Среда, Сентябрь 28, 2022
Почему кокс стал проблемой для китайской металлургии

29.07.2022

Аналитика / Китай

Почему кокс стал проблемой для китайской металлургии

Инсайдеры и аналитики разбираются в причинах

Чжунго Ецзинь баошэ — официальный сайт Китайской металлургической газеты публикует материал своего обозревателя Ло Чжунхэ о том, почему коксующийся уголь сегодня представляет трудности для производственной цепочки сталелитейной промышленности. Приводим перевод этого материала.

Начиная с прошлого года, коксующийся уголь стал объектом пристального внимания и интереса №2 после железной руды, рост его цен ошеломляет. К примеру, в предыдущие годы цена на коксующийся уголь 10 марки (М10) долгое время колебалась на уровне 1000 юаней за тонну, а в прошлом году стала резко расти: в 2021 цена поднялась с 1488 юаней за тонну (8 января) до нового исторического максимума в 4140 юаней за тонну (17 сентября). 

А после этого вновь упала, достигнув цены около 2400 юаней за тонну в конце прошлого года. С начала этого года цена продолжала расти, в конце апреля она достигла 3533 юаня за тонну. Далее произошла коррекция рынка, после чего цена снова составила 2758 юаней за тонну (15 июля).

Проблема чрезвычайно высоких цен на коксующийся уголь стала ещё более очевидной, особенно после существенного снижения цен на сталь в мае. Хотя в настоящий момент цена на коксующийся уголь понизилась, она всё ещё остаётся на исторически высоком уровне, а его доля в себестоимости производства стала равна или даже больше доли железной руды (ранее составляла всего около ½ доли железной руды). 

Это стало большой проблемой для сталелитейных и коксохимических компаний, а также одной из основных причин, по которым на данный момент сталелитейные и коксохимические компании терпят убытки.


Высокие цен на коксующийся уголь стали большой проблемой для сталелитейных и коксохимических компаний.

Соперничество между тремя звеньями цепочки: углём, коксом и сталью — обострилось, отрасли являются контрастными противоположностями

Сотрудник, осуществляющий закупки на одном из сталелитейных заводов на юго-западе Китая, сообщил корреспонденту нашей газеты, что в течение прошлого года цена на коксующийся уголь стремительно выросла, долгое время держалась на высоком уровне и была далека от нормального ценового диапазона, особенно на уголь с низким содержанием серы и первосортный коксующийся уголь. 

К примеру, цена на низкосернистый уголь из уезда Аньцзэ в середине прошлого сентября достигла нового исторического максимума и составила 4600 юаней за тонну, после чего снова упала. В конце мая текущего года цена всё ещё достигала 3000 юаней за тонну, её рост составил 100% по сравнению с началом 2021 года (1500 юаней за тонну). 

Несмотря на то, что к концу июня этого года цена относительно предыдущего периода снизилась на 200 юаней за тонну, она всё ещё находится на высокой отметке в 2800 юаней за тонну.

Значительный рост цены на коксующийся уголь ещё больше увеличил издержки сталелитейных заводов, чем железная руда. Исходя из расчёта, что на производство 1 тонны твёрдого кокса требуется 1,3 тонны коксующегося угля, а на отлив 1 тонны стали — 0,5 тонны кокса, одно лишь только повышение цен на коксующийся уголь (сравнение цены 15 июля этого года с ценой в начале 2021 года) приводит к росту себестоимости 1 тонны стали на 825,5 юаней. 

По сравнению с ценой прошлых лет, находящейся в диапазоне 1000 юаней за тонну, увеличение производственных затрат на тонну стали превысит 1100 юаней. По словам сотрудника, сейчас на его заводе доля кокса в себестоимости тонны стали достигла 38% и превысила долю железной руды, составляющую 32%. 

Он подчеркнул: «несмотря на то, что наш сталелитейный завод вовремя отрегулировал свою стратегию закупок благодаря пристальному наблюдению за ситуацией на рынке, продолжает оптимизировать устройство угольных шахт, разворачивает мероприятия по совместным закупкам для сталелитейных заводов области и т. д., с начала прошлого года объём повышения себестоимости коксующегося угля всё так же составляет 72% (за аналогичный период рост цены составил 85%)».


Значительный рост цены на коксующийся уголь увеличил издержки сталелитейных заводов в Китае.

Согласно подсчётам Китайской ассоциации металлургической и сталелитейной промышленности, в мае текущего года средняя закупочная цена коксующегося угля для сталелитейных предприятий составила 2649 юаней за тонну (без учёта налогов, далее по аналогии), что на 1248 юаней за тонну больше, чем в аналогичном периоде прошлого года. Рост цен составил 89%. 

В месячном исчислении, коксующийся уголь стал единственным сырьём для производства стали, закупочная цена которого в мае выросла на 64 юаня за тонну, а прирост цены по сравнению с прошлым месяцем составил 2,48%. Цены на сырьё в добывающей отрасли находятся на высоком уровне, а спрос на рынке сбыта не соответствует ожиданиям. Дисбаланс между спросом и предложением сдерживает цены на стальной прокат. 

Согласно статистике Китайской ассоциации металлургической и сталелитейной промышленности, в мае цена реализации стального проката внутри страны составила 4788 юаней за тонну (5411 юаней за тонну, включая налоги). Снижение по сравнению с аналогичным периодом составило 445 юаней за тонну или 8,5%; снижение по сравнению с предыдущем месяцем — 112 юаней за тонну, или 2,29%.

 Цены на топливо остаются высокими, а на сталь продолжают падать. Огромный разрыв между двумя показателями привёл к резкому снижению эффективности сталелитейных заводов и постоянному увеличению доли убыточных предприятий. 

Согласно статистике Ассоциации, с января по май общая сумма прибыли её членов упала на 50,49% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, а доля убыточных предприятий существенно возросла и достигла 23,91%, что на 19,57 процентных пункта больше, чем в аналогичном периоде прошлого года.


Доля убыточных предприятий в Китае существенно возросла и достигла 23,91%.

Сверхприбыль от коксующегося угля сопоставима с прибылью от импорта железной руды. Инсайдер в отрасли сообщил корреспонденту газеты: независимо от того, сколько прибыли от коксующегося угля было получено в прошлом году, сравнивая текущую цену в 2420 юаней за тонну с ценой в 1094,8 юаней за тонну в начале прошлого года, одно только повышение цены приносит огромную сверхприбыль более чем 1300 юаней за тонну. 

Согласно данным Национального бюро статистики, с января по май в угледобывающей и углеобогатительной промышленности получена прибыль в размере 448,94 млрд юаней, что на 174,7% больше, чем в предыдущем году, а операционная норма прибыли достигла 27,09%. За тот же период реализованная прибыль от выплавки чёрных металлов и прокатной промышленности составила 80,2 млрд юаней, что на 64,2% ниже по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. 

Прибыльность составила всего лишь 2,13%. Можно сказать, что металлургическая и каменноугольная отрасли сейчас представляют собой две противоположных крайности.

Несколько сталелитейных компаний сообщили нашему корреспонденту: на данный момент обстановка не меняется, напротив — усугубляется с каждым днём, ситуация на рынке стали и каменноугольного кокса обострилась. Сейчас, хотя цены на кокс в добывающей промышленности корректируются, однако они всё ещё находятся на исторически высоком уровне — около 2400 юаней за тонну. 

Часть коксогазовых заводов пребывает в убыточном состоянии, которое удаётся держать под контролем лишь за счёт снижения производства и ограничения выпуска продукции, но не за счёт снижения цен. Сталелитейным заводам, расположенным ниже по производственной цепочке, приходится принимать высокие цены на кокс, поэтому они продолжают терпеть убытки.

Размеры убытков большей части сталелитейных предприятий достигают 300–500 юаней на тонну стали. Согласно нашему исследованию, на прошлой неделе (11–15 июля) доля прибыли 274 сталелитейных заводов составила всего 13,85% (на 68,83% меньше, чем в аналогичный период предыдущего года) и приблизилась к уровню рентабельности 2015 года.


Сталелитейным заводам приходится принимать высокие цены на кокс, поэтому они продолжают терпеть убытки.

Факторы, вызвавшие резкий скачок цен на коксующийся уголь

Ряд инсайдеров в отрасли проанализировали ситуацию, связанную с высокими ценами на коксующийся уголь, и поделились своими мнениями с корреспондентом — существуют как объективные, так и субъективные причины.

Во-первых, из-за неоднократных обострений эпидемиологической ситуации, осуществления глобальной политики валютного стимулирования, конфликта России и Украины, повышения процентной ставки ФРС США и прочих факторов, цены на биржевые товары значительно увеличились, что повлекло за собой и значительный рост цен на коксующийся уголь.

Вторая причина связана со структурой угольной промышленности Китая. Высококачественный коксующийся и жирный уголь внутри страны преимущественно сосредоточен в провинции Шаньси и Внутренней Монголии, а сталелитейные и коксовые заводы рассредоточены по 20 провинциями. Таким образом, сегодня могут возникать несоответствия, что создаёт напряжённость спроса и предложения.

В-третьих, после окончания производственных ограничений из-за отопительного сезона и Зимней Олимпиады металлургические предприятия увеличили производство во II квартале, рассчитывая на высокий спрос на сталь благодаря политике устойчивого роста. Производство чугуна достигло нового исторического максимума в мае, составив 80,489 млн тонн, что больше, чем в аналогичный период прошлого года на 2%. Это ещё больше усилило напряжённость спроса и предложения на сырое топливо, в частности на коксующийся уголь.

 В-четвёртых, угольная промышленность обладает высокой отраслевой концентрацией. Сегодня объёмы производства 14 крупнейших угольных баз Китая составляют 96,6% от общего объёма производства всей страны, а добыча сырого угля в восьми главных добывающих провинциях превышает 100 млн тонн. 

Объём добычи только лишь таких провинций, как Шаньси и Внутренняя Монголия, в общем исчислении составляет около 55%. 

В то же время сталелитейная и коксовая промышленности имеют низкий уровень отраслевой концентрации, металлургические и коксохимические предприятия не обладают достаточным влиянием внутри отрасли. Ограничение производства и сохранение уровня цен стали обыденными инструментами решения проблем.



Угольная промышленность обладает высокой отраслевой концентрацией, тогда как про металлургию такого не скажешь. Металлургические предприятия разбросаны по всему Китаю.

В-пятых, из-за эпидемии, политических факторов и коммерческих рисков, торговля и импорт коксующегося угля подверглась ограничениям. В частности, из-за разницы цен на китайский и зарубежный уголь ускоряется перетекание внешних угольных ресурсов на европейские, индийские, японские и корейские рынки. 

Экспорт монгольского коксующегося угля оставался на низком уровне под влиянием эпидемии, а экспорт российского угля сократился из-за санкций, направленных на систему международных расчётов, что привело к стремительному снижению импорта угля в Китай по сравнению с предыдущими годами, дальнейшему усугублению дисбаланса спроса и предложения.

В-шестых, частота исполнения обязательств по долгосрочным соглашениям довольно низкая. Это также является одной из причин сохранения высоких цен на коксующийся уголь. Представитель крупной сталелитейной компании сообщил репортёру Китайской металлургической газеты, что к настоящему моменту основные угольные шахты имеют низкую частоту исполнения долгосрочных соглашений по коксующемуся углю со сталелитейными заводами. 

Например, заводы компании получают лишь около 80% сырья. В результате борьба между предприятиями за долгосрочные соглашения по коксующемуся углю стала более ожесточенной, что подтолкнуло цены на уголь к росту.

Седьмая проблема заключается в том, что крупные государственные каменноугольные предприятия устанавливают цены с помощью онлайн аукционов, т.е. тот, кто предложит наивысшую цену, получает контракт. Это ещё одна причина высоких цен на коксующийся уголь и угольную пыль. 

Сталелитейная компания из провинции Шаньси сообщила нашему репортёру, что из-за плохого контроля за покупателями возникают ситуации, когда трейдеры, участвующие в аукционе, никак не связаны с производящей отраслью. Таким образом стало больше спекуляций, что ещё больше взвинтило цены.


Спекулянты тоже играют не последнюю роль в ценообразовании в Китае.

Кроме того, инсайдер из отрасли полагает, что причины для «раздувания» рынка также присутствуют. В условиях напряжённого баланса спроса и предложения на коксующийся уголь, ряд продавцов и углеобогатительных фабрик, конкурируя за уголь и пытаясь им запастись, вызвали панику на рынке, тем самым подтолкнув цены вверх, что вызвало дисбаланс распределения прибыли в производственной цепочке. 

Всё это привело сталелитейные и коксовые предприятия к убыткам, что было крайне тяжело для них.

Необходимо создать «сообщество единой судьбы» для коксовых предприятий, чтобы осуществлять здоровое и скоординированное развитие производственной цепочки. Менеджер по закупкам одного сталелитейного завода на северо-западе Китая сообщил нашему корреспонденту, что в мае цена на стальную продукцию их завода упала примерно на 700 юаней за тонну, но цены на импортируемую железную руду по-прежнему высокие и находятся в районе 110–140 долларов за тонну; цены на кокс держатся на уровне 3100 юаней за тонну, а размеры убытков на тонну стали составили 400–500 юаней. 

Прибыли в производственной цепочке перешли от сталеплавильных и коксогазовых заводов к угольным шахтам, железным рудникам и прочим сырьевым предприятиям. Распределение прибыли столкнулось с серьёзной деформацией, что не способствует здоровому и скоординированному развитию сталелитейной промышленности.

Многие производители в отрасли выдвинули ряд разумных предложений касательно стимулирования здорового и скоординированного развития угольной и коксохимической промышленности.

Во-первых, предполагается, что государство должно включить коксующийся уголь и угольную пыль в программу по обеспечению поставок и стабилизации цен. Ожидается, что соответствующие государственные органы одновременно с регулированием и контролем цен на энергетический уголь осуществят надлежащий контроль за рынком металлургического угля, чтобы избежать коммерческие риски, которые высокое колебание цен на коксующийся уголь и прочее сырое топливо может нанести сталелитейным предприятиям. 

Соответствующим государственным ведомствам предлагается призвать предприятия к дальнейшему высвобождению производственных мощностей, обеспечить стабильность баланса спроса и предложения на рынке, вернуть цены в разумные рамки для выживания сегмента переработки и сбыта металлургической отрасли, создания выгодных внешних условий для нормального развития и модернизации промышленности.


Государство должно включить коксующийся уголь и угольную пыль в программу по обеспечению поставок и стабилизации цен.

Во-вторых, необходимо призвать угольные предприятия надлежащим образом следовать контрактам и честно исполнять свои обязательства по долгосрочным соглашениям.

В-третьих, нужно предложить соответствующим государственным органам обратить внимание и проконтролировать систему аукционов, использующуюся крупными государственными каменноугольными предприятиями; стандартизировать порядок проведения таких аукционов; подвергать квалификационной проверке участников торгов; предотвращать несанкционированное участие и раздувание цен. 

Каменноугольным предприятиям рекомендуется не позволять неквалифицированным коммерсантам участвовать в аукционах, а наоборот предлагать большему количеству конечных клиентов присоединяться к торгам.

Кроме того, специалист по закупкам одного сталелитейного завода сообщил нашему корреспонденту о предложении включить угольную пыль и прочее сопутствующее коксующемуся углю сырьё в категорию товаров для долгосрочных соглашений. Он также сказал, что в действительности цены на угольную пыль с прошлого года тоже значительно выросли и даже превысили цены на коксующийся уголь. 

Он надеется, что компании смогут определять свою политику продаж в соответствии с себестоимостью добычи сырья, чтобы рационально осуществлять ценовой контроль и предотвратить влияние колебания цен на сталелитейные предприятия.

Резюмируя, производители единогласно призвали все предприятия цепочки угольной, коксохимической и металлургической промышленности усовершенствовать свою политику, укрепить понимание общности интересов, реализовать обеспечение поставок и стабилизацию цен на национальном уровне, построить «сообщество с единой судьбой», добиться здоровой конкуренции и рационального распределения прибыли, совместно отстоять нормальное и скоординированное, устойчивое развитие производственной цепочки. 

В конце концов, значительный дисбаланс распределения прибыли в промышленной цепочке не должен более сохраняться, ведь рано или поздно каждое производственное звено подвергнется его воздействию. Поэтому о повышении мощностей производственной базы и уровня модернизации промышленной цепочки не приходится говорить вовсе.

От редакции. Вот что удивило в этой публикации, так это тот факт, что на китайских металлургических комбинатах есть свои инсайдеры. Признаться, мы думали, что в Поднебесной это явление вряд ли может иметь право на существование. Уж очень там все четко и по распорядку. Ан нет! И в Китае есть эксперты на предприятиях, которые предпочитают оставаться инкогнито.


Больше оперативных новостей читайте в Telegram-канале @ПРОметалл.

Теги: кокс, уголь, Китай

Последние публикации

28.09.2022

Америка уходит под воду
В США одобрили разработку глубоководных месторождений

27.09.2022

Против лома нет приёма
Дефицит сырья, низкие цены и спад производства — угроза для металлургов

27.09.2022

В какую цену алюминий
Fitch Ratings предсказывает падение стоимости «крылатого металла»