Суббота, Май 25, 2024
Почему Австралия не выпускает электромобили?

31.03.2023

Экология / Зеленая металлургия

Почему Австралия не выпускает электромобили?

Ведь страна является одним из крупнейших производителей лития

Издание ABC (Австралия) поднимает вопрос, который вроде лежит на поверхности. Почему Австралия, которая обладает огромными запасами лития, не торопится сама выпускать электрокары? Предлагаем перевод этого материала.

В начале 90-х годов, когда австралийская автомобильная промышленность втягивалась в свою смертельную спираль, на оловянном руднике в Западной Австралии обнаружили в изобилии малоценный минерал литий.

«Мы поняли, что у нас чертовски много лития и нам нечего с ним делать», — вспоминает Майк Кинг, который в то время был управляющим на руднике Greenbushes. Тридцать лет спустя Австралия больше не производит автомобили, но литий, который называют теперь «белым золотом», подаётся как фактор возрождения автомобильной промышленности.

Цена на литий выросла во много раз, и эти запасы руды в Западной Австралии быстро добываются и отправляются на экспорт, чтобы превратиться в перезаряжаемые батареи, без которых невозможна реализация глобальных планов по декарбонизации экономики. Добытый в Австралии литий можно обнаружить в конструкции большинства новых электромобилей в мире. Итак, должна ли Австралия производить собственные электромобили?


фото из открытых источников

Добытый в Австралии литий можно обнаружить в конструкции большинства новых электромобилей в мире.

фото из открытых источников

Сверхдержава возобновляемой энергии? Встать в очередь!

Для тех, кто видел, как австралийская автомобильная промышленность увядала и умирала на протяжении десятилетий, предложение возродить её может стать неожиданностью. Идея набрала обороты в первой половине прошлого года. Сначала в феврале появился отчёт The Australia Institute, аналитического центра государственной политики, в котором излагались доводы в пользу «восстановления производства автомобилей в Австралии».

Затем в мае ставший премьер-министром Энтони Альбанезе в своей речи после победы возглавляемой им лейбористской партии на парламентских выборах заявил: «Мы можем стать сверхдержавой, использующей возобновляемые источники энергии». 

В сентябре председатель правления Tesla Робин Денхолм публично поддержала эту идею, заявив, что Австралия «может и должна» производить электромобили, поскольку располагает обширными запасами аккумуляторных металлов. Несколькими днями позже министр энергетики Крис Боуэн сказал: «Мы можем производить электромобили в Австралии. Так думаю не только я, но и производители электромобилей».

Тут дело в прибавочной стоимости, создаваемой при производстве электромобилей: Австралия является крупнейшим в мире производителем лития, но получает крошечную долю (возможно, всего 0,5%) конечной стоимости экспортируемого ею минерала. 

Почти все десятки тысяч тонн сырья, каждый год отправляемого Австралией за рубеж, представляют собой слегка переработанную литийсодержащую руду, называемую сподуменом. И бОльшая часть этой руды — пустая порода: доля лития составляет лишь около 6%.


фото из открытых источников

Энтони Альбанезе хочет сделать Австралию сверхдержавой, использующей возобновляемые источники энергии. 

фото из открытых источников

По словам Питера Ньюмана, профессора устойчивого развития университета Кертин, Австралия в настоящее время играет роль гигантского карьера в мировой экономике экологически чистой энергии.

«Мы добывали огромное количество лития и отправляли его на экспорт, и весь высокий передел происходил уже за границей», — сказал учёный. В конце концов, литий может вернуться обратно в Австралию в виде электромобилей (три четверти лития в батареях Tesla по всему миру поступает с Зелёного континента) или аккумуляторов для бытовой техники.

Электромобили находятся на вершине длинной цепочки создания прибавочной стоимости, от добычи руды до её переработки и производства аккумуляторов. Но есть одна проблема: правительства других стран также увидели эту возможность. Они хотят создавать прибавочную стоимость, производить аккумуляторы и электромобили, чтобы продавать их по всему миру.


фото из открытых источников

Три четверти лития в батареях Tesla по всему миру поступает с Зелёного континента.

фото из открытых источников

«Многие страны хотят стать сверхдержавами экологически чистой энергии, — сказал Шеннон О'Рурк, генеральный директор австралийского исследовательского центра Future Battery Industries. — Мы наблюдаем очень агрессивные действия наших союзников и конкурентов по захвату аккумуляторной отрасли».

Эти шаги включают в себя принятый в августе 2022 года закон США о снижении инфляции, который предоставил субсидии на миллиарды долларов для американских компаний, занимающихся экологически чистой энергией. Европа рассматривает аналогичную программу.

Австралию можно перехитрить: заводы по производству электромобилей и аккумуляторов будут построены в других странах, прежде чем этим займутся на Зелёном континенте. «США и Австралия вовлечены в гонку вооружений за чистую энергию, — заявил на этой неделе генеральный директор Совета по чистой энергии Кейн Торнтон. — Мы уже отстали».

фото из открытых источников

Скептики считают, что Австралия уже отстала от других стран в гонке по производству электрокаров.

фото из открытых источников

Поиск способов получения прибавочной стоимости

Идея увеличения прибавочной стоимости в цепочке поставок лития в Австралии возникла сравнительно недавно. Это можно проследить с 2018 года, когда организация Regional Development Australia (RDA) опубликовала первый крупный отчёт о Литиевой долине, обосновывающий местное производство аккумуляторов. Изначально это была идея профессора Ньюмана, который увидел экономические возможности, предоставляемые литием при «зелёном» переходе.

В отчёте утверждалось, что Австралия имеет огромные запасы лития, спрос на который постоянно растёт. Вместо того, чтобы Австралия просто отправляла руду за границу, почему бы не производить батареи здесь? В феврале 2019 года возглавляемая профессором Ньюманом делегация отправилась в штаб-квартиру ЕС в Брюсселе, чтобы заявить там: у нас есть литий. 

В то время Австралия была вторым по величине производителем этого металла в мире после Чили. Но, что удивительно, на это не обратили никакого внимания ни европейские политики, ни крупные производители автомобилей и аккумуляторов. 

«Мы были просто поражены тем, как мало люди понимали роль Австралии в процессе добычи критически важных полезных ископаемых», — говорит профессор Ньюман. «Все думали, что литий поступает из Китая, — добавляет Колин Йейтс, входившая в состав делегации. — Мы сказали: «Вы не понимаете, что Китай получает сырьё из Австралии и перерабатывает его у себя».

Через четыре года ситуация кардинально изменилась. Колин Йейтс в её офисе регионального развития Австралии в Перте буквально осаждают представители европейских и других компаний, «отчаянно нуждающихся в поставках лития». Но хотя Австралия располагает большими запасами лития, зачастую трудно удовлетворить эти запросы. Основной причиной является нехватка перерабатывающих мощностей. Как оказалось, эта преграда стоит и на пути производства электромобилей в Австралии.


фото из открытых источников

Лития в Австралии очень много, но долгое время власти и бизнес в этой стране просто не осознавали его значение.

фото из открытых источников

Преодоление узкого места

Электромобили — это гигантские аккумуляторы на колёсах. А для изготовления батарей нужен переработанный литий. В мае 2022 года в Квинане, примерно в получасе езды к югу от Перта, открылся первый в Австралии завод по производству гидроксида лития. Здесь тонны литийсодержащей руды превращаются в относительно небольшое количество белого порошка, гидроксида лития. 

В ходе этого процесса, также известного как вторичная переработка, создаётся до четверти конечной стоимости лития. «Из одного контейнера с гидроксидом лития получаются тысячи батарей», — говорит профессор Ньюман.

Из четырёх крупнейших в мире производителей гидроксида лития три открывают производство в Западной Австралии (часто в виде совместных предприятий). Китайская Tianqi имеет перерабатывающий завод в Квинане, в то время как американская Albemarle и чилийская SQM строят поблизости собственные предприятия. Но маловероятно, что этот гидроксид лития попадёт в электромобили австралийского производства. «В Австралии для этого нет достаточного количества заводов по переработке лития», — говорит Колин Йейтс из RDA.

А литий, который перерабатывается в Австралии, связан оффтейк-соглашениями — контрактами на выкуп ещё не произведённой продукции, — поскольку крупные автомобильные компании и производители аккумуляторов рыщут по всему миру в поисках поставок материала. 

Так, Tianqi Lithium имеет соглашение о поставках со шведским производителем аккумуляторов Northvolt, у которого есть контракты с Volvo, BMW и Volkswagen. 

«В настоящий момент многие хотят, чтобы Австралия продолжала делать то же, что и прежде: дробила большие куски породы на маленькие и отправляла их за рубеж для обработки. Согласимся ли мы на это? Или попытаемся удостовериться в том, что эти оффтейк-контракты предусматривают переработку сырья здесь, в Австралии?» — задаётся вопросом Колин Йейтс.


фото из открытых источников

Из одного контейнера с гидроксидом лития получаются тысячи батарей для электрокаров.

фото из открытых источников

Насколько Австралия близка к тому, чтобы производить электромобили?

Несмотря на эти проблемы, Австралия уже производит батареи и электромобили в небольших масштабах. Такие компании, как Feline, Gelion и Redflow, выпускают аккумуляторы, а другие, такие как Redearth и Powerplus, строят крупные накопители электроэнергии. 

SEA Electric из штата Виктория недавно заключила партнёрское соглашение с европейской компанией на поставку 8500 электрических версий Toyota Hilux и Land Cruiser для горнодобывающей промышленности. Переоборудование автомобилей с двигателями внутреннего сгорания будет происходить на заводе SEA Electric в городе Данденонг неподалеку от Мельбурна.

По словам Шеннона О'Рурка из Future Battery Industries, у Австралии есть технические возможности для производства электромобилей. «Мы ближе, чем думает большинство людей, к созданию сквозной цепочки формирования прибавочной стоимости в Австралии. Чего у нас нет, так это глобального масштаба, а нам нужен масштаб, чтобы быть конкурентоспособными по цене. Если вы не являетесь крупным игроком, вам трудно позволить себе исследования и разработки, чтобы идти в ногу с мировыми лидерами».


фото из открытых источников

Между тем, у Австралии есть хорошие технические возможности для производства электромобилей, но есть проблемы со сбытом на внутреннем рынке.

фото из открытых источников

То есть у Австралии та же проблема с производством, что и всегда: небольшой внутренний рынок. А поскольку такие страны, как США, предлагают налоговые льготы на покупку электромобилей местного производства, электромобилям, выпущенным на Австралийском континенте, может быть сложно конкурировать за границей. Но это совершенно не смущает профессора Ньюмана.

По его словам, если крупные автомобильные компании не получается убедить наладить производство в Австралии, то Австралия должна разработать собственный автомобильный бренд. «Нельзя ждать, пока разовьются все остальные отрасли производства аккумуляторов. Если вы будете ждать появления этих отраслей, то точно не преуспеете», — утверждает учёный. Он представляет себе автомобиль, сделанный из австралийского железа, алюминия, меди, лития и других местных материалов.

Австралия — единственная страна, где есть все 11 важнейших минералов, необходимых для аккумуляторов электромобилей. Железная руда будет очищаться с использованием «зелёного» водорода. Сборку автомобилей организуют на заводах, также работающих на возобновляемых источниках энергии.

«Мы создадим полный производственный цикл, от руды до электромобилей», — говорит Ньюман. По его словам, чтобы преодолеть узкое место в поставках аккумуляторов, консорциум австралийских компаний, занимающихся экологически чистой энергией, должен просто построить собственное перерабатывающее предприятие. «Нет недостатка в литии и гидроксиде лития. Это лишь вопрос копирования технологических процессов на заводе в Квинане», — утверждает Ньюман.

фото из открытых источников

Австралия располагает возможностями и технологиями для производства лития высокого качества и без особого ущерба для экологии.

фото из открытых источников

В своём недавно опубликованном комментарии к национальной стратегии развития рынка электромобилей Tesla сделала аналогичный вывод: «Если Австралия хочет продвинуться дальше в производстве катодов, ячеек аккумуляторов и электромобилей, крайне важно быстро нарастить мощности по переработке лития».

Однако ассоциация промышленников Австралии выступила резко против идеи локализации производства электромобилей, указав причины, по которым заводы, выпускавшие в стране автомобили с двигателями внутреннего сгорания, потерпели неудачу: 

«Причины свертывания сборки легковых моделей с ДВС остаются актуальными и фатальными для перспективы предложений по выпуску электромобилей: ограниченный местный рынок, относительно высокая стоимость рабочей силы и неустойчивость обменного курса австралийского доллара».

Аналогичного мнения придерживалась Колин Йейтс из RDA. «Честно говоря, я не думаю, что Австралия должна заниматься производством электромобилей», — говорит она. По её словам, Австралии следует сосредоточиться на производстве аккумуляторов для сетевых систем хранения энергии, а не выходить на глобальный рынок электромобилей с жёсткой конкуренцией. «Есть множество других вещей, на которые нам, вероятно, лучше потратить деньги».


фото из открытых источников

Завод по производству лития компании Tianqi Lithium.

фото из открытых источников

Упущенная возможность?

Майк Кинг сейчас на пенсии, но живёт достаточно близко к руднику Greenbushes, так что по ночам может слышать шум грузовиков. «Я просто наблюдаю, как литий набирает силу», — говорит он. 

В 2014 году, когда глобальный рынок лития резко активизировался, владелец рудника Talison Lithium в Западной Австралии создал совместное предприятие с китайской Tianqi и американской Albemarle.

Теперь крупнейший в мире рудник, где литий добывают из твёрдых пород, полностью принадлежит иностранцам. По оценкам Tesla, мировое производство рафинированного лития должно увеличиться в 25 раз к 2035 году, чтобы глобальные цели декарбонизации были достигнуты. Когда несколько лет назад цена на литий подскочила, 

Майк Кинг не мог поверить, что минерал, который они раньше выбрасывали, стал таким ценным. «Я думаю, дерьмо, — я сделал ошибку, не так ли?» — вздыхает бывший управляющий рудника.


Перевод Виктора Симионова


Больше оперативных новостей читайте в Telegram-канале @ПРОметалл.

Теги: литий, Австралия, Меры господдержки

Последние публикации

24.05.2024

Высший горный совет ищет формулу эффективности отрасли
На заседании обсудили дефицит кадров, технологический суверенитет и добычу РЗМ

24.05.2024

Как сталь создаёт новую экономику
Немного об американском стиле промышленного пиара

23.05.2024

ЦИПР-2024: каких ИТ-решений не хватает металлургам

Михаил Мишустин, Алексей Мордашов, Владимир Потанин поговорили на языке айтишников