Воскресенье, Июль 21, 2024
Золотодобытчики стали инвестировать в добычу меди

16.01.2024

Аналитика / Горнодобыча

Золотодобытчики стали инвестировать в добычу меди

Прибыль от золота вкладывается в разработку медных месторождений

Издание The Wall Street Journal (США) констатирует, что цены на золото установили новый абсолютный рекорд. Золотодобытчики, разумеется, этому рады, но при этом большую часть своих непредвиденных доходов они реинвестируют в разработку месторождений меди.

От центральной Мексики до австралийской глубинки золотопромышленники во главе с гигантами отрасли, Newmont (США) и Barrick Gold (Канада), активно вкладываются в добычу меди, чтобы войти на перспективный рынок товара, жизненно важного для глобального энергетического перехода. Действительно, элемент №29 таблицы Менделеева необходим для производства электромобилей, ветряных турбин и систем преобразования солнечной энергии в электрическую.

Как сообщил инвесторам Марк Бристоу, генеральный директор Barrick Gold, компания стремится стать «крупнейшим производителем меди», построив предприятие в Пакистане и расширив рудник Лумвана в провинции Коппербелт в Замбии. Сообщается, что пакистанский проект, известный как Reko Diq, начнёт давать отдачу в 2028 году и войдёт в число 10 крупнейших медных рудников в мире.


фото из открытых источников

Марк Бристоу, генеральный директор Barrick Gold.

фото из открытых источников

Компания Newmont со штаб-квартирой в Колорадо расширила свой медный бизнес, приобретя австралийскую компанию Newcrest Mining примерно за 15 млрд долларов в конце 2023 года, в то время как другие известные золотодобывающие компании, включая австралийскую Evolution Mining и канадскую Agnico Eagle Mines, недавно также заключили подобные крупные сделки.

Медь — частый спутник золота. Однако долгое время руководители золотодобывающих компаний не уделяли этому особого внимания, используя доходы от продажи медной руды только для того, чтобы их золото выглядело дешевле в финансовых отчетах. Логично, учитывая, что акции золотодобывающих компаний исторически торговались дороже, чем ценные бумаги поставщиков промышленных металлов.

Ситуация меняется по мере того, как инвесторы начинают осознавать рост конкуренции на рынке меди, а мир электрифицируется и отказывается от углеводородного топлива. Одновременно многие золотодобытчики нередко сталкиваются с ростом затрат, истощением карьеров и противодействием местного населения.


фото из открытых источников

Медь — частый спутник золота. Однако долгое время руководители золотодобывающих компаний не уделяли этому особого внимания.

фото из открытых источников

«В ближайшее десятилетие в мире будет наблюдаться огромный дефицит меди», — заявил Том Палмер, исполнительный директор Newmont. По некоторым оценкам, к 2050 году спрос на медь примерно удвоится. 

Для электромобилей требуется примерно в четыре раза больше меди, чем для автомобилей с двигателями внутреннего сгорания, а для производства ветровой и солнечной энергии также может понадобиться во много раз больше меди на мегаватт, чем для производства электричества из углеводородного топлива.

Тем не менее, могут потребоваться годы, чтобы ставки горнодобывающих компаний на медь окупились. Цены на медь упали более чем на 20% с момента достижения рекордного максимума в марте 2022 года. Цены на некоторые другие сырьевые товары, необходимые для энергетического перехода, упали ещё больше. 

Снижение цен на медь — реакция на затормозившийся рост продаж электромобилей в США, а также на опасения более общего плана по поводу перспектив экономики США. Некоторые автомобильные компании откладывают реализацию инвестиционных проектов, связанных с электромобилями, что в перспективе может повлиять на спрос на медь.


фото из открытых источников

Цены на медь упали более чем на 20% с момента достижения рекордного максимума в марте 2022 года. 

фото из открытых источников

Для южноафриканской компании Harmony Gold Mining покупка австралийского медно-золотого проекта стоимостью порядка 230 млн долларов — это шанс помочь нивелировать колебание объёмов выручки в период разнонаправленного изменения цен на металлы. Многие считают медь залогом здоровья экономики. С другой стороны, золото часто дорожает, когда экономические перспективы ухудшаются и инвесторы ищут способы застраховаться от инфляции и других финансовых рисков. 

При этом производителям драгметалла приходится бороться с некоторыми критиками, ставящими под сомнение саму необходимость существования золотодобывающих компаний. Так, исследователи из Оксфордского университета призвали положить конец добыче золота, указав на проблемы отрасли, связанные с выбросами, утилизацией отходов и водопользованием. Учёные утверждают, что в обращении уже достаточно золота для технологических целей и торговли.

Джим Бейер, исполнительный директор австралийской Regis Resources, заявил, что золото остаётся смыслом существования горнодобывающей компании и что акционеры, по-прежнему рассматривающие драгоценный металл как ключевой элемент глобальной финансовой системы, не требуют от него вкладываться в разработку медных месторождений. Тем не менее, Джим Бейер не игнорирует складывающуюся новую реальность: «Все любят возобновляемые источники энергии и истории вокруг — как их называют сегодня — перспективных металлов».

Активный интерес золотодобытчиков к меди усиливает и без того ожесточённую глобальную конкуренцию за известные месторождения, а также способствует развитию геологоразведки. Несколько крупнейших мировых добывающих компаний, включая австралийско-британские BHP Group и Rio Tinto, сделали медь приоритетной в своих планах развития из-за её ключевой роли в осуществлении энергетического перехода.


фото из открытых источников

Активный интерес золотодобытчиков к меди усиливает и без того ожесточённую глобальную конкуренцию за известные месторождения.

фото из открытых источников

В прошлом году канадская Agnico Eagle совершила одну из самых смелых сделок, купив половину медно-цинкового проекта Teck Resources в Сан-Николасе в мексиканском штате Сакатекас, центре добычи серебра колониальной эпохи. Инвестиции в размере 580 млн долларов знаменуют собой прорыв в промышленную металлургию для горнодобывающей компании, которая сегодня больше других сосредоточена на золоте. 

Аммар Аль-Джунди, исполнительный директор Agnico Eagle, заявил, что он ожидает, что медный проект будет чрезвычайно прибыльным для акционеров, а доля доходов горнодобывающей компании от добычи драгоценных металлов сократится с 99% примерно до 93%.

Newmont получает около 10% своего дохода от меди после поглощения австралийской Newcrest и ожидает, что этот показатель вырастет до 20% и более по мере ввода в эксплуатацию новых проектов. В настоящее время примерно 30% находящихся в собственности Newmont запасов полезных ископаемых приходится на медь. «Можно ожидать, что цены на медь вырастут, а вместе с ними и важность этого металла в портфеле компании», — заявил Том Палмер, исполнительный директор Newmont.


Перевод Виктора Симионова


Больше оперативных новостей читайте в Telegram-канале @ПРОметалл.

Теги: золото, медь, Австралия, Мексика, США, Рио Тинто

Последние публикации

20.07.2024

День металлурга сделает это лето более жарким
Петь, танцевать и отдыхать будут почти по всей стране

19.07.2024

Китай признал алюминий РУСАЛа «зелёным»

Компания прошла сертификацию по стандартам Green Power Aluminium Certification

19.07.2024

Производству «новых материалов» в России прочат стремительный рост
Кто может сегодня в России его обеспечить?

18.07.2024

Что дарят на День металлурга?
В тренде советские агитплакаты, но и набору для бани мужчины будут рады