Вторник, Октябрь 04, 2022
Кыргызстан: реформа горной отрасли

28.02.2022

Аналитика

Кыргызстан: реформа горной отрасли

Авантюра или путь к процветанию?

Фото: Shutterstock

В 2021 году новое руководство Кыргызстана провозгласило, что полностью изменит систему недропользования в стране, осуществит новый амбициозный проект и пересмотрит условия уже действующих. Это вызвало шок в горнодобывающих компаниях, инвестирующих в эту страну. Что же конкретно происходит? И к чему это приведёт?

Происходящее сейчас в Кыргызской Республике вызывает определённый интерес в крупном бизнесе России.

Об этом свидетельствует ряд визитов в Бишкек в прошлом году со стороны руководства крупных корпораций — от банкира Александра Лебедева, посетившего месторождение Кумтор (о чём писали в СМИ), до Искендера Махмудова из холдинга УГМК (о чём в СМИ сообщено не было). Но, очевидно, у российских «олигархов» есть не только интерес, но и большие опасения. Почему?

Фото:  РИА Новости

Фото: РИА Новости

Для начала скажем два слова о политической составляющей. Осенью 2020 года в стране произошёл очередной переворот, и к власти пришли совершенно новые люди во главе с освобождённым этим переворотом из тюрьмы политиком Садыром Жапаровым. Садыр Жапаров и его команда обещали, что называется, жить не по лжи и работать «исключительно в интересах народа Кыргызстана». Легитимизировавшись на президентских выборах в начале 2021 года, Жапаров подписал пачку указов, один из которых был именно «О реформировании горнодобывающей отрасли Кыргызской Республики».

В соответствии с указом, отныне предлагалось все участки недр «общенационального значения» давать разрабатывать только компании со 100% государственным участием.

И такая компания в конце прошлого года была создана — с претенциозным названием «Наследие великих кочевников» (причём никого не интересовало, добывали ли вообще руду «великие кочевники» или нет).

Для более мелких объектов предполагалось, что инвесторы будут предоставлять долю в проекте государству — без всяких компенсаций, просто за хорошее отношение. Такая практика применялась в некоторых африканских государствах и особого успеха не принесла, но кыргызы, видимо, опыт Африки не изучали.

Фото:  РИА Новости

Фото: РИА Новости

Президент Садыр Жапаров вскоре перешёл и к практическим шагам. Он ввёл «временное внешнее управление» на месторождении Кумтор, который разрабатывала канадская компания Centerra Gold inc. (правовую базу для этого разрабатывали и утверждали, что называется, на ходу). У Кыргызстана есть долгая история отношений с канадцами. Кумтор дал первое золото в конце девяностых годов, и это месторождение — одно из самых высокогорных в мире.

Рудник находится в зоне выше 3600 метров над уровнем моря. С тех пор месторождение в течение 20 с лишним лет обеспечивало более 10% ВВП республики (а с учётом мультипликативного эффекта — гораздо больше). И все эти 20 лет проект находился в центре жёсткой, временами истеричной общественной полемики, суть которой: а не продешевили ли мы? В 2009 году Кыргызстан заключил с канадцами очередной договор, по которому это государство, не вложившее в Кумтор ничего, получало треть акций Centerra Gold (в настоящее время, после ряда дополнительных эмиссий, доля КР в компании составляет 26,1% акций).

В прошлом году Centerra Gold была обвинена в нарушении экологии региона (в частности, в нанесении вреда соседним ледникам). Суды в Кыргызстане оперативно вынесли решение о наложении штрафных санкций на компанию в размере нескольких миллиардов долларов. Которые канадцы, естественно, платить не стали. И тогда, в мае 2021 года, было принято решение о «временном внешнем управлении» на Кумторе (которое действует до сих пор). Дочерней компанией Centerra под названием «Кумтор голд компани» от государства был поставлен руководить внешний управляющий Тенгиз Болтурук (этнический кыргыз, имеющий определённый опыт работы в казахстанских и западных горных компаниях).

Реакция не заставила себя ждать.

Из-за допущенных ошибок Лондонская биржа металлов лишила продукцию аффинажного завода в КР, где аффинировалось всё золото Кумтора, статуса good delivery.

Это автоматически снизило цену на золото, поставляемое Кыргызстаном, приблизительно на 15%. Centerra подала иски в международные арбитражи. А Кыргызстан… перестал поставлять на мировой рынок золото.

Надо сказать, что на момент написания статьи новое руководство Кумтора не публикует ни точных сведений о добыче, ни информации о том, кому и как реализует произведённый продукт — под предлогом того, что это может быть использовано против Кыргызстана в ходе арбитражных процессов.

Есть мнение, что золото Кумтора продаётся Национальному банку страны. Пожалуй, только этим можно объяснить официально подтверждённое уменьшение за минувший год объёма экспорта страны на 20%. Канадцы предлагают договориться в досудебном порядке с правительством Кыргызстана о том, что КР отдаёт свою долю в Centerra Gold, а взамен получает месторождение Кумтор и отказывается навсегда от всех дальнейших претензий. Пока что об этом ведутся переговоры (а тем временем подходят сроки начала арбитражных процессов в Стокгольме и Нью-Йорке).

Фото:  РИА Новости

Фото: РИА Новости

Но за 20 лет месторождение в значительной степени выработано. На нём в основном остались запасы для подземной добычи, а это требует очень серьёзных вложений, которые Кыргызстан своими силами обеспечить не сможет. Кроме того, предложенный канадцами компромисс означает, что они снимают с себя ответственность за рекультивацию земель на месторождении по окончании разработки.

Тем не менее президент Садыр Жапаров и внешний управляющий Тенгиз Болтурук, видимо, надеются, что Кумтор станет основой упомянутой государственной компании «Наследие великих кочевников». Кстати, Болтурук уже представляется руководителем новой структуры. А что же ещё из месторождений, помимо Кумтора, может стать сырьевой базой работы этой госкомпании?

Проблема в том, что в Кыргызстане крупных золотых месторождений в нераспределённом фонде не осталось.

А именно золото может приносить наиболее быструю прибыль. Есть слабо разведанные запасы железа, редкозёмов, некоторых других полезных ископаемых. А крупные золотые месторождения розданы. Неужели предстоит передел?

В нынешнем году в Кыргызстане дало первое золото месторождение Джеруй, разрабатываемое дочерним предприятием российской «Группы Альянс» Мусы Бажаева. Возможно, власти КР хотели бы получить свою долю в проекте, не вкладывая в него никаких средств (по крайней мере, именно такую идею регулярно высказывают различные местные активисты и «эксперты»). Но характерно, что за открытием добычи на Джеруе в режиме видеоконференции наблюдал в прошлом году лично Путин, видимо, давая тем самым понять, что судьба проекта — на особом контроле у российского руководства. И что попытка задним числом пересмотреть итоги открытого конкурса, на котором была решена в своё время судьба Джеруя, приведёт к серьёзным международным последствиям.

В Кыргызстане работает компания «Алтынкен» (месторождение золота Талды-Булак Левобережный), но в нём государство уже по условиям контракта предусмотрело для себя долю в размере 40%. Пытаться её увеличить за счёт китайского партнёра может быть чревато крупными политическими осложнениями с КНР. Также из успешных горнорудных проектов известен Бозымчак, где добывается в основном медь и попутно золото (казахская компания Kaz minerals), но там казахстанские инвесторы вряд ли станут передавать какие-то доли в кыргызстанскую госкомпанию — для этого нет никаких законных причин. Не исключено, что «Великие кочевники» попытаются забрать себе медное месторождение Андаш, на который выдана лицензия, но освоение не идёт (в значительной степени из-за сопротивления местных жителей, недовольных «возможным экологическим ущербом». Что ещё хотя бы в теории могут разрабатывать «Великие кочевники» — не вполне понятно.

Фото: Shutterstock

Фото: Shutterstock

Правительство Кыргызстана уже объявило в конце прошлого года, что в уставной капитал компании «Наследие великих кочевников» будет вложено 100 миллионов сомов (порядка 86 миллионов рублей), а скоро его уставной капитал будет увеличен до миллиарда сомов.

Тем не менее, понятно, что для осуществления крупного горнорудного проекта такой объём собственных средств абсолютно недостаточен.

В то же время правительство Кыргызстана никак пока не определило, на каких условиях будет готово привлекать иностранные инвестиции в проект «Великих кочевников», если доля в 100% акций предполагает сохранить в компании в руках государства. Также нет ясности и с тем, из каких стран такие инвесторы могут появиться. Традиционная для Кыргызстана политическая нестабильность вряд ли может способствовать их активности. Теоретически это могут быть инвесторы, например, из Турции, Китая, России. Но пример Кумтора и Centerra Gold кажется откровенно пугающим. Так что затея с «Наследием великих кочевников» пока что больше напоминает авантюру.

Вкладываться же в геологоразведку, открывать новые месторождения и инвестировать собственные средства в их освоение — так пока в Кыргызстане вопрос никто не ставит. Тем более, это довольно долгая история, а нынешнему руководству КР нужен очень быстрый результат.

Больше оперативных новостей читайте в Telegram-канале @ПРОметалл.

Теги: металлургия, Жапаров С., Кыргызстан, Алтынкен, Кумтор

Последние публикации

04.10.2022

Индия ищет замену литию в аккумуляторах
Ola Electric уже работает над созданием альтернативного материала

03.10.2022

Стройматериалы посыпались
Цены на них в России продолжают снижаться, а рынок недвижки стагнирует

03.10.2022

Искусство на грани фантастики
Чем знаменит кузнец-художник Владимир Каноник

30.09.2022

Китай преодолел стагнацию рынка
Индекс деловой активности начал расти