Среда, Июнь 19, 2024
Горная отрасль в тисках дефицита кадров. Часть 2

28.03.2023

Люди / Эксперты

Горная отрасль в тисках дефицита кадров. Часть 2

Как преодолеть кадровый голод?

Вторая часть беседы с представителем Высшего горного совета РФ и Ассоциации «Горнопромышленники России» в ДФО, замдиректора по развитию Дальневосточного геологического института ДВО РАН, председателем Совета по горно-геологическому образованию ДФО Алексеем Беловым. Первая часть интервью тут.

— Алексей Викторович, что предлагает Ассоциация «Горнопромышленники России» для решения образовательной проблемы в отрасли?

— Если говорить очень коротко, то нужно восстановить обучение по горным специальностям в тех вузах, где оно недавно было, где ещё не всё потеряно, и расширить эту сеть подготовки горных инженеров. Я знаю, некоторые учебные заведения собираются это делать, некоторые даже специально получают новые лицензии на новые для себя горные направления. Эти вузы понимают, что спрос есть и будет, принимают участие в решении важных государственных задач и играют вдолгую.

Нужно разобраться с «контрольными цифрами приёма», так называемыми бесплатными бюджетными местами — они должны быть адекватны потребностям экономики и учитывать государственные интересы, а не потребности институтов быть в красивых рейтингах. 

И вообще, мы на осеннем заседании Высшего горного совета вносили в Минобрнауки предложение исключить средний балл ЕГЭ из рейтинговых показателей вузов и ректоров при наборе абитуриентов на технические специальности. Чтобы они у них как ком в горле не стояли.

И провести широкую программу профориентации, направленную на привлечение молодёжи в данную отрасль, повышение престижа профессии. 


Загуглите открытку на День нефтяника и на День шахтёра. В первой — поздравление на фоне слитков золота и долларов, на второй — грязный шахтёр с отбойным молотком. Нужно даже на этом уровне всё менять, на уровне стереотипов. Донести, что и условия труда, и зарплаты — всё другое: и уголь отбойными молотками давно никто не добывает, и карьеру сейчас молодёжи в отрасли сделать очень легко. 


Если ты специалист — много новых проектов, высокие заплаты, и при этом иногда количество вакансий больше, чем поданных резюме. Ну и старые кадры в руководстве массово подошли к пенсионному возрасту, а значит молодым можно быстро идти по служебной лестнице и пробовать себя на разных позициях. 

Хочешь быть инженером с зарплатой выше, чем в банке — пожалуйста, хочешь стать белым воротничком — тоже пожалуйста. Это всё нужно доносить и работать с молодёжью. И в целом заняться имиджем и поддержкой профессии на государственном уровне. Айтишники, конечно, вокруг которых сейчас много шума, — это очень хорошо, они нужны, но и о главных для страны профессиях тоже забывать не следует.

Сейчас, кстати, нами с Корпорацией развития Дальнего Востока и Арктики прорабатывается идея создания Корпоративного горного центра ДФО, который не просто мониторил бы ситуацию со специалистами и был агрегатором проектов по подготовке кадров, но и выступал бы как федеральный координатор по профессиональной ориентации и повышению имиджа профессии.

фото РИА Новости

Необходимо провести широкую программу профориентации, направленную на привлечение молодёжи в данную отрасль, повышение престижа профессии.

фото РИА Новости

— А велики ли необходимые финансовые вливания в сферу подготовки кадров?

— Размеры дефицита специалистов мы обсудили, порядок цифр понимаем. Владимиру Путину на упомянутом совещании в Улан-Удэ ректором Санкт-Петербургского горного университета, заместителем председателя Высшего горного совета В.С. Литвиненко озвучена цифра, что для подготовки высококвалифицированного инженера необходимо финансирование минимум 500 тысяч рублей в год. Цифра обоснована и подтверждена. Вот и считайте...

А ещё, для того чтобы вырастить настоящего специалиста, нужно, например, чтобы он в ходе обучения проходил практику на нескольких предприятиях, причём отправить туда студента тоже недёшево, месторождения разбросаны на тысячи километров.

Ну и про мотивацию преподавательского состава не забываем. И вообще, каков он сейчас в вузах, этот состав? Педагогические и научные кадры в горной отрасли — острейшая проблема! 

Попробуйте найти преподавателя горного вуза в возрасте 30 лет, который был бы более-менее серьёзным профессионалом в горном деле. Единицы. Если у него есть такая квалификация, зачем ему работать доцентом в университете на 40 тысяч рублей и заморачиваться с диссертацией, если он при этом может стать главным инженером горного предприятия и зарабатывать 400 тысяч и больше?

Мы говорим о дефиците молодых инженеров, но ведь и с молодым профессорско-преподавательским составом в вузах, с аспирантами-горняками всё очень непросто. Кое-где фактически прервана преемственность.


фото РИА Новости

Мы говорим о дефиците молодых инженеров, но ведь и с молодым профессорско-преподавательским составом в вузах, с аспирантами-горняками всё очень непросто. Кое-где фактически прервана преемственность.

фото РИА Новости

— Может быть, наших студентов-горняков лучше учить в соседнем Китае?

— Знаете, как почётный профессор Хейлуцзянского университета и человек, который часть аспирантуры обучался в КНР, в одном из ведущих вузов, скажу вам откровенно: массовое подобное обучение технически невозможно. 

Во-первых, разные стандарты и правила безопасности. Языковой барьер. Там нет не то что русифицированных, но и англоязычных серьёзных курсов по актуальным чисто инженерным специальностям типа обогащения полезных ископаемых, организации подземной добычи и т.д. Да даже если бы и были — это очень неправильно там готовить.

Горное дело — это национальная безопасность. И она должна обеспечиваться внутри страны, а не за рубежом. Последние годы показали, что «перекрыть вентиль» нам могут откуда угодно. Хотя, конечно, Китай сейчас становится всё более надёжным партнёром.


фото из открытых источников

Хейлуцзянский университет в Китае. 

фото из открытых источников

— Так может учить в Москве и Петербурге?

— Знаете, ряд крупных горных компаний сейчас подключился к обучению для себя будущих работников и в Москве, и в Санкт-Петербурге, ведут набор целевых студентов, однако они не покроют всех потребностей абсолютно. Я говорю о регионах. Но и, знаете, с Ленинского проспекта или с Васильевского острова тяжело переезжать в Чегдомын или Дальнегорск, обычно происходит наоборот. 

Нужно готовить на местах и усиливать регионы, в том числе и за счёт местных ребят. Это однозначно и уже проверено годами. Тем более новые вызовы создают идеальную ситуацию. Горная отрасль Дальнего Востока получает новое развитие — это сырьё для всей промышленности России, это спрос внутри, это новые близкие восточные рынки сбыта. А значит, это колоссальный драйвер, новые рабочие места. 

Сейчас действительно за счёт горной отрасли выпал исторический шанс и возможность для развития территории Дальневосточного федерального округа, привлечения и закрепления на ней населения и человеческого капитала.

И начать нужно с подготовки кадров. 


Необходимо развивать региональные вузы, создавать новые кафедры, факультеты и направления. И возродить то, что утеряно в старых. Вот, сейчас хотят создать Горную академию в Забайкалье на базе ЗабГУ, Тихоокеанский госуниверситет в Хабаровске открывает подготовку специалистов по обогащению, Владивостокский госуниверситет отлицензировал горное дело, планирует готовить горняков — всё это дает шансы на новый импульс в развитии и горного образования и территории.


Вузы, обращающие внимание на горное дело, государство должно поддерживать и финансировать. И программой «Приоритет», и программой по созданию передовых инженерных школ, и за счёт других программ и бюджетов. 

При этом подготовка кадров для горной отрасли должна вестись по всей территории ДФО. И принимать участие в ней должны разные вузы и колледжи, сообща, т.к. кто-то один никогда не справится. Делегировать подготовку кадров кому-то одному — это большая ошибка. Не забываем, что территория Дальнего Востока — это 11 субъектов, 11 краев и областей, это более 40% территории России! 

Добыча полезных ископаемых официально является первой экономической специализацией каждого субъекта и каждый субъект по мере возможностей должен принимать участие в подготовке кадров, в том числе и чтобы закрепить у себя людей на территории. Кстати, для совместной работы по подготовке горных инженеров вузами региона, которые чувствуют ответственность в развитии минерально-сырьевой отрасли Дальнего Востока, в феврале создан консорциум «Лидеры горного образования». 23 марта прошло первое заседание консорциума, разработан план работы. 

Совместно с Ассоциацией горнопромышленников, КРДВ и Минвостокразвития планируется создать отдельный неаффилированный с кем-то из вузов проектный офис, чтобы масштабно решать проблемы с горным образованием на всей территории и для всех. 

Думаю, со временем реализуем нашу концепцию Корпоративного горного центра — мы её доложили на ВЭФ в 2022 г., она получила высокую оценку, в сентябре на этот счёт подписано соглашение между горнопромышленниками и КРДВ. Всё это не может не радовать: движение при нашей поддержке идёт.

фото РИА Новости

Добыча полезных ископаемых официально является первой экономической специализацией каждого субъекта и каждый субъект по мере возможностей должен принимать участие в подготовке кадров

фото РИА Новости

— Мы говорим о ближайших перспективах, а что дальше?

— Вот это очень хороший вопрос. Конечно, развитие горной науки и новых перспективных проектов. Более активно стала действовать Академия наук. Только за последний месяц прошло несколько совещаний по горной отрасли в Дальневосточном отделении РАН, в ближайшее время планируется заседание Президиума РАН в Москве по проблематике минерально-сырьевой базы. 

В ближайшее время пройдёт Высший горный совет России, касающийся суверенного аудита запасов, а значит и инвестиций, обсуждаются юниорные геологоразведочные компании — всё это даст новый импульс отрасли и тут вновь нужны кадры.

И конечно же нужно более эффективно и полно осваивать наши перспективные ресурсы! Давно пора забыть те контурные карты, на которых мы Россию раскрашивали в школе, и представляли её очертания. Пора понять, что страна гораздо больше. 


Мало кто знает, но России под водой принадлежит территория равная Индии! У нас есть континентальный шельф с огромными ресурсами. И к морской добыче мы только планируем решительно подступать. Там далеко не только углеводороды, хотя начали с них, но также и гигантские запасы ценнейших твёрдых полезных ископаемых, включая редкоземельные элементы. Кто в России готовит кадры для подводной добычи?


Скажем больше, есть же ещё мировой океан вне чьих-то территорий. В международных районах морского дна есть месторождения, которые считаются «достоянием человечества», и разрабатывать их имеет право любая страна... которая покажет, что у неё для этого есть компетенции и технологии. Эти позиции для следующих поколений мы не должны потерять.

Это не отдалённое будущее, а буквально завтрашний день. И не случайно с участием Высшего горного совета Ассоциации недавно создан научно-образовательный консорциум «Морская горная отрасль Дальнего Востока» и сейчас идёт формирование рабочей группы по инициации соответствующей федеральной целевой программы.

Готовить кадры стране необходимо с дальним прицелом, учитывая стратегическую перспективу, но первые шаги нужно делать уже сегодня.


Алексей Василивецкий

Больше оперативных новостей читайте в Telegram-канале @ПРОметалл.

Теги: зарплаты, интервью, кадры, металлургия, стройка, Россия, Меры господдержки

Последние публикации

19.06.2024

ИИ уже заработал металлургам миллионы долларов

Как нейросети помогают отрасли?

19.06.2024

Казахстан рассекречивает данные по редким и редкоземельным металлам
В расчёте на инвесторов из дальнего зарубежья

19.06.2024

Американские производители алюминия стремятся к декарбонизации производства
Но и Россия в этом плане старается не отставать

18.06.2024

Как санкции США против Мосбиржи повлияют на бизнес?

Потеря финансовой платформы поднимет цены на импорт