Среда, Февраль 08, 2023
Никель из Индонезии: перспективы и угрозы. Часть 1.

29.11.2022

Экология / Мировая практика

Никель из Индонезии: перспективы и угрозы. Часть 1.

Индонезийские рыбаки становятся шахтёрами

От редакции. Индонезия для большинства из нас — страна-загадка. Да, там есть мировые курорты типа Бали, есть диковинные места вроде острова Борнео, где джунгли сохранились в первозданном виде вместе со своими обитателями. Борнео, кстати, уникален ещё и тем, что это единственный морской остров, который принадлежит сразу трём государствам (ещё Малайзии и Брунею).

В Индонезии очень любят футбол, но эта любовь порой принимает совершенно безумные формы. Это не Греция и не Турция, где разборки между фанатами являются привычным делом. Напротив, индонезийцы — народ вполне мирный и дружелюбный, однако недавно там на футбольном матче произошла настоящая бойня, которая унесла жизни более 150 болельщиков. С тех пор там даже чемпионат страны возобновить не могут.

А ещё Индонезия — это рыбная держава. Причём там не только ловят рыбу, но и выращивают её, уступая по этому показателю только Китаю, который уже давно является мировым лидером в области аквакультуры. Более 60% всей рыбы в мире выращивается в Китае.

Но вот некоторым индонезийским рыбакам и аквафермерам в ближайшее время придётся сменить работу и профессию. Рыбу ловить и выращивать станет труднее, зато откроются новые перспективы в горнодобывающей отрасли.

Отраслевой портал Nikkei Asia (Япония) публикует даже не материал, а специальное журналистское расследование о добыче никеля в Индонезии, которая и сулит возможности для экономического развития страны, и несёт большую угрозу для экологии. Материал большой, интересный, поэтому мы разбили его на две части. Предлагаем перевод первой части этого расследования.


Рыбы в прибрежной зоне Индонезии становится все меньше.

Группа рыбаков и их жён выглядели несчастными рядом со своими домами на сваях, расположенными на песчаном побережье отдалённого индонезийского региона Баходопи.

Несколько десятков этих традиционных строений, образующих рыбацкую деревню, стоят на фоне высоких подъёмных кранов и клубов белого дыма из труб предприятий Индонезийского индустриального парка Моровали (IMIP), обширного комплекса по переработке никеля в провинции Центральный Сулавеси, где работает множество китайских компаний и их партнёров во главе с гигантом, Tsingshan Holding Group, производящим нержавеющую сталь.

Сираджудин, рыбак лет 30-ти, сказал, что не вышел в море из-за простуды. Жители рыбацкого посёлка часто жалуются на проблемы с дыханием и раздражение глаз, обвиняя в этом пыль от выгружаемого с барж угля для снабжения электростанций IMIP. 

По словам односельчан Сираджудина, они часто обнаруживают, что их руки или лица покрыты угольной пылью. «Нам приходится заново мыть тарелки и ложки перед едой», — сказал один из жителей деревни.


Рыбаки Индонезии все чаще жалуются на проблемы со здоровьем.

Рыбакам также всё труднее зарабатывать на жизнь. Они вспоминают, как раньше были избалованы выбором, легко ловя скумбрию, тунца, сига, даже омаров и кальмаров, просто раскинув сети за своими домами или проплывая на лодках по окрестностям. Теперь вода под деревенскими домами на сваях не просто помутнела, но часто становится такой горячей, «почти кипящей», что рыба уходит. 

«Места ловли приходится искать по крайней мере в трёх часах от деревни, но и оттуда после долгого дня в море мы часто привозим домой всего 2 или 3 килограмма рыбы», — говорит Сираджудин. Жители деревни винят в этом горячие сточные воды комплекса IMIP. «Дети больше не могут плавать вокруг дома», — добавила жена Сираджудина.

По иронии судьбы угольный дым, затуманивающий воздух Баходопи, — оборотная сторона процесса «зелёного» энергетического перехода. Многие из заводов в индустриальном парке — некоторые из них всё ещё строятся — предназначены для производства аккумуляторного никеля для китайских корпораций, которые, в свою очередь, поставляют тяговые батареи ряду крупнейших производителей электромобилей, таким как Tesla, Volkswagen, BMW.

По данным Координационного министерства по морским делам и инвестициям Индонезии, предприятия IMIP входят в число проектов, связанных с производством батарей, с общим объёмом инвестиций не менее 29 млрд долларов. Проекты в основном возглавляют китайские компании.


Народ в Индонезии и так живет, мягко говоря, не слишком богато, а тут еще добавляются экологические угрозы.

В более долгосрочной перспективе Индонезия рассматривает свои крупнейшие в мире запасы никеля (примерно четверть разведанных запасов планеты) как средство занять более высокое место в глобальной цепочке создания добавленной стоимости в ключевой отрасли. 

Из простого поставщика сырья, как это было несколько лет назад, ведущая экономика Юго-Восточной Азии надеется стать производителем аккумуляторов и, в конечном итоге, электромобилей.

Но стремление Индонезии присоединиться к «зелёной» промышленной революции реализуется на фоне слабого экологического законодательства, что, по мнению критиков, является одним из факторов, позволивших ей привлечь инвестиции и увеличить производство ценного никеля. 

«Мы видим, что энергетический переход зависит от аккумуляторов, те зависят от никеля, а рост производства никеля зависит от Индонезии. Без индонезийского никеля не будет энергетического перехода, — заявил на прошедшем в августе 2022 года в Джакарте саммите по никелю Стивен Браун, представитель австралийской консалтинговой компании. — Индонезия — бесспорный король никелевого мира, однако [экологический, социальный и управленческий] риск в Индонезии воспринимается как более высокий, чем в других местах по всему миру».


Без индонезийского никеля не будет энергетического перехода. Так считают на Западе. Но не всех индонезийцев это радует.

Помимо угольной пыли и горячей морской воды в рыбацкой деревушке в Баходопи отчётливо видны и другие экологические проблемы. На холмах, возвышающихся над районом, добыча никеля уничтожает леса. Кирпично-красные хвосты рудников смываются в реки и ручьи, протекающие через деревни, превращая ранее чистую воду в красновато-коричневую и, по мнению экспертов, часто токсичную. 

Загрязнённая вода повредила прежде обильные рисовые поля, а также попала в море. Береговая линия, когда-то усеянная живописными рыбацкими деревушками, заброшена. Прежде живописные песчаные пляжи «обесцвечены» калейдоскопом рудных пигментов и усеяны пристанями, где баржи ждут, чтобы доставить никелевую руду.

В течение нескольких лет никель превратил тихий прибрежный регион Баходопи в быстро развивающийся промышленный центр, во многом благодаря IMIP, который начал свою работу в 2014 году. По данным местных властей, за прошедшее с тех пор время число жителей региона выросло примерно с 10 000 до более чем 100 000 человек. 


Добыча никеля постепенно начинает наносить ущерб неповторимым джунглям Индонезии.

Большинство вновь прибывших — молодые люди в возрасте от 20 до 30 лет, которые приезжают со всего острова Сулавеси и из других частей Индонезии, чтобы работать либо на IMIP, либо на связанные с ним структуры. Чтобы удовлетворить потребности быстро растущего населения, потребовалось множество малых предприятий.

Продуктовые лавки, аптеки и магазины, торгующие всем, от одежды до мобильных телефонов, тянутся на многие мили вдоль главной дороги, проходящей через Баходопи и район IMIP.

И IMIP продолжает расти. Близлежащие запасы никеля ранее предназначались для производства нержавеющей стали, и благодаря им Индонезия превратилась в ведущего производителя этого металла. Но сегодня у никеля появились новые покровители, поскольку автомобильная промышленность и крупные технологические компании стремятся обеспечить поставки никеля для производства аккумуляторов.

Так выглядит огороженная зона, где добывают никель.

Китай вновь лидирует

Производство электрических батарей по своей природе является грязным. Согласно оценкам MIT Climate, климатического портала Массачусетского технологического института, при производстве тяговой батареи для электромобиля Tesla Model 3 выделяется от 2,4 до 16 т углерода в зависимости от применяемых технологий. 

Понятно, что производители электромобилей не хотят пачкать свои руки и бренды, слишком тесно сотрудничая с энергоёмкой отраслью по добыче аккумуляторных материалов, таких как никель, кобальт и литий.

«Tesla предоставит вам гигантский контракт на длительный период времени, если вы будете добывать никель эффективно и экологически безопасным способом», — заявил в июле 2020 года Илон Маск, глава компании. 

Позже в том же месяце он написал в Твиттере: «Никель — главная проблема при производстве батарей большой ёмкости! В Австралии и Канаде дела идут довольно хорошо. Производство никеля в США объективно очень слабое. Индонезия великолепна!»


Илон Маск, как всегда, на позитиве и очень рассчитывает на индонезийский никель.

Однако, несмотря на усилия Индонезии по привлечению Tesla, производитель электромобилей остаётся в стороне. Его имидж поборника чистой энергии расходится с очень нечистой реальностью плавки никеля. 

С тех пор официальные лица Индонезии заявили, что они провели переговоры с Tesla о потенциальных инвестициях в страну, а президент Джоко Видодо во время своей поездки в США в мае 2022 года встретился с Маском на космодроме SpaceX в Техасе, после чего Маск сказал, что они обсудили «захватывающие будущие проекты». 

Но инвестиции от Tesla пока не материализовались. Мейди Катрин Ленгки, генеральный секретарь Индонезийской ассоциации горняков никеля, заявила на августовском саммите по никелю, что это связано с заботой об окружающей среде. Она сопровождала команды Tesla и Ford Motor во время их посещения центров добычи и переработки никеля на острове Сулавеси в рамках процесса комплексной проверки этих компаний. 

«Почему американские компании… не инвестировали в Индонезию? Их главный приоритет — окружающая среда», — сказала Ленгки на саммите в Джакарте 25 августа, добавив, что проблемы, связанные с процессом производства, и положение местного населения также волнуют бизнесменов.


Тесла уже во всем мире ищет залежи лития и никеля, чтобы производить свои электроавтомобили.

Между тем, Tesla, похоже, покупает индонезийские материалы для аккумуляторов, но не в самой Индонезии. Так, по данным Bloomberg, в июле 2022 года Tesla подписала новые среднесрочные соглашения с китайскими Zhejiang Huayou Cobalt и CNGR Advanced Material. Сделки касаются так называемых тройных исходных материалов: химических коктейлей, которые являются ключевыми для хранения электроэнергии в литий-ионных батареях. И Huayou, и CNGR реализуют свои проекты в Индонезии.

Huayou, принадлежащая к числу тех китайских компаний, которые активно укрепляют свои позиции в Индонезии в последние годы, участвует как минимум в трёх проектах по выплавке металла на острове Сулавеси, в том числе в одном на IMIP и в двух других совместно с индонезийским подразделением бразильского горнодобывающего гиганта Vale. 

В феврале этого года Huayou отправила первую партию осадка смешанного гидроксида — промежуточного продукта, используемого в производстве аккумуляторов — из порта IMIP в Нинбо (Китай).

Два совместных проекта Huayou и Vale общей стоимостью 6,3 млрд долларов планируется реализовать в других частях острова Сулавеси, в том числе в Помалаа в провинции Юго-Восточный Сулавеси. 

В июле 2022 года Ford Motor подписала необязательный меморандум о сотрудничестве с Huayou и Vale Indonesia в рамках реализуемого в Помалаа проекта. Huayou также объединяется с Tsingshan и Volkswagen Group China для создания СП по разведке и добыче в Индонезии никеля и кобальта для поддержки производства аккумуляторов мощностью до 160 ГВтч.


Huayou принадлежит к числу тех китайских компаний, которые активно укрепляют свои позиции в Индонезии в последние годы.

Крупнейший производитель батарей в КНР, CATL, также принимает участие в проекте в Индонезии через QMB New Energy Materials, СП с Tsingshan и ведущим китайским переработчиком аккумуляторов GEM. 

В минувшем сентябре министр-координатор Индонезии по морским делам и инвестициям Лухут Панджайтан открыл недавно построенный завод в IMIP. В апреле 2022 года CATL отдельно объявила об инвестициях в размере 5,97 млрд долларов в государственную индонезийскую компанию по добыче никеля Aneka Tambang и Индонезийскую аккумуляторную корпорацию (IBC). 

Проект будет охватывать «всю цепочку поставок литиевых батарей, от рудника до собственно батарей и их переработки», — сказал Панджайтан. Правительство Индонезии создало IBC в марте прошлого года, чтобы реализовать свои амбиции по развитию отечественной аккумуляторной промышленности в надежде стать ключевым игроком в глобальной цепочке поставок электромобилей.


Министр-координатор Индонезии по морским делам и инвестициям Лухут Панджайтан открыл недавно построенный завод в IMIP.

Рахул Сен Шарма, управляющий партнёр американского поставщика индексов Indxx, который составляет индекс производителей электромобилей и аккумуляторов, рассматривает действия китайских производителей батарей как часть «вертикального» подхода Пекина, который позволил Китаю стать доминирующим игроком в других стратегических отраслях.

Шарма указал на агрессивные действия китайских компаний по контролю над поставками кобальта из Демократической Республики Конго, располагающей крупнейшими в мире запасами этого металла, с использованием контрактов, прямых и косвенных долей владения.

«Если китайское правительство даёт мощный импульс развитию определённой сферы, это быстро приводит к снижению затрат, увеличению экономии за счёт масштаба и... создаёт потенциал, способный сделать проект конкурентоспособным на глобальном уровне, просто благодаря большому опыту и привлекательным ценам на продукцию», — сказал Шарма.

Приходят и другие высокотехнологичные компании. Южнокорейский производитель аккумуляторов LG Energy Solution отдельно сотрудничает с IBC и Aneka Tambang для разработки сквозной цепочки поставок аккумуляторов в Индонезии. Южнокорейские автопроизводители Hyundai Motor и Kia Motors также участвуют в совместных инвестиционных программах, которые, по словам официальных лиц Индонезии, оцениваются в 9,8 млрд долларов.


Продолжение следует.

Больше оперативных новостей читайте в Telegram-канале @ПРОметалл.

Теги: никель, Азия, Законодательная инициатива

Последние публикации

08.02.2023

Усманов дрейфует в Узбекистан, но бизнес в России вряд ли оставит
Алишер Бурханович как восточный гуру политического манёвра

08.02.2023

Африка в танталовых муках
Проект по добыче ниобия и тантала в Малави рушит жизни местного населения

07.02.2023

Сенсационные находки в шахтах
Кирка шахтёра доказала, что человек появился раньше, чем 2,5 млн лет назад

07.02.2023

О чём мечтает «металлургическая» профессура в КНР?
Отраслевые учёные в Поднебесной излучают оптимизм