Вторник, Сентябрь 27, 2022
Илон Маск подался в шахтёры

19.09.2022

Корпорации / Другие

Илон Маск подался в шахтёры

Tesla поддерживает проект «зелёной» горнодобычи в Миннесоте

От редакции. Илон Маск — человек разносторонний, многогранный. Он уже стал неким символом американского бизнеса. Примерно, как Рокфеллер или Дональд Трамп в молодости. Он экспериментирует с космосом, приобретает соцсети, светится везде, где пахнет деньгами уже сейчас или может запахнуть в будущем. 

Но пока что его главный актив — это всё-таки производство электромобилей. Их очень любят покупать наивные европейцы, помешанные на экологии и научно-техническом прогрессе.

Вот только сырья для производства ионно-литиевых батарей становится всё меньше. Вернее, оно есть, но добывается главным образом в недружественных для Америки странах, например, в Китае. 

В этом нет ничего удивительного. США, как и Западная Европа, уже давно причислили горнодобычу к разряду «грязных» производств и отдали её на откуп, или на аутсорсинг, странам победнее. Пусть их жители дышат разными выбросами, а «элита человечества», каковой Запад себя однозначно считает, должна наслаждаться первозданной природой.

Сейчас, когда Запад осознал, что наглухо зависит от тех же Китая и России по ряду цветных и редкоземельных металлов, пришло время менять концепцию и осваивать собственные месторождения. 

Вот и Илон Маск решил освоить шахтёрскую профессию. Фигурально, конечно. Его Tesla теперь будет поддерживать горнодобычу в Миннесоте, несмотря на ожидаемое сопротивление местных экоактивистов.

Газета Washington Post (США) попыталась понять, насколько вообще это реально и пострадает ли экология этого региона. Предлагаем перевод этого материала.


Америка возвращается к истокам. Теперь американцы вынуждены будут осваивать собственные месторождения, чтобы не зависеть от импорта из недружественных стран. В дружественных сырья не осталось.

Можно ли сделать горнодобычу экологичной?

От этого зависит, осуществится ли массовый переход на электромобили. Tesla поддерживает проект «зелёной» горнодобычи в Миннесоте. Но сможет ли компания Илона Маска преодолеть сопротивление местного населения?

Электромобили по-прежнему редкость в этом болотистом районе центральной Миннесоты, где на просёлочных дорогах чаще встретишь стаи диких индеек, чем электромобиль Nissan Leaf. Но этот штат может оказать огромное влияние на процесс перехода США к автомобилям с нулевым выхлопом. 

Ситуация вокруг города Тамарак, который расположен прямо над сокровищницей металла, используемого в батареях электромобилей (EV), быстро становится индикатором способности автомобильной промышленности справиться с климатическим вызовом, что потребует колоссального количества сырья для аккумуляторов, добытого на территории США и с соблюдением экологических норм.

Только что подписанный президентом Байденом пакет «климатических» законов даёт новый импульс таким компаниям, как Talon Metals, стремящимся убедить местное население в своей способности добывать тысячи тонн никеля без ущерба для окружающей среды. Законодательство предусматривает налоговые льготы на миллиарды долларов, доступные только покупателям EV, изготовленных из компонентов, которые произведены в США или ряде дружественных стран.


Джо Байден законодательно простимулировал добывающие компании. Теперь им предстоит убедить местное население, что добыча не скажется на их здоровье, и оно будет таким же крепким, как и у самого Байдена.

Немногие EV могли бы прямо сейчас соответствовать этому требованию. Принятие климатического пакета подтолкнёт автопроизводителей к созданию гораздо более надёжных логистических цепочек и создаст условия для изменения напряжённого положения, когда Китай и некоторые другие страны-конкуренты контролируют рынок полезных ископаемых, имеющих решающее значение для увеличения производства EV.

Тем не менее, такие компании, как Talon, которая планирует вести добычу в Тамараке, сталкиваются с большими препятствиями. Американцы уже давно привыкли к передаче горнодобычи и сопутствующего ей загрязнения воды и воздуха на аутсорсинг.

«История разработок такого типа в США довольно тяжела, — говорит Том Андерсон, чья семья владеет недвижимостью в Тамараке с тех пор, как прадед Тома в 1896 году построил усадьбу в трёх милях от планируемого рудника. — Они могли бы сделать его экологически чистым, потратив достаточно денег, но никто никогда этим не занимается».


Город для вашей жизни, так написано на этом плакате. Интересно, будет ли Тамарак таким же привлекательным уже лет через 5?

Проблемы, с которыми сталкивается Talon и горнодобывающие компании по всей Америке, усугубляются тем, что у племенных общин возникли опасения в отношении возможного загрязнения нетронутых земель. Некоторые официальные представители таких общин уже готовятся к бою.

«Этот район слишком ценен, чтобы оставлять его на волю случая», — говорит Джин Скинэуэй-Лоуренс, глава группы Sandy Lake Band of Mississippi Chippewa. Активисты экологических организаций всё больше противоречат сами себе. Действительно, достижение амбициозных целей администрации Байдена по сокращению автомобильных выбросов зависит от быстрого одобрения крупных инвазивных проектов, которым защитники окружающей среды намерены сопротивляться. 

Горнодобывающие компании пытаются использовать установленные сроки реализации энергетического перехода в своих интересах, обещая настороженным природоохранным и племенным группам реализовывать проекты с учётом интересов общества.


Перед началом горнодобычи всегда идет период обещаний местному населению, что их жизнь станет только лучше.

«Это не рудник вашего деда», — сказал Брайан Голднер, возглавляющий геологоразведку в Talon Metals, у которой заключён контракт на поставки компании Tesla, первопроходцу в сфере электрической мобильности, 75 000 т никеля, добытого в Тамараке. Конечно, при условии, что Talon сможет провести работы полностью в режиме онлайн и в головокружительном темпе к 2026 году. 

«Многое изменилось за прошедшие десятилетия. Это всё равно что сравнивать результаты краш-тестов автомобиля 1960-х годов и современного», — замечает Голднер.

Talon ещё не подала заявку на получение разрешения на разработку месторождения, но планы изложены в открытых финансовых документах компании, которая активно продвигает проект с момента заключения контракта с Tesla. В настоящее время Talon проводит масштабные геологоразведочные работы на месте будущего рудника.

Это первая сделка Tesla по никелю в США, заключённая после того, как Илон Маск, исполнительный директор Tesla, умолял американские компании развернуть горнодобычу и пообещал крупный контракт любому, кто сможет делать это с соблюдением экологических норм. Единственный действующий никелевый рудник в США в Мичигане планируется закрыть в 2025 году.

Официальные представители Talon утверждают, что местные жители примут участие в руководстве строительством рудника, получат там работу, а компания возьмёт на себя финансирование ряда социальных проектов. Также сообщается, что добыча будет осуществляться на глубине 2000 футов, а на поверхности на территории площадью 60 акров разместятся несколько зданий, туннель и строительная техника.


Илон Маск крайне заинтересован в добыче никеля и лития для развития своего бизнеса по производству электромобилей.

«Все, кто живёт в этом районе, включая наших сотрудников, хотят защитить окружающую среду, — говорит Тодд Малан, глава отдела по связям с общественностью и климатической стратегии Talon. — Мы хотим, чтобы люди приходили и сообщали о своих проблемах. Это позволит нам показать, что при составлении планов работ мы учли эти запросы, даже если бы это стоило нам денег».

Малан рассказывает о сложных современных технологиях очистки воды и фильтрации воздуха, препятствующих попаданию токсичной пыли в окружающую среду. По его словам, горнодобыча в этом районе будет вестись «хирургическими» методами, ограничивающими воздействие на грунт. 

Talon также планирует совместить добычу полезных ископаемых с проектом по борьбе с изменением климата, храня в пористой породе на своей территории огромное количество углерода, который планируется извлекать из воздуха с помощью сверхсовременных устройств.

Компания выиграла грант в размере 2,2 млн долларов от Министерства энергетики США на реализацию проекта по хранению углерода, и она заслужила одобрение Белого дома за партнёрство с профсоюзом United Steel workers.

Но Talon ещё предстоит убедить каждого жителя Тамарака в безопасности горнодобычи. Несмотря на то, что местные политические лидеры с энтузиазмом подхватывают тезисы компании и многие в этом районе приветствуют создание сотни хорошо оплачиваемых рабочих мест на руднике, длинная история добычи сульфидов, загрязняющих американские озёра и реки, заставляет некоторых в сообществе задаваться вопросом, почему этого теперь удастся избежать.


Компания Talon пользуется поддержкой американских энергетиков, поскольку считается одной из лучших в плане экологической безопасности.

«Даже в лучшем случае добыча полезных ископаемых может быть разрушительной для окружающей среды, — утверждает Сара Ладислав, управляющий директор RMI, аналитического центра по чистой энергии. — Люди хотят знать, почему эти работы должны вестись на их землях.

Они спрашивают: «Мы перерабатываем все материалы, которые можем? Делаем ли мы всё, что необходимо, чтобы не возобновлять горнодобычу?» Если вы оглянетесь вокруг, часто ответ будет таким: мы делаем не всё, что можем».

В прошлом месяце Международное энергетическое агентство предупредило, что система поставок аккумуляторов и сырья для их производства должна расшириться на порядок за следующее десятилетие, чтобы обеспечить достижение глобальных целей по электрификации транспорта.

Агентство призвало мировых лидеров вкладывать больше средств в горнодобывающую промышленность, чтобы удовлетворить прогнозируемый взрывной спрос со стороны автопроизводителей. 

По данным МЭА, к 2040 году рынок лития, например, вырастет более чем в 40 раз. Агентство прогнозирует, что спрос на никель, кобальт и графит вырастет в 25 раз по сравнению с сегодняшним уровнем. Нестабильность логистических цепочек и геополитика в настоящее время создают условия для ценовых потрясений на рынке этих материалов.

Россия контролирует примерно пятую часть производимого в мире высококачественного никеля, металла, который ценится автопроизводителями за то, что помогает увеличить мощность аккумуляторов и запас хода EV. Это привело к тому, что цены на никель за короткий период выросли вдвое, когда Соединённые Штаты и европейские страны ввели санкции против России после начала конфликта на Украине.

Скачок цен на литий с 17 000 долларов за тонну в прошлом году до 78 000 долларов весной был назван Илоном Маском «безумием» и заставил заявить, что «Tesla, возможно, действительно придётся напрямую заняться крупномасштабной добычей и переработкой литиевых руд, если только цены не снизятся».


США пытаются задушить Россию санкциями, но рикошетом страдают сами от своих же санкций.

Цены с тех пор не снизились. Огромный спрос на этот металл обусловлен не только появлением на рынке миллионов EV, но и развитием электрической сети, которая будет питать их батареи. Сеть не только должна быть существенно расширена, но и стать куда более экологичной, чтобы соответствовать климатическим целям администрации Байдена.

Это потребует производства тысяч накопителей энергии размером с грузовик «Mack», подобных тем, которые заполняют расположенный в сельской местности склад компании Kore Power в Вермонте. Фирма помогает коммунальным предприятиям хранить ветровую и солнечную энергию, чтобы её можно было вернуть в сеть в периоды прекращения выработки такой возобновляемой энергии, например, ночью, когда водители заряжают свои электромобили.

«Многие этого не осознают, — отметил Джей Беллоуз, президент Kore Power, прогуливаясь среди возвышающихся батарей. — Сеть не рассчитана на значительно бОльшую нагрузку, чем она может выдержать прямо сейчас. Но с ростом рынка EV нам нужно будет производить в два раза больше электроэнергии. Мы должны заставить это работать».

Получение разрешений на добычу сырья для производства необходимых металлов может растянуться на десятилетие. Компания Twin Metals потратила более полумиллиарда долларов с 2010 года на разработку медно-сульфидного рудника в Миннесоте, который, как утверждается, обеспечит достаточно никеля для производства 7 млн аккумуляторов для EV.

Активисты-экологи предупредили, что этот план угрожает некоторым из самых ценных диких мест страны. Администрация Байдена в январе 2022 года прислушалась к призыву отозвать ключевые разрешения, поставив под угрозу проект.


Батареи, конечно, бывают разные. Но для всех нужен литий.

Планы по открытию крупного литиевого рудника в отдалённом районе Северной Невады, известном как Такер-Пасс, зависли из-за судебных исков со стороны коалиции представителей племён и владельцев ранчо, которые заявляют, что рудник уничтожит критически важную среду обитания и охотничьи угодья предков. Активисты больше года занимали на этом месте лагерь протеста.

Ещё один проект крупной литиевой шахты в Неваде буксует из-за борьбы за гречиху Тима, редкий полевой цветок на этом участке, который может исчезнуть в случае запуска рудника. Строители другого крупного литиевого рудника в Северной Каролине говорят, что даже если их проект и другие проекты получат одобрение в ускоренном порядке, изначально на рынке не будет достаточного количества металла для снабжения всех заводов по производству аккумуляторов в соответствии с запросами автопроизводителей в США.

«Все они объявили о своих планах по выпуску EV, — говорит Кит Филлипс, исполнительный директор Piedmont Lithium, — но совершенно очевидно, что некоторые из этих заводов будут простаивать. Нехватка лития возникнет достаточно быстро».

Многие из рудников, запланированных к открытию в США, создают серьёзные экологические проблемы. По данным MCSI, фирмы, которая исследует инвестиционные риски, резервации индейцев расположены в пределах 35 миль от 97% национальных запасов никеля и 79% лития. 

Некоторые представители компаний, выпускающих аккумуляторы, находятся в замешательстве, видя, что часть проектов замораживается по причинам, которые они считают тривиальными и не связанными с законными соображениями экологической безопасности.

«Нам нужно, чтобы правительство сказало: «Конечно, мы любим полевые цветы, и мы собираемся соблюдать стандарты экологического и социального управления, потому что это часть нашей культуры», — сказал Брайан Менелл, исполнительный директор Tech Met, инвестиционной компании, которая специализируется на «технологических металлах», — но в какой-то момент мы должны заявить: 

«Мистер группа диких цветов, вы сказали своё слово, а теперь идите и заткнитесь». Мы собираемся разрабатывать это месторождение, даже если уничтожим среду обитания полевого цветка, о чём все пожалеют. Это лучше, чем разрушить мир изменением климата».


Когда-то в этих местах индейцы собирали дикий рис. Они и сейчас его собирают. Вот только будущее этого промысла теперь под большим вопросом.

В то же время горнодобывающие компании настойчиво пытаются позиционировать себя как экологически чистые и непредубеждённые в своих усилиях по продвижению проектов. Talon ещё даже не подала заявки на получение разрешений для разработки месторождения, но уже несколько месяцев сколачивает коалицию в поддержку проекта.

Это слабое утешение для Джин Скинэуэй-Лоуренс и её сестры Лиз Скинэуэй, которые всю свою жизнь собирали местный дикий рис на озёрах в нескольких милях от того места, где Talon намерена добывать никель. 

Этот район Миннесоты — одно из немногих мест в стране, где такой рис, который на протяжении веков был главной сельскохозяйственной культурой и стержнем экономики коренных народов, до сих пор растёт в дикой природе.

Скинэуэи больше не зарабатывают себе на жизнь сбором сокращающегося урожая дикого риса, но они по-прежнему живут на озере недалеко от места предполагаемого строительства рудника и открыли лагерь, где в надежде сохранить традиции обучают желающих местным методам сбора риса. 

В их племенную группу Чиппева входит всего несколько семей. Они призывают более крупные племенные группы не заключать сделку с Talon и не поддерживать строительство рудника.

Местный универсальный магазин хранит в своих архивах квитанции 1950-х годов, когда прежние поколения Скинэуэев выгружали собранный рис прямо на берегу озера и продавали ожидающим там торговцам.

«Ветер переменчив, — замечает Скинэуэй-Лоуренс. — Этот токсичный воздух будет перемещаться. Он смешается с водами озера Минневава. Это погубит рыбу. Это уничтожит дикий рис. Так и будет».


Больше оперативных новостей читайте в Telegram-канале @ПРОметалл.

Теги: литий, никель, редкоземельные металлы, США, Санкции

Последние публикации

27.09.2022

Против лома нет приёма
Дефицит сырья, низкие цены и спад производства — угроза для металлургов

27.09.2022

В какую цену алюминий
Fitch Ratings предсказывает падение стоимости «крылатого металла»

26.09.2022

«Полиметалл» ожидаемо огорчил
У компании низкие финансовые показатели и туманные перспективы