Вторник, Июнь 25, 2024
Как обеспечить энергией горные проекты Арктики и Дальнего Востока

12.10.2023

Аналитика

Как обеспечить энергией горные проекты Арктики и Дальнего Востока

Россия уже строит небольшие АЭС, импортозамещать ничего не придётся

ВЭФ-2023 уже стал частью истории, но его отголоски будут актуальны ещё долго, ведь проблемы не решатся сами собой. В частности, одной из ключевых задач для горно-металлургической отрасли в Арктике и на Дальнем Востоке остаётся обеспечение горняков и металлургов недорогой электроэнергией. 

И здесь самый перспективный вариант решения — развитие атомной энергетики в формате небольших АЭС. Эту тему на ВЭФ активно обсуждали, особенно применительно к проектам по добыче сырья.

«Росатом» сейчас проектирует реактор малой мощности на базе установки «Шельф-М». Это практически батарейка: контейнер привозится, подключаются провода, и он работает 10–12 лет, а потом производится перезарядка. Это интересное решение для тех районов, куда невыгодно тянуть провода. Таких штук в мире пока вообще нет», — рассказывал на форуме и.о. губернатора Чукотки Владислав Кузнецов.


фото из открытых источников

Вот так выглядит установка «Шельф-М».

фото из открытых источников

Кузнецов имел в виду энергообеспечение проекта по освоению месторождения золота «Совиное», которое осуществляет «Атомредметзолото», дочерняя росатомовская структура. Стоит отметить, что ещё в 2005 году лицензию на него приобретала Highland Gold, а потом от него отказалась, посчитав будущие затраты — в немалой степени по причине проблем с обеспечением электроэнергией.

Тема освоения Арктики с помощью небольших АЭС родилась далеко не сегодня, и даже не вчера. В следующем году российские атомщики смогут отметить полувековую годовщину ввода в строй первого энергоблока Билибинской АЭС на Чукотке. Его запустили в январе 1974 года (всего энергоблоков построили там четыре). Самая северная в мире АЭС как раз и была рассчитана на обеспечение электроэнергией Билибинского ГОКа.

К ней же в 2020 году подсоединилась плавучая атомная станция «Академик Ломоносов», пришвартовавшаяся возле Певека (хотя изначально, за 15 лет до того, её планировали для Северодвинска). Вероятно, после закрытия БАЭС «Академик Ломоносов» возьмёт на себя её функции.


фото РИА Новости

Билибинская АЭС на Чукотке.

фото РИА Новости

На другом конце России, также в Заполярье, «Росатом» построил Кольскую АЭС, которая, как выяснилось, имеет избыточную мощность (о планах экспортировать электроэнергию в Финляндию или Норвегию в текущих геополитических реалиях, очевидно, можно забыть). Возможно, в будущем их удастся использовать для осуществления крупных горнодобывающих проектов (добычи лития, хрома и так далее).

Именно сейчас мы наблюдаем резкий всплеск активности по использованию атомных электростанций для освоения северных месторождений. Согласно стратегическим документам по развитию Арктики, до 2030 г. в российском арктическом регионе планируется ввести 2091 МВт установленной мощности на новых электростанциях, в т. ч. на АЭС — 600 МВт.

Алексей Лихачёв, генеральный директор Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом», напомнил о том, что строятся четыре энергоблока для освоения медного месторождения по проекту «Баимская». 


фото РИА Новости

Кольская АЭС в Заполярье.

фото РИА Новости

«В сотрудничестве с нашими китайскими партнёрами», — добавил он, поскольку корпуса для плавучих станций на «Баимскую» изготавливают на судоверфи в китайском Наньтуне. Первые два корпуса плавучих энергоблоков для этого месторождения должны быть транспортированы из КНР в Россию, где на них поставят наше оборудование, уже в феврале следующего года. О том, что наземные энергоблоки АЭС малой мощности будут поставлены в Якутию для освоения месторождения Кючус и всего прилегающего кластера, ориентированного на добычу металлов, мы недавно уже писали.

Возникает, естественно, вопрос: насколько безопасны экспериментальные АЭС малой мощности? Лихачёву на ВЭФ слова ведущего об «эксперименте» и «тестировании» не понравились, хотя они и прозвучали во вполне комплиментарном контексте («В Якутии лучшие условия для тестирования новых технологий, поскольку то, что работает в её жёстких условиях, будет работать везде»). 

Как заявил глава «Росатома», они используют самые передовые технологические решения, но ничего не проверенного многократно они Арктике не предлагают. Вместе с тем «Росатом» в регионе создаёт «референсы», успешные примеры, на которые можно ссылаться, предлагая наши технологии зарубежным странам.


фото с сайта Росатома

Алексей Лихачёв, генеральный директор Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом».

фото с сайта Росатома

«Ничего непроверенного мы не несём, в этом смысле неправильно говорить про тестирование, я назвал бы Сибирь и Дальний Восток нашей точкой роста. Кстати, по прогнозам аналитиков, именно здесь энергопотребление будет расти в ближайшие годы вдвое быстрее, чем в целом по России. Поэтому мы, «Росатом», пойдём сюда и будем предлагать самые передовые решения. Это, можно сказать, наша витрина», — подчеркнул Лихачёв.

«На сегодня мы имеем заделы в 10–12 лет по сравнению с конкурентами. Что у них существует в бумаге, то у нас уже как минимум в стендах и ниокрах, а если говорить о малой мощности, в том числе мобильной малой мощности, то и в референтных проектах. Конечно, в ходе работы с зарубежными странами нас ждёт конкурентная борьба и по устойчивости генерации, и по экологичности и так далее. 

Плюс усиливается политическая составляющая, что связано с прямым неприкрытым давлением на наших контрагентов. Кого-то из них это тормозит, кто-то, наоборот, понимает, что бороться с этим можно только развивая кооперацию. Но очень важно, что наше предложение максимально будет соответствовать требованиям устойчивости и «зелёности». Углеродная повестка, а которой много говорят применительно к добыче полезных ископаемых, полностью реализуется в предлагаемых проектах», — отметил Алексей Евгеньевич.


фото с сайта Росатома

В атомной энергетике России не надо ничего замещать. Мы сами опережаем иностранных конкурентов.

фото с сайта Росатома

Можно сказать, что альтернативы в регионе особо-то и нет. Ветрогенерация в суровых условиях Арктики ненадёжна и требует использования в экстремальных климатических условиях особо прочных, устойчивых к низким температурам материалов, что удорожает проекты. Солнечная генерация должна учитывать такой фактор, как полярная ночь, когда инсоляция минимальна. То есть опять-таки потребуются гибридные варианты, когда зимой для выработки электроэнергии придётся использовать дизель, завоз которого авиатранспортом или морем обходится, что называется, в копеечку.

Приливные электростанции, которые тоже помянули на ВЭФ — это просто экзотика (и не случайно в России существует в единственном экземпляре — на берегу Охотского моря). Остаётся разве что «мирный атом», дающий достаточно энергии, чтобы обеспечить возможность осваивать в том числе месторождения с низкими содержаниями, трудноизвлекаемыми запасами (и мы ещё практически не начали разрабатывать богатства океанского шельфа, но этот этап впереди).

Кстати, как подчеркнул Лихачёв, применительно к Дальнему Востоку имеет смысл говорить не только о малой атомной генерации. Пока в регионе нет ни одной крупной АЭС, но планы их строительства уже разработаны с учётом возможности экспорта электроэнергии в Китай, а также растущих внутренних потребностей ДФО.


Алексей Василивецкий


Больше оперативных новостей читайте в Telegram-канале @ПРОметалл.

Теги: металлургия, полезные ископаемые, Лихачёв А., Братск, Ловозерское месторождение, Североонежское месторождение, Открытие завода, Росатом

Последние публикации

25.06.2024

Отрёкшемуся «Полиметаллу» евро не подадут
Европейские банки хотят разорвать отношения с компанией

25.06.2024

Задержан президент «Селигдара» Константин Бейрит
Но проекты «Селигдара» не должны остановиться

25.06.2024

Чем объяснить тренд на алюминиевые окна
ПВХ постепенно выходит из моды

24.06.2024

Кармет меняет карму
Есть ли жизнь после ArcellorMittal?