Воскресенье, Июль 21, 2024
Александр Царев: «В этом году у нас не было ни одного заказа от застройщиков торговых центров»

21.12.2023

Люди / Менеджеры

Александр Царев: «В этом году у нас не было ни одного заказа от застройщиков торговых центров»

ЗМК МАМИ столкнулся с трудностями сертификации при импортозамещении

1000 тонн металлоконструкций для «Русской картошки», участие в строительстве самого большого логистического терминала в мире, загруженность заказами до весны 2024 года и нехватка рабочих рук — вот лишь некоторые достижения и проблемы уходящего года для подмосковного завода металлоконструкций МАМИ, о которых в эксклюзивном интервью изданию «Про Металл» рассказал генеральный директор предприятия Александр Царев.

— Александр Валерьевич, давайте начнём с наболевшего. С началом санкционной войны российской промышленности пришлось в экстренном порядке решать вопросы импортозамещения сырья, оборудования, технологий. В ряде случаев это стало причиной срыва сроков поставок и сдачи объектов. Вы тоже столкнулись с этими проблемами?

— Да, у нас случалось, например, что в проекте, за реализацию которого мы взялись, было предусмотрено использование импортной стали, поставки которой остановились из-за санкций. Логично вставал вопрос о поиске отечественного аналога со сходными характеристиками. И вот тут главная проблема, с которой мы столкнулись, заключалась в сложностях сертификации найденных или специально разработанных аналогов. В частности, некоторые стали с нужным набором параметров нашими металлургами уже освоены и выпускаются, но под другими марками, на которые пока отсутствует сертификация. Получается, что её нельзя использовать, так как нет документального подтверждения тому, что это та же продукция, которую заказчик хотел изначально видеть в проекте. Вторая сложность при импортозамещении заключается в том, что некоторые виды стали наши металлурги не производят уже 20–30 лет, и это производство сейчас нужно просто восстановить.

— Что с этим можно сделать, на Ваш взгляд?

— Металлургам нужно просто получить сертификаты, на что необходимо время. Возможно, не все производители хотят этим заниматься в связи с незначительными объёмами заказов дефицитной продукции. Остаётся надеяться, что с ростом спроса в рамках импортозамещения металлурги займутся и сертификацией, и выпуском давно забытой, но ныне востребованной продукции. В частности, речь о высокопрочных видах стали, которые используются в агрессивных средах с точки зрения температуры и нагрузки. Сегодня в России сложно найти именно такую сертифицированную продукцию.

Гендиректор ЗМК МАМИ Александр Царев окончил Московский государственный университет инженерной экологии (МГУИЭ, МИХМ). Является соавтором аттестованной технологии сварки высокопрочной стали

— Обращаетесь ли вы к услугам субподрядчиков и в каких случаях? Эти взаимоотношения как-то поменялись за последние полтора года?

— Да, это случается. В основном мы привлекаем субподрядчиков, когда речь идёт о механической обработке металла и нужна токарная или высокоточная фрезерная обработка. У нас самих тоже есть соответствующее оборудование, но оно рассчитано на строительные конструкции. А когда поступает заказ на уникальные изделия, мы обращаемся к партнёрам, которые специализируются на нужном сортаменте. И надо сказать, что санкции внесли свои коррективы. В последнее время мы явно чувствуем, что те, кто занимается механической обработкой стали, тоже перегружены заказами: у них удлинились сроки производства, появилась очередь.

— Ощутили ли вы дефицит станков, материалов, абразивов? Смогли ли заместить европейское и американское оборудование азиатским?

— Дефицит всего этого действительно мы ощутили, пришлось оперативно справляться с этой ситуацией. Некоторые детали мы научились делать сами, какие-то заказываем у механообработчиков. Например, две ключевые детали для компрессорного оборудования для нас изготавливают методом 3D-печати российские производители. И резиновые прокладки, которые раньше ввозились из Республики Корея, сегодня нам продаёт отечественная профильная компания. Мы обсудили с ними необходимые параметры, и они производят аналоговую продукцию, которая нас устраивает.

Да, многое необходимое можно спокойно купить на азиатских рынках, но там увеличились цены, поменялись сроки и условия логистики. К тому же производители из КНР теперь жёстче контролируют, куда будет поставляться их продукция, так как стараются избежать вторичных санкций. Появились сложности и с переводом денежных средств в Китай. Поставщики принимают оплату в основном в юанях или долларах, но долларовые переводы сейчас достаточно сложно сделать, а в юанях срок поступления денег растягивается на неделю.

— А параллельный импорт не стал панацеей?

— Вначале мы рассматривали такой вариант для запчастей и оборудования. Но в итоге выходила слишком большая стоимость, из-за чего такой вариант стал выглядеть экономически нецелесообразным. Поэтому мы нашли тех, кто сможет всё производить внутри России. Да, не с первого раза получилось, но итогом мы довольны.

ЗМК МАМИ с 2010 года производит металлоконструкции для строительных компаний. Среди заказчиков — московский метрополитен, промышленные предприятия Крайнего Севера, ГЭС, застройщики бизнес-центров, объектов культуры, парков развлечений в РФ

— Как сегодня развиваются отношения производителей металлоконструкций и застройщиков? Есть ли у вас ощущение, что строительная отрасль стала использовать больше металла для возведения зданий и сооружений?

— В целом не скажу, но потребление изделий из металла и проката, изготовленных на нашем заводе, только за I полугодие текущего года выросло на 20%. Уверен, что цифры по году тоже будут со знаком плюс, так как спрос не охладевал и в последующие месяцы. Новые заказы у нас расписаны до весны 2024 года.

— Кто ваши основные потребители? Это компании внутреннего рынка, или вы поставляете изделия из металла и за рубеж?

— В основном наши потребители — это отечественные средние и крупные строительные компании, предприятия ТЭК, застройщики промышленных объектов, коммерческой недвижимости. Хочу заметить, что в этом году у нас не было ни одного заказа от застройщиков торговых центров, зато развивается складская инфраструктура. Мы поставляли металлоконструкции для самого большого логистического комплекса в мире в Усть-Луге (Lugaport) и для модульных складов «Русской картошки». Также выполнили заказы «Мегафона», «Северстали» и «Промсвязьбанка». В уходящем году наша продукция была востребована по всей стране: от Подмосковья до Крайнего Севера.

— Сейчас очень активно строится Москва, появляются новые станции метро. Вам удалось воспользоваться этим внезапно растущим спросом?

— Ранее мы действительно поставляли металлоконструкции для станций «Авиамоторная», «Саларьево», «Нижегородская». В этом году тоже могли бы браться за заказы для строящихся станций, но нам пришлось отказаться от новых проектов в связи с перегруженностью производственных мощностей.

Среди проектов ЗМК МАМИ фермы и пролёты «Дома культуры ГЭС-2», Патриарший мост в Москве по проекту итальянского архитектора Ренцо Пиано, конструкции и стальные ворота для башни «Эволюция» в Москва-сити.  Также завод участвовал в крупных федеральных проектах «Ямал СПГ», «Арктик СПГ-2», Омский НПЗ

— Что из вашей продукции в первую очередь востребовано на рынке? Есть ли спрос на передовые технологии и новые виды металлоконструкций?

— Мы сейчас активно осваиваем взрыво- и огнезащитные ограждающие конструкции для крупных зданий, в том числе для морских платформ. Этот сегмент очень востребован сегодня, и мы успели его полностью освоить. Также мы наладили производство сельскохозяйственной техники, причём на собственной научно-производственной базе. При этом мы активно по другим направлениям сотрудничаем с рядом российских НИИ, лабораториями МГСУ и другими подрядчиками, которые делают под наши заказы, например, разработки по пожарной части.

— Работаете ли вы с цветными металлами? И если да, то какие изменения происходят с их поставками и использованием?

— На 80% наше производство ориентировано на изделия из чёрных металлов, и только 10–15% приходится на алюминий и нержавейку. Поставки «крылатого металла» из Европы прекратились, остался только российский и китайский, но, опять же, с увеличенными сроками поставок. Если раньше европейский алюминий нам привозили под заказ за 20–25 дней, то сейчас иногда приходится ждать около двух месяцев поставок от «Русала».

— Это обусловлено проблемой узости транспортных коридоров и дефицитом подвижного состава или другими факторами? Какой тип доставки для вас оптимален?

— Нашу продукцию целесообразно доставлять автотранспортом на расстояния от 1500–1700 км от производства, поэтому мы пользуемся в основном автомобильной доставкой. За последнее время мы ощутили разве что её удорожание более чем в два раза. Хотя доступность автомобилей осталась на прежнем уровне. Конечно, иногда приходится использовать и другие варианты, так как география наших потребителей в былые годы простиралась до Чукотки. В 2023 году самую дальнюю поставку мы осуществили для «Норильского никеля» — морем через Архангельский порт.

Особое внимание ЗМК МАМИ уделяет сварочному процессу на производстве. Все специалисты по сварке имеют профильное образование, сертификаты НАКС, постоянно проходят повышающее квалификацию обучение. В совершенстве владеют MIG, TIG, MAG. Возможна сварка нержавеющей стали и алюминия

— А как обстоят дела с кадрами? Хватает ли квалифицированных специалистов для разработки новых технологий и решения других актуальных задач?

— С инженерами и ИТР ситуация стабильная, а вот рабочих рук постоянно не хватает. Есть дефицит сварщиков, сборщиков, операторов станков, разнорабочих. Нашему производству постоянно нужны квалифицированные кадры, и у нас есть программа как удержания специалистов, так и подготовки новых сотрудников. Для сокращения текучки используются в том числе и программы нематериальной мотивации, и улучшение условий труда. Специализированная программа по подготовке новых кадров тоже есть, но она не очень ёмкая: одновременно мы можем обучать по два человека на каждую вакансию. В итоге приходится сталкиваться с дефицитом рабочих кадров не только из-за роста нашего производства, но и по причине самой ситуации на рынке труда. В России появляются новые производства, и они, насколько я знаю, все загружены. К тому же у нас нет программы поднятия престижа рабочих специальностей на уровне государства.

— Если говорить о материальной мотивации: насколько ощутимо выросли зарплаты в вашей компании?

— Мы подсчитали, что за два года разным своим специалистам мы подняли заплату на уровень от 30% до 60%. При этом недостаток квалифицированных рабочих на нашем производстве всё равно составляет 10–13% — это довольно высокий процент, который мы стараемся снижать разными способами.

— В заключение расскажите, пожалуйста, о самых запоминающихся проектах завода, реализованных в последнее время.

— Во-первых, я очень горд, что мы развиваем, как я уже говорил, два новых продукта: взрывоогнезащитные конструкции и сельхозтехнику. Вижу хорошие перспективы и в одном, и в другом. По трём позициям взрывоогнезащитных конструкций наша продукция уникальна для России, такого не делает никто. И по сельхозтехнике тоже есть эксклюзивный продукт, который мы планируем поставлять на экспорт.

Секрет завода в кадровой политике. У ЗМК МАМИ достаточно молодой коллектив, сотрудники не боятся экспериментировать и даже придумывать собственные технологии. Благодаря этому предприятие берётся за самые сложные заказы, от которых отказались конкуренты, и успешно их реализует

Во-вторых, в этом году мы произвели 1000 тонн металлоконструкций для производственных помещений и складов компании «Русская картошка». Уникальность этого заказа заключается в том, что было найдено интересное решение, позволяющее достраивать уже готовое здание. Такой конструктор удобен для заказчика: по мере роста производства появляется возможность достраивать склады и цеха, что возможно только при использовании металлоконструкций.

Третий предмет гордости из наших свежих проектов — это ледовый дворец для хоккейного клуба «Сталкер» в Москве, где было использовано смелое архитектурно-инженерное решение для поддержания кровли: 24 фермы длиной по 36 метров получились лёгкими и изящными за счёт изогнутого профиля, но вместе с тем эти конструкции очень надёжные, так как выполнены из высокопрочной стали.

Записал Дмитрий Смирнов

Больше оперативных новостей читайте в Telegram-канале @ПРОметалл.

Теги: вакансии, дефицит , зарплаты, импортозамещение, кадры, металлокаркас, санкции, сталь, стройка, юань, Царев А., Москва, Россия, Интервью, МАМИ, Норникель, Русал

Последние публикации

20.07.2024

День металлурга сделает это лето более жарким
Петь, танцевать и отдыхать будут почти по всей стране

19.07.2024

Китай признал алюминий РУСАЛа «зелёным»

Компания прошла сертификацию по стандартам Green Power Aluminium Certification

19.07.2024

Производству «новых материалов» в России прочат стремительный рост
Кто может сегодня в России его обеспечить?

18.07.2024

Что дарят на День металлурга?
В тренде советские агитплакаты, но и набору для бани мужчины будут рады