Четверг, Июль 25, 2024
Над горняками Кыргызстана сгущаются тучи

05.04.2023

Интриги / Слухи

Над горняками Кыргызстана сгущаются тучи

Отменят ли указ о запрете на вывоз концентратов?

Осенью 2022 года был опубликован указ президента Кыргызской Республики Садыра Жапарова о запрете на вывоз концентратов, содержащих в любом количестве драгоценные металлы, за пределы КР. Действовать он должен начать с 1 мая нынешнего года. Горному сектору давалось полгода на подготовку. Но, похоже, за это время ситуация осталась полностью на прежнем уровне, никакой подготовки не было проведено.

В Кыргызстане любят десятилетиями мусолить одни и те же проблемы, пытаясь решить их то так, то эдак, но так и не решая до конца: разрешить правый руль — запретить правый руль, разрешить в машинах тонировку — запретить тонировку и так далее... Одна из таких «вечных тем», обсуждаемых депутатами парламента и чиновниками, касается горной добычи. Что делать с концентратом, содержащим драгоценные металлы? 

Не обманывают ли недропользователи государство, вывозя концентрат за рубеж и потом занижая содержание драгметаллов для того, чтобы поменьше заплатить налогов? Также, вероятно, чиновникам в КР было обидно, что за рубежом остаётся часть прибавочной стоимости от переработки драгметаллов из Кыргызстана. Аргумент о том, что и отрицательное воздействие на экологию при переработке происходит за границами Кыргызстана, ими всерьёз не рассматривался.

Вместе с тем, переработка этих концентратов в КР была невозможна по причине отсутствия для этого производственных мощностей. В прошлом году решено было «разрубить гордиев узел»: ввести запрет в расчёте на то, что мощности по переработке возникнут откуда-то сами.


фото РИА Новости

Дом Правительства Республики Кыргызстан.

фото РИА Новости

Двум наиболее крупным золотодобывающим предприятиям страны — национализированному недавно Кумтору (производство около 17 тонн золота в год) и Джерую (месторождение разрабатывает российская компания «Альянс Алтын», дочерняя структура «Русской платины», добыча в прошлом году составила 4 тонны золота) — это ничем не грозит. 

Они и так металл аффинируют на территории Кыргызстана. Зато неожиданно новшество может ударить по крупному предприятию, добывающему медь, обществу с ограниченной ответственностью «KAZ Minerals Бозымчак» («дочка» казахстанской группы «KAZ Minerals»). 

Дело в том, что в указе не названа минимальная концентрация драгметалла, с которой он начинает действовать. И, формально говоря, под него подпадает концентрат с любым содержанием, даже минимальным. А у казахстанского предприятия золото является попутным компонентом.

Интересно сформулированы в указе сроки, на которые он вводится. Дело в том, что Кыргызстан входит в состав Евразийского экономического союза, и больше чем на полгода ограничительные меры по экспорту без одобрения органов ЕАЭС вводить не может. Поэтому в документе определено: временный запрет на вывоз золотосодержащей руды и концентрата вводится на 6 месяцев, но при этом «Кабинету министров поручено продлевать запрет каждые шесть месяцев, начиная с 1 ноября 2023 года». То есть формально ограничение срока соблюдено, но заранее сказано, что реально запрет будет бессрочным.


фото из открытых источников

Производственная площадка «KAZ Minerals Бозымчак».

фото из открытых источников

В том же документе указано: «Открытому акционерному обществу «Кара-Балтинский горнорудный комбинат» предоставляется исключительное право на переработку золотосодержащей руды и золотосодержащего концентрата, добытого и произведённого на территории страны».

Надо отметить, что Кара-Балтинский ГРК, расположенный примерно в часе езды от Бишкека, при советской власти был построен для переработки урановой руды. Когда на территории КР была прекращена добыча урановой руды, он некоторое время работал на давальческом сырье из Казахстана. 

Но с начала 2010-х годов Казахстан отстроил свой замкнутый урановый цикл и в услугах КГРК нуждаться перестал, производство остановилось. На КГРК сменилось множество инвесторов, включая российскую «Ренову», но никто не смог перезапустить предприятие. Правда, на промплощадке комбината был построен аффинажный завод, который в основном занимается золотом Кумтора.

Последняя попытка была предпринята в 2019 году, когда группа инвесторов, включая россиян, предложила возродить в КР собственную добычу и переработку уранового сырья. В результате общество в Кыргызстане получило мощный истеричный приступ радиофобии, подогреваемый социальными сетями. Против добычи урана прошёл ряд митингов, а парламент страны принял закон, запрещающий любую добычу и даже геологоразведку любых радиоактивных элементов.

Было ли на КГРК что-либо сделано после указа президента? Как выясняется сейчас, ничего. 

фото из открытых источников

Золото Кыргызстана.

фото из открытых источников

Как сообщили «Про Металлу» в Департаменте геологии Министерства природных ресурсов, экологии и технического надзора КР, в эту структуру не поступали на согласование проекты новых пирометаллургического и гидрометаллургического заводов, которые предполагалось построить в Кара-Балте. 

Похоже, этих проектов ещё и не подготовили. Также Департаменту неизвестно о поступлении каких-либо заявок от недропользователей на КГРК в отношении переработки золотосодержащих концентратов. Этот ответ мы получили за месяц до вступления в силу запрета, обозначенного в указе.

О каких объёмах идёт речь? Последние данные не публиковались, и пресс-служба «KAZ Minerals Бозымчак» нам ответила, что по прошлому году цифрами вывоза концентрата не владеет. Но были опубликованы сведения, касающиеся 2020 года, и порядок цифр, вероятно, остался тем же самым.


За 2020 год из Кыргызстана в Казахстан, Китай и даже Турцию всего было вывезено на переработку 226 тысяч тонн руды и концентратов. Отмечалось, что они содержали более 5,6 тонны золота, 11,3 тонны серебра и 7,3 тысячи тонн меди. Основной объём обеспечили компании Vertex Gold, Full Gold Mining, уже упомянутая KAZ Minerals, «Алтынкен» и ряд других. Более 200 тысяч тонн концентрата пришлось именно на Казахстан. 


Если за месяц новые мощности в Кара-Балте чудом не появится, то либо придётся менять президентский указ, отодвигая срок его выполнения (что можно делать до бесконечности), либо останавливать горные предприятия.

Интересно, что указ, помимо прочего, полностью игнорирует географические особенности Кыргызстана, определяющие логистику. Как известно, страна разделена горными хребтами на северную и южную части, и их соединяет единственная автодорога Бишкек — Ош, проложенная через ряд горных перевалов.

Альтернативная дорога Север-Юг в очень вялом темпе строится вот уже почти 10 лет, и неизвестно, когда будет завершена. Железной дороги этого же направления в стране не существует, её северный и южный железнодорожные сегменты существуют без связи друг с другом. Часть месторождений, включая медный Бозымчак, находится на юге, а город Кара-Балта — на севере, в Чуйской области.

Если горные предприятия повезут руду на север по единственной имеющейся трассе, где и без того в любой сезон очень интенсивное движение, то они за пару лет колёсами большегрузов нанесут дорожному покрытию непоправимый урон и дорогу придётся строить заново.

Сейчас казахстанская компания везёт добытый концентрат в посёлок Шамалдысай, перегружает там на железную дорогу и через Узбекистан транзитом отправляет на аффинаж на металлургический завод близ озера Балхаш в РК. Теоретически можно было бы транзитом через Узбекистан и Казахстан везти его дальше, на север Кыргызстана, в Кара-Балту. Но для этого концентрат в любом случае должен неминуемо покинуть таможенную территорию Кыргызстана!

фото из открытых источников

Генеральный директор ООО «Исследовательская группа «Инфомайн» д.т.н. Игорь Петров.

фото из открытых источников

Если следовать букве указа, через месяц это станет невозможным, транзитный груз просто не выпустят кыргызские таможенники.

Есть и другой аспект. Если мощности по переработке в Кара-Балте каким-то чудом создадут (кстати, непонятно пока, кто профинансирует их создание; государство вариант финансирования за счёт бюджета даже не обсуждает), то возникает вопрос, насколько эффективной будет переработка. 

Ведь речь пойдёт о разных типах концентратов, с разных месторождений (медного и золотых). «Я не уверен, что KГРК сможет найти быстро схему и качественно переработать медно-золотой концентрат Бозымчака — это не такая простая проблема, как кажется», — заявил «Про Металлу» российский эксперт, генеральный директор ООО «Исследовательская группа «Инфомайн» д.т.н. Игорь Петров.

Есть у этой истории и другой аспект — политический. Как уже отмечалось, и Кыргызстан, и Казахстан входят в единое евразийское экономическое пространство — об этом заключён соответствующий договор, смысл которого именно в снятии любых барьеров для обмена товарами и капиталами. Не является ли односторонний запрет на вывоз некого товара из КР в РК нарушением базовых принципов этой организации? 


Казахстан и без того регулярно устраивает на погранпереходов заторы, мешающие проезду кыргызстанского большегрузного транспорта (под предлогом обвинения компаний КР в контрабанде). Создание на пустом месте проблем для одного из системообразующих казахстанских горных предприятий (а группа KAZ Minerals очевидно к таковым относится) общий климат двусторонних экономических отношений никак не улучшит.


На самом деле, по мнению Игоря Петрова, для контроля содержания драгметаллов в концентрате есть и другие пути: «В этих целях следует прописывать в договорах, в лицензионных соглашениях уровень извлечения золота при переработке концентратов. И для контроля привлекать независимые аналитические службы, которые аттестованы на серьёзном международном уровне.

Такие службы есть, в том числе, в России — как минимум, у институтов ВИМС и ЦНИГРИ, у иркутского ИРГИРЕДМЕТа и так далее. Технических проблем для постоянного мониторинга содержаний золота нет».

Итак, приближается час Х — первое мая. Посмотрим, какой правительство Кыргызстана выберет путь решения той проблемы, которую оно само искусственно и создало.


Алексей Василивецкий

Больше оперативных новостей читайте в Telegram-канале @ПРОметалл.

Теги: золото, Жапаров С., Кыргызстан, Kaz Minerals

Последние публикации

25.07.2024

В секторе «Металлы и добыча» разнонаправленные тренды
Эксперты предрекают волатильность бумаг и ставят на золото

25.07.2024

Увлечение ЦФА пока влетает в копеечку
Четыре из пяти операторов показали убытки за прошлый год

24.07.2024

Кыргызстану нужны инвестиции, чтобы возродить урановую отрасль
Возможно, в этом поучаствуют Ротшильды?