числе за счёт остановки «Норильским никелем» выпуска меди на Кольской ГМК. Ввод в строй в прошлом году Удокана в Забайкалье пока не переломил эту тенденцию.


фото организаторов конференции

Исполнительный директор Ассоциации «Горнопромышленники России» Анатолий Никитин.

фото организаторов конференции

Вместе с тем, как заявил основатель и глава Creon Group Фарес Кильзие, «спрос на медь на Юге и на Востоке имеет долгосрочную тенденцию к росту, так как медь относится к наиболее активно используемым металлам и имеет очень широкий спектр потребления. Растёт динамика ВВП данных регионов, растёт и стоимость металла. Согласно аналитическим данным Газпромбанка на 2022 год, по балансовым запасам месторождений меди Россия занимает третье место на Земле: 91,4 миллиона тонн. Поэтому цифра добычи в 900 тысяч тонн для России скромная».

У многих в зале и в кулуарах возникал вопрос, что ждёт проект по выпуску катодной меди на строившемся гидрометаллургическом заводе на Удокане (по плану он должен был заработать в середине 2024 года, но его цеха уничтожил зимой сильный пожар).

Задать его напрямую представителям компании «Удоканская медь», правда, не представлялось возможным: они не участвовали в конференции (в отличие, например, от «Норникеля»). Выступавший с докладом генеральный директор исследовательской группы «Инфомайн» Игорь Петров резонно предположил, что сульфидный концентрат на Удокане будут выпускать, пожар тут ничего не изменит, а вот выпуск чистой меди откладывается на более далёкую перспективу.


фото РИА Новости

Добыча меди в России развивается, но не такими быстрыми темпами, как хотелось бы.

фото РИА Новости

Выступавший на одной из сессий Роман Шамордин из «Росгеолэкспертизы» привёл статистику, согласно которой в России выдано 279 лицензий на медь, но добычных из них только 41 (14 процентов), остальные на геологоразведку. При этом в нераспределённом фонде у «Роснедр» осталось всего 8 объектов, что говорит о необходимости активизации поисковых работ на этот металл.

Выступавшие отмечали, что в стране «на подходе» несколько новых медных месторождений — это, в частности, Малмыжское, которое при выходе на проектную мощность должно дать порядка миллиона тонн медного концентрата. Заработать оно должно уже в нынешнем году. 

Вместе с тем, не вполне понятны сроки ввода в эксплуатацию тувинского медно-порфирового месторождения Ак-Суг (его сроки ввода несколько раз уже сдвигались), и нет полной ясности с финансированием разработки площади Баимская на Чукотке. Для нормального функционирования проекта необходимо построить новый порт, но «Росатом» говорит о том, что ему на эту стройку не хватает 14,9 миллиарда рублей. 

Окончательно объёмы инвестиций участники проекта так между собой ещё не разделили. Но, как бы то ни было, подготовка к освоению Баимской и Ак-Суг идёт уже много лет, а что может последовать за ними? Исследователи из ВИМС полагают, что будущее, возможно, за месторождениями с медно-порфировыми рудами.


фото организаторов конференции

Участники получили массу интересной и полезной информации.

фото организаторов конференции

Довольно подробно участники обсудили мировые цены на медь. Как отметила аналитик Центра экономического прогнозирования Газпромбанка Валерия Багишвили, в 2023 году цена на данный металл продемонстрировала заметную волатильность, и в целом не оправдала ожиданий её высокого роста. «Не справился» в первую очередь Китай, который не дал высоких темпов потребления. В то же время у российских поставщиков усилились проблемы со сбытом западным потребителям, о чём, в частности, свидетельствует рост запасов российской меди аж в два с половиной раза в течение года на Лондонской бирже металлов.

В целом интересно посмотреть на изменение структуры российского экспорта в последние два года по странам. Российским производителям меди удалось переориентировать в последние два года экспортные потоки, что не может не радовать. До СВО половина экспортных поставок шла в западные государства, теперь около 50% уходит в Китай и больше 20% на Ближний Восток. 

Активно заявил о себе такой «потребитель» нашей меди, как африканское государство Марокко, но выступавшие отмечали, что реально в статистике оно появилось из-за порта Танжер, который активно осваивает один из участников «большой тройки» производителей меди «Норильский никель», и выступает североафриканская страна в реальности не как конечный потребитель, а как логистический хаб.


фото из открытых источников

Выплавка меди.

фото из открытых источников

С подробным докладом выступил заместитель директора департамента металлургии и материалов Минпромторга РФ Константин Федоров. «Про металл» не мог упустить случай задать ему вопрос: не сложился ли в отрасли перекос, когда увеличение мощностей по производству чистой меди отстаёт от ввода в эксплуатацию новых месторождений? К тому же новые крупные медные месторождения открывают на Дальнем Востоке и в Сибири, а большинство медеплавильных заводов (если не брать производство «Норникеля») сосредоточены географически сильно западнее? И в результате наши компании экспортируют медный концентрат, а не продукцию более высоких переделов, которые могли бы приносить больше выручки?

Константин Фёдоров отметил, что Министерство стремится стимулировать выход металлургических предприятий в более высокие переделы. В том числе это касается и медной отрасли.

«Потребление меди смещается на Восток, в Китай, страны АТР. Экономика для каждого инвестиционного проекта — она своя. Зачастую компаниям сегодня удобнее и выгоднее экспортировать именно концентрат, чем катодную медь. Давайте учитывать, что чем выше стоимость товара, тем сложнее выигрывать с ним конкуренцию на рынке. На премиальных рынках — в США или Западной Европе — можно было находить потребителей на высокопередельную продукцию. Но на данный момент это направление для нас закрывается. А Китай больше ждёт от нас сырья, — пояснил представитель Минпромторга. 

фото организаторов конференции

Заместитель директора департамента металлургии и материалов Минпромторга РФ Константин Федоров.

фото организаторов конференции

— Если инвесторы не видят перспективы сбыта, то они и заводы строить новые не будут. Тем не менее, мы понимаем важность на перспективу развития производства высоких переделов, понимаем необходимость стимулирования ввода новых мощностей. В частности, хотим использовать для стимулирования процесса меры таможенного тарифного и нетарифного регулирования, ограничивать экспорт продукции низких переделов и поощрять экспорт товаров с высокой добавочной стоимостью. 

Сейчас мы обсуждаем проект о том, что, возможно, в 2025 году мы сохраним существующие пошлины на экспорт концентратов и попробуем одновременно их снизить для катодов, сохранив нулевые ставки для продуктов высокого передела. Это пока только план, и мы понимаем, что его реализация может отразиться на экономике действующих проектов, нужен взвешенный подход...

Вместе с тем, мы с коллегами из других отраслей хотим стимулировать внутреннее потребление металла внутри страны. Тут основным драйвером должна быть кабельная продукция (она сегодня даёт 70% всего внутреннего потребления меди), но и на другие направления нужно смотреть — на машиностроение, например. Тогда и новые медеплавильные мощности будут вводиться в строй», — пояснил Константин Фёдоров.

По итогам медной конференции сложилось впечатление, что разговор этот нужен отечественной цветной металлургии. Так что хотелось бы, чтобы это мероприятие стало регулярным.


Алексей Василивецкий


Больше оперативных новостей читайте в Telegram-канале @ПРОметалл.

Теги: медь, Москва, Конференция

Последние публикации

30.05.2024

Три века электромобилей в России (Часть вторая)
Почему автопром выказал любовь к электричеству?

30.05.2024

Почему российский титан пока невозможно заменить?

Западные страны продолжают импортировать «крылатый металл» из РФ

29.05.2024

Три века электромобилей в России (Часть первая)
Почему автопром выказал любовь к электричеству?

29.05.2024

В освоении богатств Попигайского кратера может помочь Беларусь
Сибирские учёные очень на это рассчитывают