Вторник, Июнь 25, 2024
Металлургия вернётся в режим роста через год? Часть 3

13.01.2023

Интриги / Тренды

Металлургия вернётся в режим роста через год? Часть 3

Эксперты проанализировали финальную версию Стратегии-2030

Всю неделю мы изучали финальную версию утверждённой Стратегии развития металлургии до 2030 года и размышляли над логикой последних исправлений этого документа. А чтобы наши выводы не были однобокими и голословными, мы опросили отраслевых экспертов, которые дали общую оценку заданных для металлургов ориентиров на ближайшие годы и поразмышляли над возможными «подводными камнями», с которыми могут столкнуться оптимистичные прогнозы чиновников Минпромторга и других ФОИВов.

Начало — Часть 1 

Продолжение — Часть 2

Вообще, справедливости ради нужно сказать, что сомнения относительно реалистичности Стратегии-2030 появились не только у нас. Под занавес года, уже после утверждения документа, премьер-министр РФ Михаил Мишустин поставил перед Минпромторгом, как главным разработчиком и гарантом воплощения в жизнь скрупулёзно нарисованной «дорожной карты», задачу как можно скорее принять решения для реализации планов развития металлургии до 2030 года, а также определить список приоритетных инвестпроектов в этой сфере.

Ещё он попросил ведомство Дениса Мантурова подготовить перечень приоритетных инвестиционных проектов в металлургии, которые позволят достичь технологического суверенитета в этой отрасли. Видимо, приложение 3 в его нынешнем виде, где уже перечислены важнейшие инновационные научно-исследовательские разработки, рекомендуемые к реализации в период до 2030 года, чем-то не удовлетворили премьера.

Господин Мишустин напомнил, что долгосрочный план действий в этой значимой для страны сфере разрабатывался по поручению главы государства, носит комплексный характер, учитывает все произошедшие изменения как в макроэкономике, так и на мировых рынках чёрных и цветных металлов. «В новых условиях крайне важно усилить независимость отрасли в отношении сырья, его переработки, а также всех нужных технологий и оборудования. Особое внимание будем уделять расширению сбыта услуг и продукции отечественных предприятий», — подчеркнул глава кабмина.

фото РИА Новости

Инвестиционная программа 2023 года "Норникеля" предусматривает финансирование «Серной программа 2.0», горных проектов, программ поддержания инфраструктуры топливо-энергетического комплекса Норильского промышленного района и замены оборудования и капитализируемых ремонтов, а также социальные проекты

фото РИА Новости

Понятие «новых условий» он не расшифровал, но они стремительно меняются каждый день. Например, эксперты предрекают новое давление на отрасль со стороны производителей коксующегося угля, который дорожает с конца прошлого года: значительное ослабление рубля и ожидающееся с января повышение НДПИ уже толкнули цены вверх с 7810 рублей до 8860 рублей за 1 тонну средней угольной шихты на базисе FCA. В то же время близкие к Минэнерго источники утверждают, что поставки коксующегося угля из России за рубеж за январь — ноябрь 2022 года выросли на 47% к тому же периоду прошлого года до 30,3 млн тонн.

Дополнительным негативным фактором для внутренних потребителей стал рост тарифов ОАО «РЖД» на перевозку угля. Но в целом картина на рынке соответствует мировым трендам. Ряд экспертов полагает, что мировые цены на коксующийся уголь в первые месяцы текущего года будут держаться на высоком уровне, в том числе из-за влияния погодного явления Ла-Нинья на экспорт коксующихся углей из Австралии как минимум до конца марта, так как оно способствует увеличению осадков и повышает вероятность крупных наводнений. Да и в Китае на фоне очередных вспышек COVID-19 угледобытчики вынуждены приостанавливать работу своих шахт, что создаёт риск дефицита металлургических углей в первом квартале 2023 года.

И это только один из примеров того, как красивые планы могут пойти прахом и остаться красивыми только на бумаге. Именно поэтому мы и решили узнать, что думают отраслевые эксперты относительно реалистичности Стратегии-2030 и о тех негативных геополитических факторах, которые могут спутать все карты российским металлургам. Ниже приводим наиболее интересные мысли, которыми с нами поделились аналитики.

Оксана Лукичёва, аналитик по товарным рынкам «Открытие Инвестиции»:

Я оцениваю Стратегию-2030 как крайне ценный документ, закладывающий основу для восстановления разрушенной в 90-е годы российской экономики. Очень нужная, своевременная работа. Благодаря санкциям шансы на выполнение поставленных задач кратно возросли. Неожиданно хорошо проработанные части, особенно четвёртая. Стало понятно, что конкретно нужно сделать для достижения поставленных целей. Если удастся реализовать все сопутствующие задачи, то российская металлургия даст стабильный прирост внутреннего спроса, обеспечит себя сырьём, перспективными технологиями и станет одним из локомотивов российской экономики.

фото РИА Новости

РЖД гарантировали перевозку из Кузбасса на восток в 2023 году не менее 53,1 млн тонн угля. Власти региона пообещали в текущем году построить угольный разрез, который сможет добывать до 2 млн тонн угля в год, и две обогатительные фабрики с суммарной производственной мощностью по углепереработке до 8 млн тонн в год. Ещё семь новых объектов планируется построить в последующие два года

фото РИА Новости

Очень хорошо и важно то, что поставлена цель кооперации между отраслями, предприятиями и государством. Это принципиальный возврат к работе производственных отраслей образца советского периода вместо насаждаемой Западом рыночной конкуренции. В очередной раз российские экономисты пришли к выводу, что на столь обширной территории с вытекающими из этого особенностями можно работать и жить лишь в сотрудничестве.

Конечно, документ не идеален, потому что очень сложно прописать всё и сразу на семь лет. Но, например, приложение 3, в котором содержится перечень важнейших инновационных научно-исследовательских разработок, довольно исчерпывающее. Там упоминается даже водородная энергетика, что хорошо — значит, мы не отказываемся от развития новых энергосберегающих технологий. Однако, полагаю, в процессе развития отрасли документ будет постоянно пополняться.

Мой прогноз такой: в 2023 и 2024 годах наиболее вероятно движение по консервативному сценарию, что в целом нормально в складывающихся очень сложных условиях, а после 2025 года отрасль должна выйти на базовый уровень, а может даже и превзойти его. Хотя тут многое будет зависеть от объёма инвестиций, которые будут направлены для реализации Стратегии-2030. Оценивать их размер в абсолютных величинах крайне сложно в настоящий момент, но металлургам нужны триллионные инвестиции на протяжении всего запланированного периода. Государство вряд ли поможет деньгами, но вполне может поддержать отрасль оптимизацией фискальной нагрузки, развитием инфраструктурных проектов, постоянным контактом с бизнесом и оперативным реагированием на нужды металлургии и взаимосвязанных отраслей.

Дмитрий Пучкарёв, эксперт по фондовому рынку «БКС Мир инвестиций»:

К Стратегии-2030 стоит относиться со здоровой долей скептицизма. Основная проблема в том, что бизнес и металлургические компании с трудом могут прогнозировать даже на год вперёд, не говоря о перспективе 2030 года. Конъюнктура рынка очень волатильна, что связано с санкциями, валютным курсом, низкой потребительской уверенностью. Отдельно можно отметить несколько серьёзных изменений в налогообложении, которые произошли за последние пару лет.

фото РИА Новости

«Русал» имеет структурные преимущества в издержках по сравнению с основными конкурентами, поскольку почти полностью обеспечивает себя ключевым сырьём для производства и имеет доступ к дешёвой российской гидроэнергетике. К тому же, рост производства алюминия после полного ввода в эксплуатацию нового Тайшетского завода сможет поддерживать прибыльность компании в будущем

фото РИА Новости

Более того, участились случаи взимания разовых налогов, как, например, в случае «Алроса» и «Газпрома». И нет уверенности, что такой подход не будет использован теперь для металлургов, которым стоит учитывать подобные риски. Таким образом, принятый документ выступает, конечно, ориентиром для развития отрасли, но фактические результаты могут разительно отличаться от прогнозных.

Василий Данилов, ведущий аналитик ИК «Велес Капитал»:

Мы полагаем, что в ближайшие годы российская чёрная металлургия будет двигаться, скорее, по консервативному сценарию. Основным препятствием на пути развития отрасли станет почти полное закрытие европейского рынка через 1,5–2 года для российской стали. А потеря рынка Евросоюза — это не только спад поставок в физическом выражении, но ещё и сильный удар по рентабельности отечественных металлургов, так как европейское направление традиционно являлось наиболее маржинальным.

Вместе с этим переориентация на Азию затруднена насыщенностью региона собственной стальной продукцией. И потом даже в случае сильной девальвации рубля, которая сделала бы российскую сталь более конкурентоспособной на азиатском рынке, нельзя исключать применения властями стран АТР протекционистских мер, направленных на поддержку своих собственных сталелитейных и прокатных предприятий. Что касается внутреннего спроса на сталь, то он будет следовать за динамикой российской экономики, которая сейчас находится в фазе спада.

То есть сейчас затруднительно оценивать реалистичность прогнозных показателей на 2030 год из приложения 4 к Стратегии-2030. В условиях текущей конъюнктуры и высокой неопределённости далеко не очевидно, что будет в отрасли хотя бы через год. Позитивный прогноз на 2030 год следует рассматривать, скорее, как некий идеал, к которому всем участникам рынка следует стремиться. В конце концов, странно было бы увидеть негативные цифры в документе, в названии которого фигурирует слово «развитие».

Предусмотренный Стратегией-2030 проект, реализуемый на Тырныаузском месторождении в Кабардино-Балкарской Республике, направлен на возобновление добычи вольфрама и молибдена. Объёмы производства составят 5000 тонн по оксиду вольфрама и 1500 тонн по оксиду молибдена, что с учетом действующих производств полностью обеспечит потребность российской промышленности в этом сырье

Эпилог

В разделе VI Стратегии-2030, подробно описывающем механизмы её реализации, в числе основных векторов развития отраслей промышленности, которые предполагают «точки роста» внутреннего спроса в металлургии, называется увеличение объёма производства продукции гражданского и двойного назначения в авиационной отрасли (более 1000 самолётов и свыше 700 вертолётов) и судостроительной промышленности (более 100 морских транспортных судов, свыше 200 транспортных судов смешанного и внутреннего плавания, не менее 150 промысловых судов, как минимум 140 служебных и вспомогательных судов и катеров, 50 судов для освоения шельфа и более 100 судов технического флота).

Написано было красиво, как и много в документе. Но вот незадача — 11 января на совещании главы государства с правительством Владимир Путин выразил недовольство тем, что некоторые авиационные предприятия до сих не имеют чётких планов и заключённых контрактов на производство продукции в штуках даже на текущий год, не говоря уже о более дальней перспективе. А вице-премьер Денис Мантуров возьми, да и поспорь: дескать, в 2023–2025 годах запланированы поставки «Аэрофлоту» 63 самолётов, причём на реализацию этой программы из Фонда национального благосостояния только в этом году будет направлено 175 млрд рублей.

И вроде бы всё конкретно и красиво, но на бумаге. Президент потребовал от главы Минпромторга, чтобы это уже было в виде конкретных контрактов, а потом и в виде реальных машин: «Денис Валентинович... Долго, слишком долго! …На предприятиях нет контрактов на 2023 год, понимаете…». А когда Денис Мантуров попытался не согласиться, добавил резко: «Что Вы, в самом деле, дурака-то валяете?! Когда будут паспорта? Когда контракты будут? Вот на какие вопросы надо ответить!.. …в течение месяца должно быть всё сделано. …Мы что, не понимаем, в каких условиях мы живём?». И уж совсем разозлило главу страны ответное «постараемся сделать» от вице-премьера, которое он парировал так: «Нет, не постарайтесь сделать всё возможное, а сделайте это…».

Резко вышло, наотмашь. Раньше если президент и ставил главу Минпромторга на место, то с долей иронии (подробнее см. статью "Нахождение металлургов над Мантуровым глава страны назвал правильным"). В материалах ряда СМИ даже проскользнуло опасение, что под Денисом Мантуровым зашаталось министерское кресло. А ведь он идеолог и лоббист не только металлургии, но и автопрома, авиапрома и ещё многих других «промов», которые в непростых геополитических условиях после высокого назначения летом прошлого года тоже оказались в его ведении или на контроле. А доверие, оказанное президентом, нужно теперь доказывать не словами, а конкретной продукцией, качество которой должно подтверждать тот самый заявленный на самом верху технологический суверенитет, а не превращать его в фарс.

фото РИА Новости

Владимир Путин Денису Мантурову: "Предприятия должны понимать свои перспективы, заказы! Они должны нанимать рабочую силу, они должны держать или расширять производственные мощности, понимаете? Им нужно понять, сколько военное ведомство закажет, сколько гражданских судов будет заказано..."

фото РИА Новости

По крайней мере, в этом сейчас заинтересованы все отрасли, для которых уже заданы или определены ориентиры развития в виде вот таких «дорожных карт», какую обрели наконец металлурги. Кстати, обрели ведь тоже с большим опозданием, потому что в апреле прошлого года президент вот так же поручил Денису Мантурову невыполнимую задачу — подготовить Стратегию развития металлургии до 2030 года в течение 40 дней. В итоге поручение было исполнено, но за восемь месяцев, как сразу и предрекали отраслевые эксперты.

Думается, что каждый день задержки стоил владельцам российских металлургических империй существенных денежных потерь. Не случайно же основной владелец «Северстали» Алексей Мордашов потерял в 2022 году более 11 млрд долларов и стал лидером рейтинга самых обедневших миллиардеров Forbes. Не просто так он почти весь прошлый год уже как глава ассоциации «Русская сталь» закидывал высоких чиновников челобитными с просьбой скорее предпринять реальные шаги по поддержке отрасли, снижению фискальной нагрузки, компенсации растущих аппетитов естественных монополий и перевозчиков. Потому что недостаточно красиво написать план — нужно, чтобы по нему начали работать и результаты совпали с ожиданиями.

Остаётся вслед за одним из наших комментаторов выразить надежду, что слово «развитие» в названии подготовленной для российской металлургии «дорожной карты» не станет только лишь красивым оборотом, а будет подтверждено реальными цифрами. Ведь хочется верить в то, что отрасль оправится от санкционного удара раньше 2030 года, а потом совершит мощный производственный и научный рывок на пути к полной импортонезависимости и пресловутому технологическому суверенитету.

Дмитрий Смирнов

Больше оперативных новостей читайте в Telegram-канале @ПРОметалл.

Теги: импортозамещение, коксующийся уголь, металлургия, миллиардеры, ндпи, прогнозы, сталевары, Мантуров Д., Мишустин М., Мордашов А., Путин В., Россия, Законодательная инициатива, Меры господдержки, Налоговая политика, Санкции , Алроса, Газпром, РЖД, Русская сталь, Северсталь

Последние публикации

25.06.2024

Отрёкшемуся «Полиметаллу» евро не подадут
Европейские банки хотят разорвать отношения с компанией

25.06.2024

Задержан президент «Селигдара» Константин Бейрит
Но проекты «Селигдара» не должны остановиться

25.06.2024

Чем объяснить тренд на алюминиевые окна
ПВХ постепенно выходит из моды

24.06.2024

Кармет меняет карму
Есть ли жизнь после ArcellorMittal?