Понедельник, Март 04, 2024
Хватит ли России магния?

01.12.2023

Корпорации / Другие

Хватит ли России магния?

О будущем Соликамского магниевого завода и не только

Магний — один из тех металлов, которые не часто вспоминают при перечислении стратегически значимых видов минерального сырья (и редким он не является). Однако же именно к стратегической категории он и относится. Не говоря уже о важности для промышленности использования магниевых сплавов, лёгких, прочных и хорошо обрабатываемых, нужно вспомнить, что магний применяется при производстве методом восстановления ряда металлов — циркония, хрома, ванадия, титана.

Совершенно не случайно все три комбината, которые были построены в СССР для выпуска титана (Запорожский на Украине, Усть-Каменогорский в Казахстане и Березниковский на Урале) изначально назывались титано-магниевыми. И сегодня для получения тонны титана приходится расходовать тонну магния. А вот какова сейчас ситуация с его производством?

Магния на нашем рынке не хватает, потребность в нём частично закрывается за счёт импорта. В последние годы страна импортировала его из Китая в размере 6–10 тысяч тонн в год. При этом в России всего два предприятия, которые этот металл производят. Это Соликамский магниевый завод (более 70% российского производства магния) и ВСМПО-АВИСМА (корпорация сейчас свои объёмы производства не разглашает).

СМЗ при этом использует в качестве магниевого сырья минерал карналлит, который добывает «Уралкалий» (его шахта находится в том же регионе, где и завод). Сам СМЗ был построен в конце тридцатых годов прошлого века, капитально реконструировался в последний раз полвека назад. Совсем недавно его удалось изъять у прежних владельцев, приватизировавших его в «святые девяностые». Ныне завод контролирует «Росатом».


фото пресс-службы СМЗ

Соликамский магниевый завод производит более 70% российского магния.

фото пресс-службы СМЗ

Максим Щелконогов, заместитель директора росатомовского института «Гиредмет» на недавней конференции по новым материалам для экономики, проводившейся на базе инновационного кластера «Ломоносов», сформулировал проблемы СМЗ таким образом:

«Предприятие обладает уникальными технологиями, часть из которых я нигде раньше не видел, и кадровым потенциалом, но за годы эксплуатации накопило массу проблем. Главная в том, что основные фонды для производства магния на заводе очень устарели. При этом на его экономику влияет крайне высокая себестоимость карналлита (что в результате сказывается на высокой себестоимости всей продукции завода, включая редкоземельную, но выпуск магния и редкозёмов там технологически взаимосвязаны, одно без другого существовать не может). 

И, что ещё важнее, возник риск остановки добычи магниевого сырья в горизонте 5–8 лет, так как на нынешнем руднике, как говорит сам «Уралкалий», запасы заканчиваются. И что с этим делать — решения пока нет. Хотя в этой области «Гиредметом» и сотрудниками завода исследования проводились с середины 80 х годов. Надо на альтернативное сырьё переходить (сепентениты, бишофиты, магнезиты). Технические решения достаточно глубоко проработаны и сырьё, которое не придётся добывать в шахте, будет гораздо дешевле. Но здесь самое сложное — капиталовложения, практически нужно будет для этого строить заново больше половины завода».


фото автора

Максим Щелконогов, заместитель директора росатомовского института «Гиредмет».

фото автора

Конечно, альтернативные виды сырья будут также означать некоторые проблемы с логистикой. Бишофита в Волгоградской области аж 180 миллиардов тонн, например. Но надо же его привезти на север страны. Где Волгоград и где Соликамск...

Впрочем, нынешний генеральный директор Соликамского магниевого Руслан Димухамедов, которому, очевидно, совершенно не улыбается перспектива прямо в ближайшие годы сносить, а потом заново отстраивать ползавода, не склонен драматизировать эту ситуацию. Он заявил «Про Металлу»: «У «Уралкалия» карналлита имеются запасы ещё на несколько сот лет. Но один рудник заканчивается, потому «Уралкалий» уже готовит к добыче два других рудника. Большой проблемы тут не вижу».

Жизнь покажет, кто был прав в этом споре. А тем временем, в России вызревает проект по добыче магния именно из альтернативного сырья (и группой компаний, не имеющей отношения к государству).


фото пресс-службы СМЗ

На СМЗ не считают ситуацию с сырьем проблемной.

фото пресс-службы СМЗ

На выставке «Металл-Экспо» обозреватель «Про Металла» нашел стенд, где узнал от компании-владельца: в завершающую стадию вступает проект создания мощностей по выпуску металлического магния в Новотроицке (Оренбургская область). Его осуществляет Новотроицкий завод цветных металлов (на сегодняшний день выпускающий металлический кальций). Завод входит в единую группу с Новотроицким заводом хромовых соединений.

Как рассказали «Про Металлу» в группе, на проектную мощность линия по производству магния должна выйти в конце 2024 года, общий объём инвестиций составит около 2 миллиардов рублей. Проектная мощность составит 6 тысяч тонн магния в год, при том, что упомянутый Соликамский магниевый завод производит в год около 15 тысяч тонн. Любопытно, что в проекте будет применена новая для России технология: на СМЗ используют электролитический метод получения металла, а в Новотроицке делают ставку на термический способ, который сейчас активно используют в Китае. 

В группе отмечают растущий спрос в России на магний, при этом в качестве основного конкурента видят Китай, ведущего производителя магния в мире, который также использует термический способ получения этого металла. Но интересно, что оборудование по его выпуску Новотроицкий завод цветных металлов также закупил в КНР. А сырьё использовано будет местное (очевидно, доломит). 

фото пресс-службы СМЗ

на СМЗ спокойно относятся к возможной конкуренции с новыми игроками рынка магния.

фото пресс-службы СМЗ

Руслан Димухамедов, в свою очередь, комментируя этот стартап, заявил «Про Металлу»: «Новотроицк будет клонировать китайскую технологию. Как у них получится — не знаю. Чисто по технологии там всё понятно, а вот получится ли вытянуть экономику — это главный вопрос. К китайской технологии нужны ещё и китайские дешёвые инструменты финансирования, а также китайские дешёвые источники сырья… Кстати, помимо доломита, им для процесса понадобится ферросилиций. Значит, для него придётся строить ещё один завод. И ещё им понадобится уголь кокс. Так что дело это совсем не такое простое, как может показаться на первый взгляд».

К слову сказать, крайне скептически высказался об этой инициативе и Максим Щелконогов: по его мнению, высказанному обозревателю «Про Металла», выпуск 6 тысяч тонн рентабельным в России быть не может, для окупаемости нужны куда большие объёмы, учитывая, что, по его выражению, «магний — один из самых сложных в производстве металлов, сложнее лития и бериллия».


фото пресс-службы СМЗ

Магний — один из самых сложных в производстве металлов.

фото пресс-службы СМЗ

В любом случае, если инициатива оренбуржцев поможет закрыть потребность страны в импорте магния — это уже будет неплохо.

Тем более, как уже отмечалось, спрос на него растёт, специалисты постоянно разрабатывают новые сплавы. На том же «Металл-Экспо» Челябинский цинковый завод, например, демонстрировал новую цепочку сплавов алюминия и магния, которую очень ждёт российский автопром (покрытие этим сплавом металлических листов позволяет избежать микротрещин на сгибах). Так что оживление на магниевом рынке страны всем его участникам пойдёт на пользу. Если оно на самом деле состоится.


Алексей Василивецкий


Больше оперативных новостей читайте в Telegram-канале @ПРОметалл.

Теги: полезные ископаемые, Урал, операционные результаты, СМЗ

Последние публикации

04.03.2024

Алюминиевый суверенитет: чем запомнились Дни алюминия на ВДНХ
Показ алюминиевых мод получился не хуже, чем у Пако Рабана

04.03.2024

В Неваде нашли много золота
Способно ли новое месторождение изменить мировой рынок?

01.03.2024

Что услышали металлурги в Послании Президента?
Некоторым стало не по себе