Среда, Июнь 19, 2024
В освоении богатств Попигайского кратера может помочь Беларусь

29.05.2024

Аналитика / Горнодобыча

В освоении богатств Попигайского кратера может помочь Беларусь

Сибирские учёные очень на это рассчитывают

Вероятно, все в России слышали про то, что на полуострове Юкатан много миллионов лет назад упал астероид, оставивший громадный кратер, из-за чего, по мнению некоторых учёных, на планете вымерли динозавры. Но немногие знают, что в России есть кратер сопоставимых размеров, и тем более о том, что он может стать источником ценнейшего сырья. Речь идёт о Попигайском кратере на границе Красноярского края и Якутии.

Если быть точным, то это четвёртый по размерам на Земле ударный кратер. Небесное тело диаметром в 6 километров 36 миллионов лет назад врезалось здесь в Землю со скоростью 30 километров в секунду, взрыв продолжался не более полутора секунд, но оставил мощные последствия. Кратер 100 км в диаметре, 200 метров в глубину.

Попигайский кратер был открыт в первые послевоенные годы, а уже на излёте советского периода выяснилось, что падение небесного тела привело к образованию крупнейшего в мире месторождения импактных алмазов из графита, лежавшего на поверхности. Импакт в переводе с английского означает внешнее воздействие. Классические природные алмазы образуются при температуре не ниже 1000 градусов Цельсия и высоком давлении, а импактные получаются при намного более высоких температуре и давлении в эпицентре удара астероида.

изображение из открытых источников

Попигайский кратер на карте России.

изображение из открытых источников

В советский период данные о месторождении засекретили, так как делали ставку на строительство индустрии синтетических алмазов. Уже в XXI веке гриф секретности был снят, и выяснилось, что ресурсы месторождения могут превышать триллион карат (для сравнения, разведанные запасы якутских алмазов — всего около миллиарда)!

Сразу скажем, ювелирной ценности эти алмазы не имеют. Но у них есть совершенно иные ценные качества: алмазы-импактиты, имеющие иную структуру, оказались значительно твёрже обычных.

В 2014 году в Институте геологии и минералогии СО РАН заявили, что смогли изготовить из импактитов сверхпрочный материал, который по устойчивости на 20–53% превосходит аналоги из синтетических алмазов. В пресс-службе ИГМ СО РАН тогда сообщали, что продукт способен обеспечить скорость резания более 140 м/мин.


фото РИА Новости

Всесоюзный научно-исследовательский геологический институт им. А.П. Карпинского. Участники экспедиции в район Попигайского метеоритного кратера в Сибири - (слева направо) доктор геологических наук Виктор Людвигович Масайтис, геолог Татьяна Селивановская и кандидат геолого-минеральных наук Мурат Михайлов рассматривают образцы пород, привезенных из экспедиции.

фото РИА Новости

А академик РАН, научный руководитель ИГМ Сибирского отделения РАН Николай Похиленко на основании данных проведённых впоследствии исследований утверждает, что свойства этого материала просто уникальны. Об этом он напомнил на состоявшемся на днях заседании Высшего горного совета.

По его словам, импактные алмазы — это природный наноструктурированный поликристаллический материал, обладающий выдающимися абразивными способностями: в 2,5-3 раза выше, чем у природных алмазов. При их использовании скорость обработки поверхностей в 2,5–3 раза вырастает, а их абразивная устойчивость в 3–5 раз выше (то есть их можно использовать гораздо дольше).

Поэтому очень важна перспектива использования попигайских алмазов для шлифовки. Импактные алмазы могут быть применены для обработки поверхностей не только в машиностроении и металлургии, но и, например, в изготовлении полупроводников и при обработке кремниевых пластин для микроэлектроники. Кроме того, они произведут революцию в алмазном бурении, их можно использовать для создания инструментов для проходки твёрдых пород, таких как граниты и так далее.

Нигде более в мире импактиты с такими свойствами до сих пор не обнаружены. Это позволяет экспертам говорить о том, что Россия имеет потенциал, дабы стать монопольным обладателем неограниченных запасов уникального сырья, востребованного в сфере передовых технологий.


фото автора

Академик РАН, научный руководитель ИГМ Сибирского отделения РАН Николай Похиленко.

фото автора

Дело за «малым» — найти инвесторов, учитывая, что на месторождении нет никакой инфраструктуры (ближайший посёлок Попигай находится более чем в 100 километрах). Также отсутствует технология обработки данного сырья. Возможно, синергетический эффект могла бы дать совместная разработка этого месторождения с находящимся в той же зоне Томтором. Но и этот проект пока висит в непонятной ситуации, о чём мы недавно писали (кстати, по данным Николая Похиленко, группа «Мангазея», купившая недавно у «Полиметалла» его драгметалльные активы, долю в Томторе себе брать не стала).

Наконец, необходимо решить правовой вопрос — перевести имеющиеся там запасы из категории алмазного сырья в сырьё абразивное, что на порядок снизит для претендентов стоимость платы за лицензию. То есть заметно сократит инвестиционные затраты.

В десятых годах нашего века, когда сведения о Попигайском кратере были обнародованы, это вызвало большой интерес. И несколько лет назад были сообщения о том, что с сибирскими учёными встречались для обсуждения этого вопроса руководители холдинга «Система».

фото автора

Николай Похиленко на заседании Высшего горного совета.

фото автора

«По вопросам добычи и промышленного применения попигайских лонсдейлитов мы на днях встречались с руководством Акционерной финансовой компании «Система», с которым Сибирское отделение РАН недавно подписало соглашение о сотрудничестве. В частности, нас принял вице-президент АФК «Система» Артём Иванович Засурский. Речь шла о достаточно крупных инвестициях в попигайский проект и о времени возврата вложенных средств, — рассказывал СМИ в начале 2020 года, ещё до пандемии, академик Николай Похиленко.

 — Нас несколько насторожил предполагаемый срок реализации проекта в три-четыре года: на Попигае и вокруг него сегодня нет никакой инфраструктуры. Надо строить пилотную установку, отрабатывать на ней технологию обогащения, выпустить пробную партию хотя бы в 100–150 тыс. карат, чтобы испытать на различных видах конечных изделий, а также исследовать патентную перспективу и спрос на них», — отмечал академик. Это свидетельствовало о недостаточной серьёзности подхода возможных российских инвесторов. И неудивительно, что переговоры с ними заглохли. Зато появился новый возможный интересант.

«В октябре прошлого года я разговаривал с президентом Беларуси Александром Лукашенко. Я рассказал о проекте, Александр Григорьевич отметил, что его стране это очень интересно. Дело в том, что в Беларуси сохранилось развитое машиностроение, в том числе ориентированное на атомную отрасль, минсредмашевское. И они для обработки поверхностей покупают материал из Индии, который и хуже наших импактных алмазов, и дороже. Импактными алмазами, кстати, пробовали полировать поверхности ТВЭЛов для АЭС — получили прекрасные результаты.


фото автора

Николай Похиленко с коллегами.

фото автора

Для специалистов из Беларуси это не новая тема. С 2009 года мы сначала изучали данные алмазы совместно с украинскими коллегами из Института сверхтвёрдых материалов имени Бакуля, но потом это сотрудничество прекратилось. И тогда мы обратились к минским коллегам. Там существует мощная научная школа, созданная академиком Петром Витязем, и мы с её специалистами наладили прочный контакт.

Александр Лукашенко мне сказал, что они готовы войти в этот проект, поставить собственное горное оборудование, например. У них, скажем, есть прекрасные дробильные мельницы на воздушной подушке производительность 180 тонн в час, в арктическом исполнении. Они не ломаются на морозе. Могут белорусы поставить в арктическом исполнении жилые блоки, кухни, мастерские для вахтового посёлка. И, что очень важно, поделиться технологиями для обогащения. Президент Лукашенко отметил, что будет говорить об этом с Владимиром Путиным», — рассказал в интервью «Про Металлу» академик Николай Похиленко.

Впрочем, параллельно с поиском инвесторов нам самим стоит решить вопрос с доразведкой кратера и постановкой запасов на госбаланс. По словам Похиленко, сейчас там стоят на балансе лишь запасы участка «Скальный», которые составляют 140 миллиардов карат алмазов со средним содержанием 25 карат на тонну. Этот участок пока в нераспределённом фонде. Но на Попигае есть и другие участки, которые нужно доразведать.

Как говорится, Земля наша велика и обильна, до освоения всех её богатств руки доходят далеко не сразу. А о существовании некоторых мы пока даже не знаем. Будем надеяться, и до Попигайского кратера когда-нибудь очередь дойдёт.


Алексей Василивецкий


Больше оперативных новостей читайте в Telegram-канале @ПРОметалл.

Теги: алмазы, Россия

Последние публикации

19.06.2024

ИИ уже заработал металлургам миллионы долларов

Как нейросети помогают отрасли?

19.06.2024

Казахстан рассекречивает данные по редким и редкоземельным металлам
В расчёте на инвесторов из дальнего зарубежья

19.06.2024

Американские производители алюминия стремятся к декарбонизации производства
Но и Россия в этом плане старается не отставать

18.06.2024

Как санкции США против Мосбиржи повлияют на бизнес?

Потеря финансовой платформы поднимет цены на импорт