Среда, Сентябрь 28, 2022
Меди на всех не хватит

08.09.2022

Интриги / Тренды

Меди на всех не хватит

«Норникель» прогнозирует её дефицит к концу десятилетия

Забайкальский дивизион ГМК «Норильский никель» стратегическим направлением своего развития выбрал медь. Основная причина в ожидаемом её дефиците уже в ближайшей перспективе. Эксперты видят в этом некоторое лукавство никелевого монополиста.

«Стратегическое направление нашего развития — это медь. …она "припала" по цене: была десять тысяч долларов за тонну, сейчас произошло падение до семи тысяч долларов…, — заявил журналистам вице-президент, руководитель Забайкальского дивизиона «Норникеля» Александр Попов в рамках Восточного экономического форума (ВЭФ-2022). — Но, глядя на мировые планы, мы видим, что в 2023–2024 годах будет запущена пара объектов, а потом ничего нового вводиться не будет, и в 2028–2030 годах дефицит меди составит порядка трёх-пяти миллионов тонн».

«Норильский никель» — диверсифицированная горно-металлургическая компания, крупнейший в мире производитель никеля и палладия, ведущий производитель платины, кобальта, меди и родия. Производственные подразделения группы расположены в России в Норильском промышленном районе, на Кольском полуострове и в Финляндии. Крупнейшие совладельцы — структуры ХК «Интеррос» Владимира Потанина (35,95% акций) и ОК «Русал» (26,25%).

Аналитики в среднем ожидают, что в 2022 году медь будет стоить 7500-8500 долларов за тонну. Например, агентство Fitch и Moody’s изменили прогнозы и повысили стоимость меди

Согласно опубликованной отчётности, в I полугодии текущего года «Норникель» увеличил выпуск меди по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 18%, до 204 тыс. тонн, никеля — на 26%, до 99,95 тыс. тонн, палладия — на 8%, до 1,416 млн унций, платины — на 1%, до 321 тыс. унций.

Пессимизм господина Попова, по-видимому, разделяют и другие представители отрасли. Так, ещё летом председатель совета директоров «Удоканской меди» Валерий Казикаев предрекал в среднесрочной перспективе дефицит меди в мире в объёме 2–3 млн тонн. Это мнение коррелирует с пессимистичным сценарием, представленным в июле аналитиками S&P Global, согласно которому мировой дефицит меди достигнет 10 млн тонн к 2035 году.

Сегодня порядка 28% глобального спроса на медь приходится на строительство, ещё столько же — на электрические сети и приборы, около 21% — на потребительские товары, примерно 12% — на транспорт и оставшиеся 11% — на промышленное оборудование. Ещё одним источником спроса на медь будут электромобили и сеть зарядных станций, которую придётся многократно увеличивать в ближайшее десятилетие.

фото РИА Новости

В Мончегорске Мурманской области будет построен новый металлургический завод. В строительство завода белой металлургии "Большая медь" компания "Норникель" инвестирует более 140 млрд рублей

фото РИА Новости

Год назад компания Fitch Solutions спрогнозировала, что до 2030 года потребление меди в альтернативной энергетике и электромобилях будет увеличиваться в среднем на 13% в год и за десятилетие вырастет с 1,4 млн тонн в 2021 году до 5,4 млн тонн. При этом доля этих секторов на мировом рынке меди увеличится за это время от 5,6% до 15,7%.

Анализируя тенденцию, обозначенную представителем «Норникеля», исполнительный директор департамента рынка капиталов ИК «ИВА Партнерс» Артём Тузов объясняет её, в числе прочего, всемирным экологическим трендом. «Продвигавшаяся с 2019 года ESG-повестка заставляла инвесторов искать объекты для своих вложений вне традиционных добычи и производства. Поэтому проекты, стартовавшие ранее 2019 года, будут введены в строй в 2023-2024 годах, а дальше новых проектов действительно пока нет, — поясняет он. — Перерыв на пандемию и тема ESG привели к тому, что к "традиционным ценностям" в виде добычи и производства стали медленно возвращаться только в 2022 году. Но любые новые проекты требуют 5–7 лет от идеи до запуска. То есть первые проекты новой волны, если и будут вводиться, то не ранее 2028–2030 годов».

Аналитик ФГ «Финам» Алексей Калачёв считает, что дефицит меди неизбежен: «Медь — главный электротехнический металл. Если мировые планы по энергопереходу не изменятся, для сетей связи, электрификации транспорта, возобновляемой энергетики потребуется в разы больше меди, чем её потребляется сейчас. Причём именно до 2030 года необходимо заложить основы новой энергетической и транспортной инфраструктуры, что потребует больших новых объёмов меди. Есть опасения, что в этот период производители не будут успевать за ростом спроса».

фото РИА Новости

УГМК — первый в России и девятый в мире по величине производитель меди — объединяет активы более 40 предприятий, расположенных в 11 регионах России. Компания выпускает медный электролитический порошок, изделия из порошка, медную катанку, прокат цветных металлов, химическую продукцию, кабельную продукцию, товары народного потребления и другую продукцию

фото РИА Новости

А затем, по словам эксперта, отставание и дефицит поднимут цены, что в свою очередь простимулирует увеличение добычи. Впрочем, эти тренды давно понятны и очевидны для производителей. Сам «Норникель» в свои планы закладывает увеличение добычи меди на 20–30% к 2030 году. В последнее время очень быстро увеличивают добычу меди такие крупные её производители, как американская Freeport-McMoran и китайская Zijin Mining Group. Канадская компания First Quantum Minerals рассчитывает в течение пяти лет увеличить производство меди на своих действующих проектах.

«Относительно новых проектов в моменте может быть в "Норникеле" и правы, но в динамике всё меняется. Сейчас известно по крайней мере о трёх крупных зарубежных проектах, которые могут быть реализованы в ближайшие годы. Это Reko Diq в Пакистане, который намерена реализовать компания Barrick Gold, Tampakan компании Alcantara Group на Филиппинах и KSM компании Seabridge Gold в Канаде. Кроме того, в России реализуется проект "Удокан", первая очередь которого после 2023 года будет производить 135 тыс. тонн меди в год, а после реализации второй и третьей очереди его мощность может дойти до 450 тыс. тонн», — добавляет господин Калачёв.

Конечно, «Норникелю» как диверсифицированной компании вряд ли стоит опасаться любого сценария на рынке меди, но и делать сейчас акцент на перспективах только лишь одного металла вряд ли практично. Тем более, что компания в партнёрстве с «Росатомом» ещё с 2019 года серьёзно нацелилась на развитие Северного морского пути. В ходе ВЭФ-2022 гендиректор атомной госкорпорации Алексей Лихачёв объявил о выходе на договорённости с ОАЭ о создании международного транзитного контейнерного маршрута на Северном морском пути, к которому также обозначили свой интерес Индия и Китай.

фото РИА Новости

Грузооборот «Норникеля» по Севморпути за последние пять лет составляет 1,3-1,5 млн тонн в год. Это социальные грузы, продукты питания и материально-технические ресурсы, а также продукты производства (медный файнштейн, медная продукция, газовый конденсат и прочие грузы). С 2025 года ожидается рост объёма перевозки никель-медного файнштейна на 100-200 тыс. тонн в год

фото РИА Новости

А вот для других российских игроков медного рынка диверсификация бизнеса, возможно, станет хорошим подспорьем на случай худшего сценария развития событий. В этой связи вполне своевременным выглядит намерение УГМК существенно нарастить золотодобычу. Так, 1 ноября 2021 года стало известно, что холдинг хочет приобрести компанию «Высочайший», на что ФАС впоследствии дала согласие. Но та сделка так и не состоялась. Зато намерение приобрести все российские активы золотодобывающей компании Petropavlovsk PLC увенчалось успехом — на днях УГМК получила разрешение президента страны Владимира Путина на эту сделку, сумма которой может превысить 600 млн долларов.

Артём Тузов отмечает, что активы «Петропавловска» достались УГМК достаточно дёшево. «Купить актив, в который вложено много средств акционеров и кредиторов, воспользовавшись кризисной ситуацией — уже сама по себе хорошая стратегия. А покупка золотодобывающей компании сейчас ещё и хорошая диверсификация бизнеса. Ведь цены на цветные и драгоценные металлы ведут себя противоположным образом во время кризисов, поэтому иметь в портфеле активов золотодобывающую компанию для повышения финансовой устойчивости — это правильное решение», — поясняет он.

Дмитрий Смирнов

Больше оперативных новостей читайте в Telegram-канале @ПРОметалл.

Теги: дефицит , золото, интервью, коронавирус, медь, никель, прогнозы, Казикаев В., Попов А., Потанин В., Путин В., Россия, Интервью, Конференция, Экологический рейтинг, Petropavlovsk PLC, Минпромторг, Норникель, УГМК, Удоканская медь

Последние публикации

28.09.2022

Америка уходит под воду
В США одобрили разработку глубоководных месторождений

27.09.2022

Против лома нет приёма
Дефицит сырья, низкие цены и спад производства — угроза для металлургов

27.09.2022

В какую цену алюминий
Fitch Ratings предсказывает падение стоимости «крылатого металла»