Понедельник, Июнь 17, 2024
Высший горный совет ищет формулу эффективности отрасли

24.05.2024

Люди / Менеджеры

Высший горный совет ищет формулу эффективности отрасли

На заседании обсудили дефицит кадров, технологический суверенитет и добычу РЗМ

Геологоразведка, кадры, освоение техногенных месторождений, безопасность горных работ — решение всех этих проблем в комплексе даст рост эффективности российской горной отрасли. Единого рецепта здесь не существует. Но своими предложениями и опытом по преодолению возникающих в данной сфере проблем поделились на днях участники очередного заседания Высшего горного совета, организованном Ассоциацией «Горнопромышленники России» и Торгово-промышленной палаты.

В отношении ресурсной базы проблемы многими специалистами обозначались и раньше — заканчивается задел, обеспеченный в своё время советскими геологами. Но в нынешних условиях никто не спешит вкладываться в первый, не сулящий быстрых прибылей этап геологоразведочных работ, то есть в поисковую часть. Были определённые надежды на юниорские компании, для которых законодательно создавали более благоприятные условия, но пока эти надежды не оправдались — «не впечатляет», как выразился один из выступавших. 

В ближайшее время государству придётся самому более активно вкладывать средства в проведение поисковых работ — больше некому. В этом все выступавшие — от недавно переназначенного министра по развитию Дальнего Востока и Арктики Алексея Чекункова до депутата Госдумы Сергея Миронова — были едины. 

фото автора

Участники очередного заседания Высшего горного совета обсудили развитие отрасли. 

фото автора

Федеральный проект «Геология: возрождение легенды» — это хорошо, но недостаточно, даже с учётом того, что акценты в нём с прошлого года начали смещать в сторону Севера и Дальнего Востока. Сергей Миронов, кстати, вновь высказал свою любимую мысль о том, что давно пора создать министерство геологии, целиком сосредоточенное на решении вопросов расширения минерально-сырьевой базы России. Пока что его не слышат, в обновлённой структуре правительства этого ведомства не предусмотрено. Но, может быть, в итоге капля камень точит? И к нему однажды прислушаются?

Тем более, что 40% доходов бюджета, как напомнил на заседании заместитель министра природных ресурсов Дмитрий Тетенькин, наша страна получает именно от эксплуатации недр. К восполнению выбывающих запасов должно быть особое внимание.

Впрочем, есть регионы, в которых геологоразведка проводится опережающими темпами — по крайней мере, по мнению региональных руководителей. Так, выступивший на заседании по видеосвязи губернатор Иркутской области Игорь Кобзев похвалился тем, что у них в регионе за последние 5 лет количество действующих лицензий выросло на 37%, причём ежегодно в ГРР инвестируется порядка 2 миллиардов рублей. Впрочем, для иркутских геологов ещё сохраняется огромное поле деятельности — в регионе отмечены 905 месторождений 53 видов полезных ископаемых. И большинство из этих месторождений нуждается в доразведке. 

фото автора

Как и всегда, заседание Высшего горного совета получилось представительным.

фото автора

Любопытно, что Игорь Кобзев особый упор в выступлении сделал на запасах лития (порядка 4-5 тысяч тонн). Речь идёт о литии в гидроминеральном сырье, в рассолах. К освоению этих запасов ну очень-очень неспешно подбирались годами представители нефтяных и газовых компаний в регионе. С учётом последовавших в последние месяцы намёков представителей газпромовских структур, что этим летом они начнут добывать перспективный металл, неужели всё-таки это случится и в ближайшие месяцы страна получит первый собственный литий за многие годы?

Губернатор напомнил и о том, что добываемый в Иркутской области природный газ богат гелием — элементом, который становится очень востребованным в высокотехнологичных отраслях. С учётом строительства в Амурской области газохимического комплекса, ориентированного на иркутский газ, Россия может с гелием выйти на мировой рынок (напомним, те мощности, которые РФ имеет сейчас в Оренбургской области для получения этого газа как раз позволяют закрывать только её внутренние потребности). 

Кобзев пообещал, что «серьёзный импульс развитию области» даст начало добычи редкоземельных металлов. Ему виднее, но пока, насколько нам известно, владельцы лицензии на месторождение Зашихинское уже много месяцев пытаются утвердить новый проект его освоения, чтобы его хоть как-то приблизить к рентабельности...


фото из открытых источников

Серьёзный импульс развитию области даст начало добычи редкоземельных металлов. 

фото из открытых источников

Про редкие земли говорил и директор Соликамского магниевого завода Руслан Димухамедов. Он отметил, что главным условием успеха проектов добычи редкометалльного сырья станет создание в России рынка его потребления — высокотехнологичных отраслей промышленности. Будет спрос — возникнет и предложение.

Кадровый вопрос для отрасли — постоянная головная боль. Как сказал в своём выступлении председатель Союза старателей России Виктор Таракановский: «Я недавно разговаривал, например, с руководителем артели старателей «Витим». Он сказал, что у него уже работают одни узбеки. А это крупное золотодобывающее предприятие. Есть в стране одно золотодобывающее предприятие, где используют труд осуждённых. Но это не выход. Я слышал, некоторые компании всерьёз начали обсуждать завоз рабочей силы аж из Северной Кореи. Хотя я бы им не советовал. 

Между тем, есть артели, которые этот вопрос решают, создавая условия для приезжающих специалистов, тот же «Прииск Соловьёвский»: приезжает работник, ему дают квартиру, отработает определённое количество лет — она переходит в его собственность. Только так и можно людей привлечь работать на Севере — повышая там качество жизни, вкладываясь в инфраструктуру для жителей».


фото из открытых источников

Приедут ли в Россию рабочие из КНДР?

фото из открытых источников

На заседании вспомнили недавно организованную в Чите Горную академию ЗабГУ, которая призвана в некоторой степени снизить кадровый дефицит в горнорудной отрасли дальневосточного региона. Представители Санкт-Петербургского горного университета рассказали, что помогали готовить для этого учебного заведения преподавателей и аспирантов. Кстати, петербургские специалисты порадовали рассказом о том, что у себя кардинально пересмотрели программу обучения студентов, отказавшись в духе времени от деления на бакалавриат и магистратуру — они готовят горного инженера полноценные пять с половиной лет. Причём требуют, чтобы инженер овладел и рабочими специальностями, дабы лучше понимал специфику производства.

Не обошли участники заседания и вопрос технологического суверенитета нашей отрасли. Очень интересный и актуальный вопрос в этой связи задал Ринат Исмагилов, директор по техническому развитию УК «Металлоинвест». Мощности этой компании, напомним, расположены не в восточной, а в западной части нашей страны, в Белгородской и Курской областях, куда с Украины регулярно прилетают «подарки». Тем не менее, к чести «Металлоинвеста», холдинг продолжает свои инвестиционные программы, увеличивает объёмы производства (став, например, мировым лидером по выпуску горячебрикетированного железа).

Но вот что беспокоит Рината Исмагилова: «Мы активно используем отечественные технологии, продукцию российских заводов. Достаточно сказать, что в четвёртом квартале нынешнего года будет введён в строй дробильно-конвейерный комплекс мощностью 35 млн тонн в год, который нам поставит Уральский завод тяжёлого машиностроения (а субпоставщиками для него выступали другие отечественные производства). Покупаем и иное оборудование... 

Но вдруг на рынок приходят китайские поставщики, и делают предложение на 30–40% дешевле — что тут выбрать? Покупать технику себе в убыток нелогично. Мне кажется, российскому государству в целях поддержки отечественного машиностроения стоит компенсировать нам разницу. Пусть не полностью, но чтобы разница в цене была хотя бы 5–10%, не больше».


фото из открытых источников

Ринат Исмагилов, директор по техническому развитию УК «Металлоинвест».

фото из открытых источников

На совете, как всегда, было высказано много ценных предложений. Их обобщат и передадут в правительство. Председатель Высшего горного совета и бывший министр Юрий Шафраник отметил, что опыт успешного реформирования отраслей экономики в России есть — например, можно вспомнить угольщиков. 

Он напомнил, что до реформы в отрасли трудились 900 тысяч шахтёров, а теперь менее 145 тысяч, которые производят больше угля. И это хороший пример повышения эффективности. Хотя, по его словам, «для этого понадобилась и хирургия». Опираясь на предложения Высшего горного совета, профильным ведомствам будет проще готовить реформы в отрасли в целом.


Алексей Василивецкий


Больше оперативных новостей читайте в Telegram-канале @ПРОметалл.

Теги: полезные ископаемые, редкоземельные металлы, Москва

Последние публикации

17.06.2024

Холдинг Михаила Прохорова лишили лицензии на Ак-Суг
Кому достанется это месторождение — неизвестно

14.06.2024

Китай и Россия хотят установить контроль над литием Боливии
Каковы позитивные и негативные стороны этого процесса?

14.06.2024

РУСАЛ заработал первые углеродные единицы

Как благодаря экологии создаётся новая биржа с миллиардными оборотами

13.06.2024

Российские и китайские учёные — партнёры навек!
Делегация ЦНИИчермет приняла участие в отраслевой конференции в КНР