Вторник, Октябрь 04, 2022
Советский банкир против «лондонского фиксинга»

19.05.2022

Люди / Ветераны

Советский банкир против «лондонского фиксинга»

Как торговали золотом СССР

В советской финансовой системе Юрий Карнаух считался выдающейся личностью. Хотя его карьера и окончилась катастрофой.

Николай Кротов, автор, который более 20 лет выпускает книги по истории советской и российской финансовой системы, многие подробности у Юрия Юрьевича Карнауха успел узнать лично (банкир скончался в 2009 году).

Расширенный рассказ о взлёте и падении Wozkhod Handelsbank (слово «Восход» в названии появилось в честь советской космической программы) будет опубликован в готовящейся сейчас к изданию книги Николая Кротова «История советских и российских банков заграницей» в двух томах. 

Здесь приводится очень сильно сокращённая версия полудетективной истории с разрешения автора.


Николай Кротов более 20 лет выпускает книги по истории советской и российской финансовой системы

Итак, после ухода в мир иной Сталина, который предпочитал золото копить, а не продавать (по крайней мере, после Второй мировой войны), СССР начал активно выбрасывать на мировой рынок драгоценные металлы. 

Пик продаж пришёлся на окончание времени правления Хрущёва. Золото вывозилось в Лондон через «Московский народный банк» (один из так называемых совзагранбанков) и продавалось на бирже в Лондоне по цене «лондонского фиксинга», определяемого «золотой пятёркой» — крупнейшими игроками на рынке. Но Советский Союз искал и другие пути. И не только Советский Союз.

В 1968 году швейцарские банкиры использовали закрытие на время золотого рынка в Лондоне и создали мощный конкурирующий центр мировой торговли золотом. «Золотой пул» объединял три основных гросс-банка, каждый из которых предоставил по 50 т металла в основной запас и по 15 т в оперативный резерв. 

Это были: Swiss Bank Corporation, Credit Suisse и United Bank of Switzerland. В отличие от Лондона «цюрихский пул» торговал на свой риск и за свой счёт. В банках открывались «золотые счета». Они также котировали серебро, платину и палладий.

Между тем, с 1966 года в Швейцарии начал работать очередной совзагранбанк, образованный в обстановке, когда резко увеличивались объёмы экспортно-импортных операций между СССР и Западом. Это был тот самый «Восход Хандельсбанк» (Wozkhod Handelsbank) в Цюрихе. И основным направлением его деятельности стала именно работа с золотом. 


У Московского народного банка более чем столетняя история

C 1969 года в этом банке валютное управление возглавил именно тридцатилетний финансист Юрий Карнаух, успевший до того хорошо показать себя в Госбанке СССР и Внешторгбанке.

«Года через два, когда я полностью вошёл в дело, из Москвы приехал зампред Внешторгбанка Трусевич с важной миссией — А.Н. Косыгин поручил взять кредит у иностранных банков под залог 80 тонн золота. 

[Глава банка] Беличенко и Трусевич начали обходить коллег, находящихся в Швейцарии», — вспоминал позднее Карнаух.

В кредите швейцарские банкиры отказали, но предложили просто купить эту партию золота. 

Карнауху же пришлось регулярно посещать United Bank of Switzerland (UBS), представляющий пул, и уведомлять покупателей о прибытии каждой партии золота. Причём делать это он должен был не по телефону, а лично с глазу на глаз.


Сделка прошла без проблем, но Юрий Карнаух отметил для себя, что за время её проведения цена на золото выросла — а СССР получил лишь изначально оговорённую более низкую цену. Такая форма продаж оказалась невыгодной для страны.

Тогда Юрий Юрьевич встретился с руководителем золотого подразделения Creditanstalt Bankverein Фреди Шнайдером в фешенебельном ресторане «Сент-Готард».

«Шнайдер мне поведал, что UBS, в нарушении договорённости, не поделился с «подельниками» золотом, поставленным ему Советским Союзом. Дело в том, что банки приняли решение работать «в складчину». То есть совместно продавать и покупать золото. Но коллеги договорённость нарушили и обидели остальных.

Одновременно Фреди подробно рассказал мне обо всех деталях взаимодействия банков на золотом рынке, о технике продаж драгметаллов, став первым моим учителем в этой области», — вспоминал Карнаух. Удалось ему наладить и доверительные (насколько в этом бизнесе это в принципе возможно) отношения и с представителями других швейцарских банков, работавших с драгметаллами.

Изучив, как работает этот рынок, получив в том числе и конфиденциальную информацию от цюрихских банкиров, Карнаух в 1972 году предложил руководству Внешторгбанка и Госбанка поручить продажу золота от имени СССР банку «Восход Хандельсбанк».


Офис United Bank of Switzerland (UBS) в наши дни

Новому президенту банка (а им стал в 1972 году Э.П. Гостев) это было неинтересно, а реализовать поставленную задачу — продать первые две тонны золота, жёстко указав нижнюю планку цены — поручили Ю.Ю. Карнауху. 

Задание было выполнено успешно — партия ушла значительно дороже. Следующая попытка оказалась не хуже первой — в результате банку отдали всё золото, проходящее через советский валютный план. Причём конкретные суммы, передаваемые для продажи, устанавливались закрытым решением Политбюро ЦК КПСС и Совмина СССР.

Юрий Карнаух действовал грамотно — продавал небольшими партиями, когда цена росла, мог докупить металл, если цена падала, заключал альянсы с другими игроками. 


Интересно, что стандартные слитки золота весом 12,5 кг в Швейцарию доставляли пассажирскими самолётами Аэрофлота — просто прятали их под сиденьями.


В 1974 году срок его командировки закончился (в советской системе загранбанков шла постоянная ротация кадров). Карнаух едет в Москву на должность заместителя начальника валютного управления Госбанка. 

Но его работа на золотом рынке была признана настолько эффективной, что через два года Карнауха в Швейцарию возвращают, на этот раз уже в качестве президента «Восход Хандельсбанка».

«Меня стали ценить как партнёра. Под устное поручительство разрешалось осуществлять операции до 10–12 тонн. Деньги платились задолго до поставки товара, поскольку в случае резкого подъёма цены самолёты с грузом золота опаздывали», — вспоминал он.

Швейцарцы также работали с юаровским золотом, но советское было чище.

Между тем, цена на золото росла. Карнаух вспоминал, что в беседе председатель Совета Министров Алексей Косыгин его спросил: какой будет цена к концу года? На тот момент унция продавалась за 50 долларов. 

Карнаух уверенно ответил, что сто. Реально же она перевалила в итоге за 180! «Восход Хандельсбанк» стал продавать также металл немецким банкам («Дойчебанк» и «Дрезднербанк»), банкам Люксембурга, Великобритании.

«Изучая конъюнктуру, мы научились с успехом и выгодой для страны применять знакомую нам науку создания дефицита. Реализовывая ежегодно свои 200–300 тонн золота, мы практически устанавливали цену на весь металл, хранившийся во всех национальных банках мира, то есть на 35 тысяч тонн! 

В результате в начале 1980-х годов она уже доходила до 800–850 долларов за унцию, при том, что десятью годами ранее она составляла 35 долларов!» — рассказывал впоследствии Юрий Карнаух.


За эту успешную торговлю золотом председатель Внешторгбанка СССР Юрий Иванов получил орден Ленина. А Юрию Карнауху достался орден Трудового Красного Знамени. Причём, что интересно, секретными указами, которые нигде не публиковались.


Интересно также, кстати, сколько Карнаух тогда зарабатывал, принося стране многие миллионы долларов. Формально зарплата главы банка составляла 200 тыс. швейцарских франков в год, но получал он на руки по 2000 в месяц, т.е. на уровне торгпреда и приходящей в банк швейцарской уборщицы. Остальное шло государству.

Между тем, бизнес развивался. Юрию Карнауху удалось даже помочь братскому Вьетнаму. После сдачи Сайгона северянами было захвачено золото южновьетнамцев — 12 тонн. Продали его через советский банк в Цюрихе.

Тот факт, что СССР хорошо зарабатывает на золотом рынке, стал тревожить США. Для того, чтобы сбить цену, были организованы золотые аукционы МВФ. Но в итоге цену обрушить не удалось. Более того, на некоторых аукционах банк Карнауха сам покупал драгоценный металл.

Тогда геополитические конкуренты решили действовать иным путём. Соединённые Штаты, почувствовав провалы на аукционах, организовали свой собственный внутренний рынок и золотую фьючерсную биржу. И уже в 1980 году годовой оборот на этой бирже в 46 раз превышал объём реального производства золота. США получили инструмент контроля золотого рынка.

Подошла исподволь беда и к «Восход Хандельсбанку». Швейцарские власти позволяли работать в банке минимуму сотрудников из самого СССР. У Карнауха в конце семидесятых были двое помощников — и всё. Дилеры были швейцарцами. 

И, как полагает Карнаух, американскими спецслужбами был завербован главный дилер банка Вернер Питерханс, а также ещё два швейцарских дилера. Тем более, впоследствии оказалось, что у Питерханса в США жил брат.


Золото исторически хранили и перевозили в таких слитках

А между тем отношения с США ухудшались, против СССР были введены международные санкции из-за Афганистана... Советский Союз стремились отрезать от всех источников валюты.

В 1984 году Карнауха решили ротировать, отправить в Москву. При смене президента банка обычно происходит проверка. Для этого в Цюрих отправилась комиссия во главе с зампредом Внешторгбанка Альбертом Макеевым. 

Комиссия готовилась быстро завершить работу, чтобы успеть домой к ноябрьским праздникам. Но неожиданно Макеев дал телеграмму в Москву о неких возникших проблемах, после чего... скоропостижно скончался прямо в номере гостиницы. 

Вскрытие было проведено на месте швейцарцами, и на родину было доставлено тело без мозга и ряда внутренних органов, что дало повод подозревать отравление, но доказать это или опровергнуть было невозможно.


Вот в таких небольших уютных особняках Швейцарии в прошлом столетии и располагались банки, в которых творилась мировая финансовая история

А дилер банка Питерханс сделал признание: рассчитывая на изменение конъюнктуры рынка, он неправильно оценил движение курса доллара. Операции он проводил в надежде на его падение, а американец упорно шёл вверх. 

Игра на валютном рынке оказалась неудачной и принесла огромный убыток. При этом вёл двойную бухгалтерию. Питерханса судили, но наличие корыстного умысла не обнаружили, так что он отделался лёгким испугом (полтора года условно) и уехал... в США. Видимо, за гонораром.

На руководство банка в СССР было заведено уголовное дело, но оно в конце концов разваливалось. В 1987 году участникам процесса, как орденоносцам, предложили амнистию. Заместитель председателя банка Самсонов принял предложение, а Ю. Карнаух отказался. И в итоге был оправдан. 

Конечно, он мог бы внимательнее следить за дилерами, поверять их. Утрата бдительности, конечно, имела место. Но ведь главным для банка была работа по золоту, валютные спекуляции воспринимались как нечто второстепенное... Банк же был преобразован в отделение Внешэкономбанка.

«За время своей работы в Цюрихе я заработал, продавая золото выше рыночной цены, в доход стране более 4 млрд долларов. Это меня успокаивало, у меня совесть была чиста! Даже если мной были допущены какие-то ошибки», — рассказал впоследствии Юрий Карнаух историку Николаю Кротову.


Больше оперативных новостей читайте в Telegram-канале @ПРОметалл.

Теги: золото, Лондон

Последние публикации

04.10.2022

Заявка на высокотехнологическое присоединение
Чем прирастёт российская металлургия

04.10.2022

Индия ищет замену литию в аккумуляторах
Ola Electric уже работает над созданием альтернативного материала

03.10.2022

Стройматериалы посыпались
Цены на них в России продолжают снижаться, а рынок недвижки стагнирует

03.10.2022

Искусство на грани фантастики
Чем знаменит кузнец-художник Владимир Каноник