Среда, Июль 24, 2024
Изо всех жил: как развивается кабельная отрасль России

28.11.2023

Аналитика / Спецпроекты

Изо всех жил: как развивается кабельная отрасль России

Кабельщики являются одними из основных потребителей меди и алюминия

Три четверти всей выпускаемой в мире рафинированной меди идёт на производство кабельно-проводниковой продукции (КПП). В энергетике используется и 13% всего мирового алюминия — это миллионы тонн металлов ежегодно. 

Кого сами кабельщики видят в числе главных потребителей своей продукции? Как устроено кабельное производство? Может ли алюминий вытеснить медь с кабельного рынка? «Про Металл» разобрался в тенденциях российской кабельной отрасли.

Из истории кабельной отрасли в России

История отечественной кабельной отрасли — это набор парадоксов и неожиданных сближений. Датой её основания принято считать 25 октября 1879 года, когда завод, построенный немцем Карлом Сименсом в Санкт-Петербурге на Кожевенной улице, получил из канцелярии столичного градоначальника официальное разрешение на выпуск электротехнической продукции: «свидетельство на изготовление изолированной проволоки и телеграфных кабелей».

Но ещё за год до этого, весной 1878 года, инженер-технолог Михаил Подобедов организовал в Северной столице на Васильевском острове мастерские по производству кабелей и проводов с шёлковой и хлопчатобумажной изоляцией, на которых работало всего несколько человек. Предприятие называлось «Товарищество для эксплуатации электричества М.М. Подобедов и Ко». Так что российские кабельщики с полным правом могут уже в этом году отметить 145-летие своей отрасли. К слову, собственно кабельный завод Карл Сименс запустил в Питере лишь в мае 1882 года.

Нужно заметить, что свой торговый дом в России братья Сименсы открыли в 1856 году, чтобы импортировать кабель из Европы. Завод же в Питере немцы построили, как бы мы сегодня сказали, в «рамках локализации производства» — для получения госзаказов нужно было приобрести статус отечественного производителя.

Ну, а кабельное предприятие русского инженера не выдержало конкуренции с немецким концерном и в конце ХIХ века переехало в Москву, где в 1895 году был основан Завод «Москабель», и поныне успешно работающий в 7 км от Кремля.

На заре российской кабельной промышленности руку к ней приложил театральный режиссёр, теоретик театра, один из основателей МХТ Константин Сергеевич Станиславский. Тогда реформатор театра носил свою настоящую фамилию Алексеев и работал управляющим на отцовской золотоканительной фабрике, которая в 1905 году переключилась на выпуск изолированных проводов. В 1910–1912 годах на фабрике установили новейшее оборудование и открыли кабельный корпус. Часть полученных Станиславским средств от предпринимательской деятельности шла на развитие театра.


Металлурги — кабельщикам

О востребованности металлов в отечественной кабельной промышленности можно судить по следующим цифрам. Общее потребление меди в кабельной отрасли в России составляет примерно 300 тыс. тонн, алюминия — около 285 тыс. тонн. То есть соотношение между металлами выглядит как 1:1 или 0,9:1 с небольшим перевесом в пользу меди.

По другим данным, которые приводит президент Ассоциации «Электрокабель», генеральный директор ООО «ЭЛКАТ» (входит в ГК «Москабельмет») Максим Третьяков, потребление меди и алюминия оценивается примерно в соотношении 2:1 в пользу «красного» металла. В 2022 году входящие в АЭК предприятия (90 заводов и организаций в России, Беларуси и Казахстане) потребили примерно 200 тыс. тонн меди и 84 тыс. тонн алюминия. Правда, это без учёта показателей потребления трёх крупных кабельных заводов, не входящих в ассоциацию.



фото автора

Без кабельной отрасли представить нашу жизнь сегодня невозможно.

фото автора

Но кабельная отрасль — это не только медь и алюминий. Если в силовых кабелях, например, используются медь, лужёная медь, а также алюминий и его сплавы, то для производства кабельных термопар (термочувствительных датчиков) применяются сплавы хромель (хром + никель) и копель (медь (или copper) + никель), а в аэрокосмических (бортовых) кабелях и проводах, помимо меди, есть и серебро, и бронза, и никель. Кроме того, от механических повреждений кабели защищают при помощи оцинкованной бронеленты.

Среди крупнейших предприятий отрасли можно назвать ГК «Москабельмет» (в том числе, основанный в 1895 году «Завод Москабель»), холдинг «Кабельный Альянс» (АО «ЭКЗ», АО «Сибкабель», АО «Уралкабель», АО «НИКИ г. Томск»), «Ункомтех» (АО «Иркутсккабель» и АО «Кирскабель»), ГК «Оптикэнерго», ГК «Акрон Холдинг» и другие.

Главными потребителями продукции кабельной промышленности в нашей стране являются: энергетика — 40%, стройка — 30%, комплектация (машиностроение и т.д.) — 20%, связь и телеком — 10%.

собственная инфографика

Сколько меди в кабелях.

собственная инфографика

Чистота — залог качества

В кабельном производстве используется катанка из меди или алюминия, то есть проволока. В электротехнике подавляющее большинство кабельной продукции содержит чистую медь. А, скажем, при производстве контактного провода применяется низколегированная (содержащая не более 1% легирующего компонента) катанка — сплав с оловом или магнием.

При выпуске кабелей с алюминиевой токопроводящей жилой тоже используется чистый металл, хотя в последнее время всё чаще в дело идут сплавы, например, 8ххх серии.

Весьма существенная часть кабельной продукции изготавливается из медной катанки КМОР (катанка медная огневого рафинирования), произведённой из вторичного сырья — лома и отходов меди высокой чистоты. В этом случае сырьё поступает в пункты приёмки лома, аккумулируется в крупные партии и превращается в полуфабрикат на прокатных заводах. Лидером медного ломосбора в нашей стране является уже упомянутая Группа компаний «Акрон Холдинг».


Алюминиевые сплавы 8ххх серии для алюминиевых проводов и кабелей были разработаны в США и Канаде в 1970-х годах. Их отличает повышенное содержание железа, меди, а также добавки некоторых других элементов.


Как по учебнику

Желающим проникнуть в тонкости технологий выпуска кабельно-проводниковой продукции можно порекомендовать базовый учебник специалиста в области электроизоляционной и кабельной техники «Кабели и провода. Основы кабельной техники» (М.: Энергоатомиздат, 2009) доктора технических наук и основателя Ассоциации «Электрокабель» Изяслава Борисовича Пешкова. Здесь же ограничимся кратким обзором производственного цикла.

Сырьё на кабельном заводе получают, как правило, в виде катанки — медной или алюминиевой. Катанка волочится (процесс волочения), затем проволока скручивается в токопроводящую жилу. Жила изолируется, в зависимости от конструкции изделия могут быть скручены несколько изолированных жил. Вслед за общей скруткой изолированных жил наносится внутреннее наполнение, а затем накладывается изоляция — наружная оболочка. И кабель готов.

В самом общем виде процесс выглядит так. Но есть и нюансы, зависящие от конкретной номенклатуры кабельно-проводниковой продукции. Например, контактный провод может только волочиться — это если требуется изготовить неизолированный голый проводник. Или, скажем, при производстве токопроводящей жилы обмоточного провода проволока сначала покрывается изоляционным лаком, а уже потом может быть скручена в пучки и покрыта дополнительным изоляционным материалом — кабельной бумагой.


фото автора

Такие катушки с кабелями наверняка видел каждый.

фото автора

Подвижный паритет

Медь начали применять в электропроводке давно — с момента изобретения электромагнита и телеграфа в 1820-х годах. Алюминий пришёл в кабельную отрасль гораздо позже: в США алюминиевые провода появились в конце ХIX века, в СССР провода из «крылатого» металла начали использовать на воздушных линиях электропередачи в 1927 году.

Выбор в пользу меди кабельщики объясняют её уникальными свойствами — высокой электропроводностью, пластичностью, устойчивостью к коррозии и агрессивным средам, долговечностью. Но медь примерно в три раза дороже алюминия, а потому там, где есть технологические возможности, её замещают более дешёвым проводником.

Помимо дороговизны относительно алюминия у меди есть и ещё одна проблема — высокая ценовая волатильность. С 2019 года её котировки на Лондонской бирже металлов (LME) поднялись вдвое — с 6 тыс. долл. за тонну до более чем 12 тыс. долл. и продолжают расти. В тот же период стоимость алюминия колебалась в пределах от 1,8 до 2,8 тыс. долл.

Тенденцию перехода кабельщиков от меди к алюминию руководитель сектора «Энергетика» Алюминиевой ассоциации, генеральный директор ГК «Москабельмет» Павел Моряков комментирует так: «Доля меди в производстве кабеля сегодня очень высока: от 250 до 300 тысяч тонн. Это не эффективно и не экологично. Алюминиевый сплав в кабеле намного экономичнее, чем медь: если пересчитывать на километр кабеля, то это порядка 50-60% по сравнению с кабелем из меди. Задача кабельщиков — снизить долю меди в проектах до 20%. Есть ряд больших проектов, где мы можем сэкономить, в том числе жилищное строительство, уличное освещение, объекты нефтегазовой промышленности».


Медь примерно в три раза дороже алюминия, и там, где есть технологические возможности, медь замещают более дешевым проводником.

фото автора

Руководитель сектора «Энергетика» Алюминиевой ассоциации, генеральный директор ГК «Москабельмет» Павел Моряков 

фото автора

Сплав — в жилу

Наглядный пример завоевания алюминием сегментов рынка, занятых медью, даёт стройка. Алюминиевую проводку активно использовали в советское время. Последние 20 лет в стройиндустрии традиционно использовали преимущественно медные кабели и провода. С марта 2019 года в жилищном строительстве в России вновь разрешено применение современной электропроводки из алюминиевых сплавов.

В «нулевые» годы Минэнерго России ограничило использование алюминиевой электропроводки в жилых и общественных зданиях из-за негативного опыта её эксплуатации. Всё изменилось с появлением новых алюминиевых сплавов и технологий, пришедших на смену устаревшей электропроводке, использовавшейся ещё в советское время.

Вслед за появлением новых сплавов и изоляционных материалов, а также благодаря работе экспертного сообщества в 2019 году было получено разрешение на использование сплавов 8ххх серии. Они стали применяться в проектах жилищного строительства крупнейшими девелоперами, среди которых ПИК, ЛСР, ФСК, «Самолёт», «Главстрой», группа «Эталон» и другие. Если до недавнего времени алюминиевую проводку на основе сплава 8ххх серии можно было применять только в домах высотой до 75 м, то сейчас Минстрой России дал разъяснения о возможности её применения и в высотных зданиях.

Использование алюминиевой проводки из сплавов 8ххх серии (конкретно — во внутридомовой прокладке) в строительстве жилых и офисных зданий растёт год от года. 


По данным Михаила Рудыка, эксперта Алюминиевой ассоциации по потреблению алюминия в кабельной промышленности, сейчас строится и проектируется 17,5 млн кв. м жилья с использованием кабеля из алюминиевого сплава 8ххх серии.


Следуя тренду на алюминизацию электропроводки, производители электротехнических установок выпустили на рынок универсальные изделия, совместимые как с медью, так и с алюминием, имеющую на упаковке соответствующую маркировку Al/Cu.

В нынешних реалиях переход кабельщиков с меди на алюминий только ускоряется. Сейчас нефтяники и газовики переориентируют инфраструктурные проекты на страны Юго-Восточной Азии, где в ближайшие несколько лет будут сосредоточены основные стройки. По экспертной оценке, переход на алюминиевые кабели с токопроводящей жилой на основе сплава 8ххх серии обеспечивает экономию средств от 20 до 70%. Этот фактор, без сомнения, принимается во внимание при разработке будущих проектов.

фото автора

Переход на алюминиевые кабели с токопроводящей жилой на основе сплава 8ххх серии обеспечивает экономию средств от 20 до 70%.

фото автора

Красное и зелёное

Но отраслевые эксперты уверены в том, что алюминий не вытеснит медь полностью — она останется там, где это целесообразно и экономически оправдано. Медь точно сохранится, например, в троллейных кабелях и изделиях, применяемых во взрывоопасных средах — там заменить её алюминием в ближайшее время не получится.

Тренд на субституцию — замену меди относительно дешёвым алюминием — развивается уже несколько десятилетий. Впрочем, по словам Максима Третьякова, пока доля замещения незначительна, хотя лидеры рынка действительно стремятся уйти от использования «красного» металла, чтобы снизить стоимость, а заодно и вес продукции. Но похоже, что продуктовая линейка, где это возможно, почти исчерпана. Между тем тренд на «зелёную» энергетику существенным образом стимулирует спрос на медь.

«Мой частный прогноз: доля замещения меди алюминием достигала своего циклического максимума и в перспективе 2030 года скорее даже немного сократится от нынешнего уровня. О полном замещении речь вообще не идёт», — уверен Максим Третьяков.


фото автора

Алюминий не сможет вытеснить медь полностью.

фото автора

Эксперимент против фальсификата

Контрафакт, то есть выпуск кабельно-проводниковой продукции под чужим товарным знаком, существенной проблемой для отрасли не является. Пока во всяком случае. Другое дело — фальсификат, или несоблюдение технических требований при выпуске продукции. Если с фальсификатом не бороться, он, по выражению Максима Третьякова, как борщевик или испанский слизень, вытеснит качественный кабель с рынка.

Сразу оговоримся, на рынке алюминиевых кабелей и проводов фальсификат практически отсутствует. Просто в случае с алюминиевым сплавом нет экономического смысла в занижении сечения токопроводящей жилы. Поэтому речь далее пойдёт о продукции из меди.

Доля фальсификата различается в зависимости от номенклатуры. Заметнее всего она в кабельной продукции, покупаемой населением и используемой на стройках. Причины очевидны. Во-первых, покупатели в массе своей не обладают соответствующими квалификациями, чтобы проконтролировать качество товара. Во-вторых, в данной номенклатурной группе наблюдается максимальный дисбаланс мощностей из-за невысокой стоимости входного билета на рынок. Проще говоря, для запуска завода по производству этой номенклатуры кабельно-проводниковой продукции нужен совсем небольшой бюджет.

«Корень фальсификата в избытке мощностей, который провоцирует ценовую конкуренцию между производителями. В конкурентной борьбе сначала проигрывается прибыль, потом начинают экономить на налогах, и когда ничего не помогает, физически сокращают нормы использования материалов. Поскольку кабельное производство материалоёмкое, такая физическая экономия сразу даёт эффект, несопоставимый с любыми программами бережливого производства и роста производительности труда», — говорит Максим Третьяков.


Масштаб бедствия измерить сложно. По оценке Ассоциации «Электрокабель», речь идёт о 40–60% в кабелях низкого напряжения (стройка и бытовое оборудование, покупаемое населением), до 10% в среднем напряжении и ближе к нулю — в высоком.


При этом в ряде номенклатурных групп фальсификация полностью отсутствует. Это обмоточные провода, волоконно-оптические кабели (ВОК), кабели комплектации — автомобильные провода, бортовые, судовые и прочие. Но, увы, это не значит, что производители данных изделий отличаются особой добросовестностью. Всё гораздо прозаичнее. 

В данном сегменте нет «навеса» незагруженных мощностей. Зато налицо высокая стоимость входа в такие номенклатурные группы в силу капиталоёмкости оборудования, необходимости специальных компетенций, плюс долговременная кооперация с ограниченным кругом покупателей. И ещё один барьер — инструментальный входной контроль заказчика или покупателя.

За содействием в борьбе с фальсификатом кабельщики обратились к государству. Недавно добились возвращения госконтроля за соблюдением обязательных требований техрегламентов в рамках эксперимента, который стартует в 2024 году. В эксперименте помимо кабельщиков участвуют производители цемента, пластиковых труб и радиаторов отопления.

фото автора

Если Вы не профессионал, то распознать контрафакт бывает чрезвычайно сложно.

фото автора

Импорт — палка о двух концах

В нынешних условиях российские кабельщики не ощущают давления со стороны иностранных конкурентов. Объём импорта кабельно-проводниковой продукции в сопоставлении с совокупной выручкой отрасли составляет примерно 9,8%. Это примерно в три раза меньше, чем два года назад, когда доля импорта составляла почти 27%.

«Мы последовательно проводим политику импортозамещения и ориентируем членов ассоциации на вытеснение импортной кабельной продукции с внутреннего рынка везде, где это возможно», — говорит Максим Третьяков.

Но импорт — палка о двух концах. Как и сто с лишним лет назад с началом первой мировой войны кабельная промышленность в России столкнулась с проблемой нехватки импортного сырья и техники. Так, российские кабельщики почти полностью зависят от импорта оборудования, комплектующих и электронных компонентов. 

Кроме того, в России отсутствует производство некоторых видов кабельных материалов, и они тоже импортируются. Причём запустить производство, например, пероксидносшиваемого полиэтилена — изоляционного материала для кабеля высокого напряжения — сейчас не может даже безусловный лидер российского химпрома СИБУР.


фото автора

Российские кабельщики выпускают качественную и конкурентоспособную продукцию.

фото автора

Добро и зло в одном пакете

В ноябре Еврокомиссия одобрила предложения по 12-му пакету санкций против России и передала их на рассмотрение Совета Евросоюза. В санкционном пакете помимо прочего содержится запрет импорта из нашей страны медной и алюминиевой проволоки.

Очевидно, этот шаг ЕС отразится на российских компаниях-импортёрах, считает Максим Третьяков. Уральская горно-металлургическая компания (УГМК) и Русская медная компания (РМК) в больших объёмах продают катанку в Европу. Это самый удобный и маржинальный рынок для российской меди и алюминия. Сейчас он формально закрывается, и даже низкие цены не спасают ситуацию.

Российский рынок проволоки небольшой, к тому же наблюдается огромный дефицит производственных мощностей. Эти факторы неизбежно стимулируют демпинг на внутреннем рынке и супердисконтные продажи в Юго-Восточной Азии — наверное, 90% из них приходятся на Китай. Но нет худа без добра. Российские потребители смогут получить существенные скидки от премий «мирного времени».

«В сложившихся политических и экономических условиях нужно переориентировать экспортные потоки продукции на внутренний рынок страны», — резюмирует Максим Третьяков.



фото автора

В сложившихся политических и экономических условиях нужно переориентировать экспортные потоки продукции на внутренний рынок страны.

фото автора

Беспроводное будущее

В перспективе ближайших десятилетий часть электроэнергии будет передаваться конечному потребителю без проводов. Как ни странно, этот прогноз дают представители кабельной отрасли. Правда, они также предвидят появление сверхпроводников и усовершенствованных кабелей для агрессивных сред.

«К 2050, а может и к 2030 году, мы должны создать кабель, который будет способен одновременно передавать водород и электроэнергию. Он должен быть из чистого алюминия, что продиктовано соображениями экономической эффективности и характеристиками металла, у которого электропроводность существенно возрастает при отрицательных температурах», — прогнозирует Павел Моряков.


Пётр Орлов

Больше оперативных новостей читайте в Telegram-канале @ПРОметалл.

Теги: алюминий, медь, Россия, Меры господдержки

Последние публикации

24.07.2024

Кыргызстану нужны инвестиции, чтобы возродить урановую отрасль
Возможно, в этом поучаствуют Ротшильды?

24.07.2024

Индия стремится на дно океана
Глубоководная добыча полезных ископаемых становится мировым трендом

23.07.2024

Золото дорожает после выхода Байдена из президентской гонки
Цена растёт на фоне ослабления доллара и конспирологических теорий