Воскресенье, Октябрь 02, 2022
Бремя вперёд

14.02.2022

Аналитика

Бремя вперёд

Чем грозит новое повышение НДПИ

Фото: Shutterstock

С 2022 года изъятие сверхдоходов у металлургов производится в форме повышения НДПИ (налог на добычу полезных ископаемых) и введения нового вида акциза на жидкую сталь. Это уже второе повышение НДПИ для металлургического сектора: в прошлом году его подняли в три с половиной раза. По мнению большинства аналитиков, увеличение НДПИ может привести к закрытию малого и среднего бизнеса, к заморозке инвестиционных проектов. А сами металлурги, привыкшие к жирным барышам, не досчитаются десятков миллиардов рублей. Какие последствия ждут отрасль, и кто останется в выигрыше?

С чего всё началось

Облегчить карманы металлургов — идея не новая. Её выдвигал ещё в 2018-м году нынешний первый вице-премьер, а тогда помощник президента Андрей Белоусов. Логика простая: у экспортёров из-за девальвации рубля образовалась сверхприбыль, надо бы поделиться. В то время бизнесу удалось отбиться.

Но уже через два года, в 2020-м, правительство по инициативе Минфина увеличило в 3,5 раза выплаты по НДПИ при добыче чёрных и цветных металлов за счёт «рентного коэффициента». Большую часть из 54–56 млрд руб. дополнительных налогов заплатил «Норникель».

Первый вице-премьер Андрей Белоусов. Фото: РИА Новости

Первый вице-премьер Андрей Белоусов. Фото: РИА Новости

В мае 2021 Белоусов в интервью РБК продолжил гнуть свою линию: «Мы посчитали, что металлурги нас, государство, бюджет, — извините за это слово — нахлобучили в части госкапвложений и гособоронзаказа примерно на 100 млрд руб.», — сказал он. По оценке БКС, тогда металлургические компании в среднем тратили на НДПИ 5% от EBITDA. Но Кремль не устраивало такое положение дел, когда сверхдоходы, получаемые металлургами, проходили мимо бюджета. Ведь по мере восстановления экономики спрос на продукцию из металла существенно увеличивался, а его предложение не успевало за ним. Цены стремительно росли, а металлургические компании богатели, получая валютные платежи.

И вот в августе прогремело. Президент Владимир Путин, находясь в Башкирии на церемонии открытия нового завода по производству сухих строительных смесей «Цемикс» группы компаний «Ласселсбергер», заявил, что налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) для металлургических компаний будет повышен с 2022 года. Президент пояснил, что из-за высоких цен на мировых рынках металлурги экспортируют продукцию, из-за чего растут цены на внутреннем рынке, а производители металлов стараются извлечь максимальную прибыль. «Это ведёт к дефициту этой продукции на внутреннем рынке и, соответственно, к росту цен. <…> Можем ли мы внутри страны и должны ли мы принимать какие-то меры ограничительного характера? Можем и должны. Именно так мы и делаем», — сказал тогда Путин.

Фото: РИА Новости

Фото: РИА Новости

После этого в отрасли наступил момент тягостного ожидания. При этом государство решило долго не тянуть и не оставлять металлургические компании без дополнительных сборов в 2021-м году: с 1 августа по 31 декабря в России чиновники ввели временные пошлины на экспорт чёрных и цветных (меди, никеля, алюминия) металлов и металлопродукции за пределы ЕАЭС. По оценке первого вице-премьера Андрея Белоусова, в бюджет поступило более 160 млрд руб. По его словам, эта сумма составляла лишь «незначительную часть», около 20–25% сверхприбыли, которую российские металлурги получили от благоприятной конъюнктуры на мировых рынках.

Правительство и российский бизнес вступили в переговоры. Вмешаться в этот процесс пришлось лично премьер-министру Михаилу Мишустину. Агентство РИА Новости распространило в сентябре фотографию из Белого дома, на которой за одним столом сидят премьер, министры и бизнесмены, и обсуждают налоги.

Белоусов в очередной раз упрекнул бизнес за малые вложения в инвестиции. Это и тормозит экономику, заявил он.

«Почти 90 лет назад в марте 1932 года Максим Горький написал замечательную известную статью „С кем вы, мастера культуры?“. Вот хочется спросить: с кем вы, мастера металлургии и химии? Вы в национальной повестке или нет?» — спросил он у металлургов.

Премьер Мишустин после встречи заявил, что бизнесу и правительству удалось договориться. Это же подтвердил журналистам министр финансов Антон Силуанов. Но какие конкретно договорённости они заключили, из публичных заявлений было не ясно.

Премьер-министр России Михаил Мишустин.Фото: РИА Новости

Премьер-министр России Михаил Мишустин.Фото: РИА Новости

В октябре ассоциация «Русская сталь» (в неё входят Evraz, НЛМК, ММК, «Металлоинвест», «Мечел», ОМК, ТМК, «Северсталь» и ПМХ) обратилась к премьер-министру Михаилу Мишустину с просьбой ограничить срок действия повышенной налоговой нагрузки периодом 2022—2024 гг. В письме указывалось: во внесённом в Госдуму законопроекте срок действия нового механизма по сбору НДПИ не ограничен и предполагается бессрочным, а акциз на сталь является новым видом фискальной нагрузки, ранее не применявшимся в отечественной практике. Запоздалое письмо отнесли премьер-министру Михаилу Мишустину. В своих письмах бизнес первым делом напоминает о том, что Владимир Путин ранее обещал не увеличивать фискальную нагрузку в ближайшие годы. «Ъ FM» спросил об этом пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова.

«Повышение НДПИ — не единственный инструмент „мобилизации бюджетных доходов“, как называет эти инициативы Минфин. В планах правительства пересмотреть льготы для нефтяников, увеличить внешние заимствования и увеличить табачные акцизы», — об этом Песков говорил полтора года назад. Как видим, так всё и случилось.

Наконец, в ноябре всё разрешилось, Владимир Путин подписал закон, повышающий с 2022 года налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ).

Фото: Shutterstock

Фото: Shutterstock

Ставку НДПИ на железную руду, где содержание железа составляет 62%, зафиксировали на уровне 4,8% от среднемировой цены на неё. В отношении многокомпонентных комплексных руд с содержанием меди, никеля, металлов платиновой группы, добываемых на территории Красноярского края, ставку НДПИ установили на уровне 6% от средних за налоговый период цен на медь, никель, палладий, платину, золото и кобальт на мировых рынках с привязкой к содержанию полезного компонента в руде. Ставка, которая рассчитывается таким образом, не может быть меньше 2555 рублей за тонну руды. Для калия ввели дополнительный коэффициент — 85 рублей на тонну добытой руды.

Для жидкой стали, которая используется для получения полупродуктов металлургического производства путём литья, акциз установили на уровне 2,7% от среднемесячной экспортной цены на слябы (полупродукт металлургического производства), которые были определены на условиях поставки в морских портах Южного федерального округа России. При цене менее $300 долларов за тонну, ставка акциза становится нулевой.

«Введение пошлины — это не наказание металлургов. Это часть комплекса защитных мер внутреннего рынка. Мы должны защитить нашего внутреннего потребителя от того, что происходит сейчас на мировых рынках», — пояснял первый вице-премьер в интервью РБК.

И чего теперь ждать?

Кандидат технических наук по специальности «Металлургия чёрных, цветных и редких металлов», доктор PhD по специальности «Металлургия» Лязат Толымбекова считает, что новый НДПИ повлечёт экономические и социальные риски для регионов, вплоть до закрытия предприятий и сокращения рабочих мест.

«Также увеличение НДПИ отрицательно повлияет на инвестиционную активность, снизит развитие минерально-сырьевой базы, приведёт к неконкурентоспособности на внешнем рынке, а также к росту цен на продукцию и может лишить отрасль новых проектов. Не будет денег для инвестиций в будущее отрасли», — считает Толымбекова.

С экспертом соглашается доктор экономических наук Владимиру Рудашевский: «Повысив НДПИ, власти запускают кампанию снижения инвестиционных планов как раз на тот самый уровень, на какой увеличен НДПИ. Они снизят свои инвестиционные программы».

Фото: Shutterstock

Фото: Shutterstock

Сами металлурги уже прикинули, сколько «честно заработанных» утечёт в казну. В Evraz ожидают в 2022 году дополнительных расходов на $250–300 млн. В НЛМК сообщили, что «изменение налоговой нагрузки повлечёт рост платежей в зависимости от ценовой конъюнктуры. Если цены будут на уровне среднего года (2019), то платежи увеличатся на $300 млн в год. Если цены останутся на уровне пикового 2021 года — $500–550 млн. ММК оценивает эффект в 2022 г. в $200–250 млн, «Металлоинвест» — в 20 млрд руб. ($270 млн), «Северсталь» — в $280–290 млн.

«Предприятиям нужен дифференцированный подход: по типу металлов, по ассортименту. У алюминиевых заводов и так мощности загружены на 40%. Если продолжать увеличивать фискальную нагрузку, это приведёт к тому, что ряд площадок просто закроется. Как вариант — облагать налогом только прибыль, которая выводится за рубеж, а не вкладывается в развитие. Возможно, есть смысл ввести в оборот понятие „налог на сверхприбыль“, как в развитых странах», — предлагает в своей авторской колонке в «Российской газете» президент Евразийской ассоциации налоговых и финансовых консультантов Мария Чумак.

Представители среднего бизнеса также обеспокоены, отмечая, что сохранение доходности и развитие новых проектов возможно только в условиях стабильного налогового законодательства. «Любой производитель будет закладывать свои издержки в стоимость продукции. А в связи с дефицитом на рынке покупатель эти цены примет. Все об этом знают, другого решения нет, — говорит генеральный директор ООО „Промышленные компоненты“ (поставщик металлопроката и кузнечных заготовок) Александр Емельянов. — Государство в моменте безусловно заработает. А дальше всё будет зависеть от того, как мы переживём кризис, будут ли способны потребители и дальше платить, или бизнесу придётся закрываться».

Больше всех пострадает малый и средний бизнес, считает промышленный эксперт, кандидат экономических наук Леонид Хазанов. Дело в том, что поставками за рубеж занимаются не только гиганты, у которых есть запас прочности, но и компании «средней руки». И ввод пошлин в прошлом году уже сильно ударил по ним.

«Крупные металлурги могут поднять закупочные цены на лом и затем стоимость стали, фактически переложив затраты на потребителей, — утверждает эксперт. — Небольшим компаниям сделать это практически невозможно — у них низкая рентабельность и ограниченные финансовые ресурсы».

Повышение НДПИ — не единственная будущая проблема для металлургов. Впереди вступление в силу «зелёной политики» ЕС, которая предполагает введение нового углеродного налога с 2026 года. Это значит, что в будущем нагрузка на российских металлургов ещё больше увеличится.

Кто в выигрыше?

В конце прошлого года депутат от «Партии Роста» Оксана Дмитриева заявила коллегам, что предложение привязать налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) и акциз на жидкую сталь к мировым котировкам этого продукта неминуемо повлечёт за собой рост внутренних цен на металлы до уровня мировых.

Фото: РИА Новости

Фото: РИА Новости

«Более того, с учётом компенсации входящего НДС по экспорту и наличия НДС внутреннего экспорта для металлургов будет существенно выгоднее поставок на внутренний рынок, — считает Дмитриева. — Это приведёт к существенной потере конкурентоспособности всей отрасли машиностроения и металлообработки, а также скажется на промышленности строительных материалов (в части металлоконструкций)».

Но не все опрошенные эксперты видят в росте фискальной нагрузки одни минусы. Кандидат экономических наук, доцент кафедры организационно-управленческих инноваций РЭУ им. Г. В. Плеханова Михаил Хачатурян, считает, что принятые государством меры стабилизируют цены на стройматериалы, и это положительно скажется на конечной цене на недвижимость.

С ним соглашается независимый финансовый аналитик Михаил Воронин и добавляет, что вариант с НДПИ, когда компании расплачиваются на этапе добычи ресурсов из земли, а не на этапе продажи, логичен и в целом справедлив, а главным бенефициаром станет государство.

К слову, в правительстве посчитали, что совокупный эффект вышеуказанных изменений в 2022 году оценивается на уровне 293,2 млрд рублей (0,22% к ВВП), в 2023 году — 264,1 млрд рублей (0,19% к ВВП), в 2024 году — 506,4 млрд рублей (0,33% к ВВП).

В наступившем году Минфин уже предупредил: менять ничего не собираемся. Об этом сообщил ТАСС заместитель министра финансов Алексей Сазанов в кулуарах Гайдаровского форума.

«Если мировая конъюнктура положительная, то автоматически будет налоговая нагрузка изменяться. На первый взгляд никаких изменений не планируем», — сказал замминистра.

Между тем, в конце осени все уважаемые информационные агентства и СМИ растиражировали текст письма директора Института социальных исследований и развития гражданских инициатив Максима Петунина с предложением перенаправлять на счета несовершеннолетних часть собранного налога. Поступившие средства будут храниться на депозите до достижения ребёнком восемнадцати лет, а сумма будет увеличиваться за счёт банковских процентов. К примеру, в Кувейте в фонд будущих поколений ежегодно перечисляется 10% от доходов, получаемых от продажи нефти и нефтепродуктов. При рождении кувейтского младенца на его счёт в банке государство автоматически кладёт $3000. Письмо по традиции отнесли премьер-министру Михаилу Мишустину.

Больше оперативных новостей читайте в Telegram-канале @ПРОметалл.

Теги: ндпи, Белоусов А., Дмитриева О., Рудашевский В., Толымбекова Л., Россия, Русская сталь

Последние публикации

30.09.2022

Китай преодолел стагнацию рынка
Индекс деловой активности начал расти

30.09.2022

Странное время для российского золота
Федеральным чиновникам нечего сказать золотодобытчикам?

29.09.2022

Дни и ночи от мартеновских печей…
Правительство решит, где металлурги принесут большую пользу Родине

29.09.2022

Металлургия Европы на грани краха
Заводы сокращают производство