Воскресенье, Октябрь 02, 2022
Движение британского околометалла

05.04.2022

Интриги / Тренды

Движение британского околометалла

Запреты LME напоминают бурю в стакане воды

Великобритания особо усердствует в деле «закрытия окна в Европу» для российской металлургии. В Евросоюзе и США пока заняли выжидающую позицию и не делают резких движений, а вот азиаты заранее стелют соломку.

Новость о том, что Лондонская биржа металлов (LME) запретила хранить на складских площадках в Великобритании российские медь, свинец, первичный алюминий и алюминиевые сплавы, хоть и прозвучала оглушительно, но напоминала холостой выстрел. В списке производителей, попавших под ограничения LME, были указаны предприятия «Норникеля», UC Rusal и УГМК.

Дежа-вю какое-то: 2018 год, апрель, LME прекращает торги алюминием «Русала»... Тогда через эту площадку проходило порядка 15% продаж компании, преимущественно по прямым контрактам в виде продукции с добавленной стоимостью.

Через 9 месяцев британцы одумались, ограничения сняли, но осадок остался, так как слишком сильно потом стали расти цены на складские услуги. Видимо, отчасти из-за этого к марту 2022 года на складах LME российского металла и не было.

Конечно, LME служит одним из самых популярных рыночных индикаторов состояния рынка продаж цветного металлопроката. На котировки этой биржи опираются не только продавцы сырья, но и заводы-производители и продавцы алюминиевого проката во всем мире.

С другой стороны, рынок, привязанный к биржевым котировкам, становится волатильным и непредсказуемым. В том же 2018 году, например, алюминий на фоне санкций в отношении российской продукции вырос в цене на четверть за пару недель.

Сейчас причуда лондонцев такого взрывного роста не предвещает: доля складских помещений в Великобритании составляет менее 1% в общей структуре LME, а на склады в других странах нынешний запрет пока не распространяется.


 LME является одним из самых популярных рыночных индикаторов состояния рынка продаж цветного металлопроката.

Чем же тогда сейчас реально угрожает российским металлургам принципиальность консервативных англичан?

Аналитик «Финама» Алексей Калачев убежден, что пока практически ничем. «В целом европейский рынок для алюминиевой и никелевой продукции конечно был всегда значимым – туда шло больше половины всех экспортных поставок. Но Великобритания – не страна ЕС, поэтому данный демарш не обязательно приведет к аналогичным мерам других европейских стран. А доля продаж именно в Великобритании у российских холдингов невысока», – поясняет эксперт.

При этом он отмечает, что принятое решение является логичным продолжением общей политики давления Лондона в виде установленных ранее повышенных импортных пошлин в размере 35% на соответствующую продукцию из РФ и Белоруссии. «Вероятно, эта допмера была нужна, чтобы защититься от обходных ввозных схем», – предполагает господин Калачев.

Не спешат с аналогичными мерами и по другую сторону океана. В прошлый раз, в 2018 году, продукции «Русала» одновременно закрыли дорогу и на Чикагскую товарную биржу (CME), но на этот раз там заняли выжидательную позицию, что неплохо.

Сейчас такой шаг был бы вреден всем сторонам товарных отношений. В том числе и российским холдингам, которые не смогли бы в одночасье переориентировать все свои экспортные потоки на Восток и обойтись только лишь Шанхайской фьючерсной биржей как сопоставимой альтернативой.

Скорее всего, британское движение околометалла не пошатнёт и твёрдые позиции «Норникеля».

Как поясняет ведущий аналитик «Промсвязьбанка» Алексей Головинов, эта компания заключает контракты на поставку в конце или начале года, после чего логистика выстраивается таким образом, чтобы доставлять продукцию напрямую конечному покупателю. И на склады LME если и поставлялась медная продукция предприятий холдинга, то в небольшом объёме.

Даже если британцы сподвигнут соседей «захлопнуть окно в Европу» для российской продукции металлургии, то в качестве логистической альтернативы, считает эксперт, «Норникель» может осуществлять авиапоставки своей продукции в Европу через третьи страны.

«Это, конечно же, несколько увеличит расходы, но реализация, например, платины и палладия, таким способом вполне возможна», – говорит Алексей Головинов.


«Норникель» вне зависимости от позиции LME может осуществлять авиапоставки своей продукции в Европу через третьи страны.

А вообще идея поставок не столько через третьи страны, сколько в эти самые третьи страны (не путать со странами третьего мира) витает в воздухе, причем и среди сталеваров. Но для перенаправления поставок из Европы в Азию необходимо расшивать узкие места на железной дороге.

«Сейчас в первую очередь компании пытаются решать вопросы логистики. Насколько успешно – это мы увидим по операционным данным уже по итогам первого полугодия 2022 года», – соглашается старший вице-президент «Райффайзенбанка» Ирина Ализаровская.

Вообще пропускная способность на том направлении не очень высокая. Достаточно вспомнить большие проблемы с вывозом угля из Кузбасса, не говоря уже о «Северстали» с ее достаточно большими объемами экспорта на восток.

Кстати именно владелец этого стального гиганта и по совместительству президент ассоциации «Русская сталь» Алексей Мордашов не так давно выступил с инициативой переориентировать на восточное направление еще порядка 4 млн т стальной продукции в год из-за введенных западными странами против России санкций и ограничений.


фото РИА Новости

Алексей Мордашов планирует развернуть российскую металлургию с запада на восток

фото РИА Новости

Вот только Восток – дело тонкое! Да, до недавнего времени можно было делать ставку на ту же Индию с ее непомерно растущими темпами потребления ввозной металлопродукции и строительства своих собственных производственных мощностей.

Каких-то полгода назад Индия договорилась о поставках из России до 40 млн т коксующегося угля в год, что было призвано в числе прочего стимулировать предприятия двух стран в освоении угольных месторождений, развитии логистики и инфраструктуры.

Из-за того, что Индия примерно равноудалена от портов Дальнего Востока и Азово-Черноморского бассейна, для увеличения поставок в восточном направлении по железной дороге РЖД были предложены сразу три варианта расширения БАМа и Транссиба.

Но индийские партнеры, по-видимому, не рискуют класть все яйца в одну корзину, поэтому параллельно Индия стала наращивать отгрузки стальной продукции в Турцию и уже грезит ее поставками в Европу, где скоро местной промышленности аукнется опустившийся «железный занавес», оборвавший годами выстраиваемые производственные цепочки с российскими поставщиками.

А на днях индусы подписали с Австралией крупнейшее торговое соглашение, которым отменяются пошлины на более чем 85% экспорта австралийских товаров в Индию, в том числе медь, уголь, глинозем, некоторые минералы и цветные металлы. В ответ 96% импорта индийских товаров будут ввозиться в Австралию беспошлинно.

Примечательно, что в марте текущего года Австралия ввела запрет на экспорт глинозема и бокситов в Россию. Эта мера затронет почти 20% потребности «Русала» в этом сырье. Совпадение? Не думаю.

Дмитрий Смирнов


Больше оперативных новостей читайте в Telegram-канале @ПРОметалл.

Теги: металлургия, Мордашов А., Великобритания, Санкции , Норникель, РУСАЛ

Последние публикации

30.09.2022

Китай преодолел стагнацию рынка
Индекс деловой активности начал расти

30.09.2022

Странное время для российского золота
Федеральным чиновникам нечего сказать золотодобытчикам?

29.09.2022

Дни и ночи от мартеновских печей…
Правительство решит, где металлурги принесут большую пользу Родине

29.09.2022

Металлургия Европы на грани краха
Заводы сокращают производство