Вторник, Июнь 25, 2024
Металлургия вернётся в режим роста через год. Часть 1

10.01.2023

Интриги / Тренды

Металлургия вернётся в режим роста через год. Часть 1

На это нацелена утверждённая Стратегия развития отрасли

28 декабря на заседании кабмина были наконец утверждены Стратегия развития металлургии до 2030 года и Стратегия развития автомобильной промышленности до 2035 года. Первый документ, по словам заместителя председателя Правительства РФ, главы Минпромторга Дениса Мантурова, нацелен на быструю адаптацию отрасли к новым условиям с возвращением в режим роста не позднее 2024 года.

Долгожданная «дорожная карта» дальнейшего развития металлургии (полный текст уже размещён на информационно-правовом портале Гарант.ру) в течение ближайших восьми лет предполагает, в частности, стимулирование внутреннего спроса, переориентацию экспорта на альтернативные зарубежные рынки, оптимизацию налоговой нагрузки, дальнейшее расширение транспортной инфраструктуры и обеспечение отрасли критически важным сырьём, оборудованием, комплектующими и материалами. Представляя 26 декабря на оперативном совещании главы правительства с вице-премьерами финальную версию Стратегии-2030, Денис Мантуров акцентировал внимание на трёх основных направлениях.

Первым из них он обозначил расширение производственной номенклатуры, углубление переработки металлов и освоение высоких переделов, для чего критически важно обеспечить технологический суверенитет в части сложного оборудования для выплавки стали и производства проката, формируя параллельно ёмкий спрос для отечественных предприятий тяжёлого машиностроения. В целях обеспечения сырьевой независимости будут разрабатываться новые месторождения, а освоение передовых технологий обогащения по критически важным позициям нарастит выплавку нержавеющих и специальных марок стали.

Вторым ключевым направлением документа министр промышленности и торговли назвал расширение внутреннего спроса на продукцию металлургии за счёт сопряжения возможностей этой сферы с потребностями других металлоёмких отраслей экономики. Всего в Стратегии обозначены перспективные проекты по 20 технологическим направлениям, причём это открытый список, который планируется пополнять по мере поступления запросов, параллельно обновляя стандарты, своды правил и технические регламенты и актуализируя нормативные сроки службы металлоизделий и оборудования в соответствии с современными требованиями безопасности.

фото РИА Новости

Представляя главе правительства Стратегию-2030, Денис Мантуров особо отметил, что в обновлённой версии документа уже учтена интеграция предприятий новых территорий, а также расположенная в них сырьевая база. Это поможет нарастить производство стали в стране примерно на 3–5 млн тонн в год в ближайшие восемь лет

фото РИА Новости

Третьим направлением, по его словам, является экспорт. В условиях санкций приоритетными направлениями внешних поставок становятся рынки Турции, Китая, стран ЕАЭС и СНГ, государств Латинской Америки, Африки, Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии. Российские предприятия при участии торговых представительств уже ведут переориентацию поставок за рубеж, и в рамках профильного национального проекта будут предусмотрены меры поддержки логистики.

И вот документ одобрен. Издание «Про Металл» в течение прошлого года внимательно следило за процессами его создания, исправления, доработки и согласования (подробнее см. статью «Быстро уже не получится», а также серию материалов «Оптимизм, пессимизм и копипаст от Минпромторга» и «Минпромторг меняет Стратегию и тактику»). И сейчас мы снова сконцентрировались на изменениях, которые проект «дорожной карты» претерпел с октября.

Если не брать во внимание корректуру, то после финального согласования с ФОИВами существенные правки обнаружены трёх типов: корректировка данных, удаление информации и добавление новых блоков и абзацев. Приятно удивило то, что практически все цифры остались неизменными за исключением целевого объёма потребления готового проката чёрных металлов (к 2030 году этот показатель планируется на уровне 58 млн тонн вместо прописанных ранее 53,7 млн тонн, что при этом уже на 29,6%, а не на 31,7% превышает уровень 2021 года), экспорт которого теперь будет увеличиваться против ранее ожидаемого снижения (с 29,3 млн тонн в 2021 году до 29,5 млн тонн к 2030 году вместо 28 млн тонн и 27,6 млн тонн соответственно).

Удалено было многое по сравнению с предыдущей версией Стратегии, причём явно по инициативе тех самых ведомств и госкорпораций, которых коллеги из Минпромторга пытались «продавить» на лояльность через витиеватые формулировки. Например, РЖД явно не понравились идеи предоставления понижающих коэффициентов к тарифам в рамках установленных ценовых пределов (до 50%) и проработка параметров «сближения» тарифов на перевозки железнодорожным транспортом готовой продукции чёрных металлов и различных видов сырья. Также из документа исчез большой блок про контейнерные перевозки, в котором ранее описывались плюсы создания на территории металлургических комбинатов или рядом с ними многофункциональных терминалов, где произведённый стальной прокат сразу бы загружали в специальные контейнеры для последующей транспортировки, а также идеи моратория на индексацию тарифов на контейнеры выше параметров «инфляция минус».

фото РИА Новости

По мнению аналитиков BCS Global Markets, экспорт стали и железной руды стал убыточным почти для всех российских металлургических компаний, и сектор выживает за счёт внутреннего рынка. При этом в ноябре российские металлурги обеспечили более 10% индийского импорта, став одним из крупнейших поставщиков на рынок, где почти не присутствовали до начала санкционной войны

фото РИА Новости

«РАО ЕЭС России», по-видимому, не пришлись по вкусу тезисы о недопущении роста себестоимости металлопродукции из-за увеличения совокупной платы за электроэнергию из-за включения в тариф дополнительных затрат (платы за резерв мощности, включения в платежи оптового рынка электроэнергии и мощности инвестиционных затрат возобновляемых источников энергии, мусоросжигательных заводов, новых нерыночных механизмов модернизации генерирующей мощности) и предложения Минпромторга проработать меры по сдерживанию роста тарифов на электроэнергию в электросетевом комплексе (как для потребителей ПАО «ФСК ЕЭС», так и подключённых к распределительному комплексу). Всё это было вымарано в финальной версии.

Также исчез блок про методы снижения расхода электроэнергии за счёт перехода на более конкурентоспособную в части энергоэффективности распределённую генерацию и обеспечения независимости собственного электропотребления. Прежде предлагалось с целью повышения энергоэффективности металлургических предприятий разработать решения, направленные на развитие розничного рынка электроэнергии. Ведь тот же переход на распределённую генерацию позволил бы производителям снизить энергоёмкость ВВП, а также повысить надёжность электроснабжения, что особенно актуально при пиковых нагрузках. Это дало бы возможность сократить платежи за услуги по передаче электроэнергии, платежи по нерыночным механизмам ДПМ и объём оплачиваемой электроэнергии, хотя и ударило бы по карманам энергетиков.

Стараниями этих двух монополий исчез блок, в котором ранее в связи с ожидаемым падением доходности предприятий металлургической отрасли предлагалось согласовывать распределение затрат на всех стадиях от производства до доставки конечной продукции потребителям с целью обеспечения равнодоходности отраслей экономики. Для этого потребовалось бы уточнение мероприятий по реализации Стратегии как в технологической части, так и в вопросах взаимодействия с естественными монополиями (РЖД, энергообеспечение) в части налогообложения и ведомственной нормативной документации. Очевидно, что в отличие от металлургов другим фигурантам этого взаимодействия такой навязываемый консенсус не показался справедливым.

«Газпром» убрал все точки над i в части, касающейся наращивания спроса на продукцию металлургов и смежников за счёт строительства магистральных трубопроводов. Ранее там упоминались крупные газотранспортные проекты «Алтай» («Сила Сибири — 2»), расширение ЕСГ для обеспечения подачи газа в газопровод «Южный поток», а также строительство прочих объектов магистральных трубопроводных систем и их реконструкция, что потребовало бы около 2,8 млн тонн стальных труб большого диаметра, а также более 2 млн тонн нарезных труб для добычи углеводородов. Развитие инфраструктуры транспортировки и переработки углеводородов, в том числе объекты СПГ, строительство газохимических и газоперерабатывающих комплексов, увеличило бы внутренний спрос на стальные трубы ещё на 1 млн тонн. Но всё это было удалено из Стратегии наряду с предложением продлить программу газификации ПАО «Газпром» на период 2025–2030 годов.

Пожалуй, самые амбициозные планы по внедрению инновационных и энергосберегающих технологий для достижения углеродной нейтральности заявил "Русал". Главная цель алюминиевой корпорации — сократить выбросы парниковых газов на 35% к 2030 году и достичь нулевого баланса их выбросов к 2050 году

Министерства тоже «вежливо попросили» коллег из Минпромторга не лезть в их епархию. Стараниями Минфина из Стратегии исчезли предложения о проведении мониторинга влияния нового порядка исчисления НДПИ при добыче железной руды и введённого акциза на жидкую сталь на финансовые результаты металлургических компаний с целью выработки предложений по адаптации законодательства о налогах и сборах к текущей экономической ситуации. В самом деле, разве налоговикам интересно потерять существенную сумму налогов просто так?

В итоге оказались ненужными и предложения по включению титана, циркония, вольфрама, молибдена в перечень редких металлов в целях распространения понижающего коэффициента 0,1 в течение первых 10 лет, продлению нулевой ставки НДПИ для добычи оловянных руд, установлению для редких металлов (куда будут включены вольфрам и молибден) рентного коэффициента, равного 1. Также из документа пропал абзац про анализ положительных и отрицательных факторов института консолидированных групп налогоплательщиков (КГН), прекращение которого запланировано с 2023 года, для определения возможности и условий отсрочки отмены его действия до 2030 года включительно, исключения условия о размере чистых активов участников таких групп из перечня оснований для прекращения КГН и снятия моратория на создание новых. Видимо, ещё не время для таких революционных предложений.

Думается, что стараниями Минприроды из Стратегии внезапно пропали идеи о совершенствовании законодательства в области охраны окружающей среды и природопользования, направленного на стимулирование инвестиций с целью модернизации предприятий чёрной и цветной металлургии и внедрения экологически чистых наилучших доступных технологий (НДТ). А ведь изначально проектом предписывалось применение всеми объектами, оказывающими значительное негативное воздействие на окружающую среду, системы экологического регулирования, основанной на использовании НДТ и получении комплексных экологических разрешений.

Нет теперь в Стратегии и предложений по строительству, реконструкции и модернизации производств с применением НДТ и инновационных экологически чистых технологий, соответствующих уровню технологических показателей по объёмам выбросов и сбросов загрязняющих веществ или направленных на их достижение. Удалили и предложения по созданию и эксплуатации систем автоматического контроля выбросов загрязняющих веществ и (или) сбросов загрязняющих веществ. Правда, в данном случае есть основания полагать, что основными лоббистами выступили как раз сами металлурги, для которых эти новаторства влетели бы в копеечку.

По готовому прокату чёрных металлов к 2030 году Минпромторг рассчитывает на рост производства на 33%, а по цветной металлургии основной акцент сделан на увеличение потребления на внутреннем рынке. Целевой ориентир к 2030 году – плюс 28%, во многом за счёт увеличения доли продукции высоких переделов

Были удалены из финальной версии «дорожной карты» и рекомендации к Министерству науки и высшего образования РФ по дополнению подходов к формированию перечня направлений и специальностей, которые могут быть в высшем инженерном образовании. В частности, предлагалось расширить и указать все возможные квалификации по направлению подготовки (бакалавр, специалист, магистр) и добавить в перечень специальностей и направлений подготовки высшего образования отдельного направления «Металлургия». Видимо, промышленники снова пытались залезть на чужую территорию.

Пропали из Стратегии и некоторые прежние тезисы, у которых не было явных заинтересованных сторон. Например, ушёл наряду с блоком мониторинга цен и целый кусок текста про механизм фиксации цен на сырьевые товары и конечные продукты чёрной и цветной металлургии. Вымарали предложения по применению дополнительных целевых показателей для оценки эффективности реализации Стратегии, среди которых могли бы быть доля импорта во внутреннем потреблении, объём и география экспорта, объём производства нержавеющего проката, доля продукции с добавленной стоимостью из алюминия и его сплавов.

Исчезло упоминание о планируемом техническом перевооружении ЧЦЗ в целях увеличения мощности производства цинка до 200 тыс. тонн в год. А в подразделе с прогнозом развития специальной металлургии убрали кусок про то, что расширение спроса должно сопровождаться мерами государственной промышленной политики, направленными на интеграцию российских производителей в цепочки поставок продукции специальной металлургии и поддержку инициатив по запуску малотоннажных производств.

Но рабочая группа по подготовке документа не только работала ножницами. Кое-что новое всё же появилось в его тексте за два последних месяца работы. Например, появился новый абзац, в котором металлургов призвали продолжить реализацию мероприятий по снижению энергоёмкости металлургического производства за счёт повышения энергетической эффективности собственного производства, а также расширить практику участия в экспериментах с применением механизма агрегирования управления изменением режима потребления электрической энергии (управление спросом), в том числе через формирование предложений по совершенствованию этого механизма.

Первые шаги к низкоуглеродному будущему металлургии и сталелитейной промышленности — это электрификация с использованием возобновляемых источников энергии, переход к электродуговым печам и радикальное снижение потребления угля, то есть отказ от использования кокса

Немного новой информации добавили в блок о будущем титанового производства. Например, уточнили балансовые резервы титана в Российской Федерации: оказывается запасы категорий А+В+С1 составляют 257 млн тонн диоксида титана, категории С2 — 349 млн тонн диоксида титана, в том числе в распределённом фонде недр находится 33% балансовых запасов. В перспективе возможна разработка таких месторождений титанового сырья, как Ловозерское, Туганское, Пижемское, Большой Сэйим, Медведевское, Самсоновское, Центральное, Юго-Восточная Гремяха и Бешпагирское.

В блок, касающийся проблем экологии, добавился кусок о развитии российской отрасли экологического машиностроения (производство машин и оборудования по очистке промышленных выбросов загрязняющих веществ, систем очистки промышленных выбросов в водные объекты систем замкнутого оборотного водоснабжения и водоотведения, систем автоматического контроля выбросов и сбросов загрязняющих веществ) с созданием стимулов по её формированию и развитию, а также по потреблению предприятиями чёрной и цветной металлургии произведённой продукции.

Не забыли и о снижении углеродоёмкости продукции, для обеспечения которой необходимо развивать и поддерживать со стороны государства низкоуглеродные производственные процессы (переделы), для которых в информационно-технических справочниках по НДТ определены индикативные показатели удельных выбросов парниковых газов, используемые при принятии решения о мерах государственной поддержки и об ограничении выбросов парниковых газов. В тексте отмечается, что ключевыми технологиями декарбонизации чёрной металлургии являются производство железа прямого восстановления и производство стали в электродуговых печах.

Кстати, технология прямого восстановления железа считается одним из самых перспективных направлений для эффективного развития безуглеродной мировой металлургии с перспективой перехода на использование «зелёного» водорода, в силу чего проекты по увеличению производства продуктов прямого восстановления являются приоритетными для российской металлургии. По крайней мере, так уверены специалисты Минпромторга. Ведь в этой технологии отсутствуют выбросы, связанные с производством кокса, агломерата и чугуна, а также твёрдые отходы в виде шлака. В сравнении с традиционным коксоаглодоменным способом производства чугуна энергозатраты на производство горячебрикетированного железа ниже на 50%, выбросы парниковых газов — на 70%, выбросы вредных загрязняющих веществ меньше в 4–10 раз.

В ноябре австралийская горнодобывающая корпорация Rio Tinto, следуя общемировому тренду, объявила о намерении построить в Германии пилотную установку для получения «низкоуглеродного» чугуна с заменой коксующегося угля на биомассу и использованием для разогрева мощного источника электромагнитного излучения сверхвысокой частоты

В документе говорится, что развитие производств прямого восстановления железа позволит укрепить позиции России на мировом премиальном рынке товарного горячебрикетированного железа, использование которого в качестве металлургического сырья позволит металлургическим и иным предприятиям производить высококачественную низкоуглеродную металлургическую и иную продукцию, снизить нагрузку на окружающую среду и потребление энергоресурсов.

Ещё одну инициативу по применению крупногабаритных блок-модулей на стальном каркасе при изготовлении конструкций и возведении зданий явно пролоббировал заслуженный строитель России и зампред Правительства РФ Марат Хуснуллин. По словам Дениса Мантурова, реализация плана мероприятий по стимулированию возведения модульного жилья на металлокаркасе обеспечит перевод на эту технологию до 30% массового жилищного строительства.

Немножко конкретики добавило ОАО «РЖД», являющееся крупнейшим потребителем металлургической продукции и обеспечивающее стабильный спрос на неё на внутреннем рынке. Потребность в такой продукции для реализации проектов, включённых в инвестиционную программу компании на 2022–2030 годы оценивается в объёме 14,5 млн тонн. При этом в случае реализации таких крупных инфраструктурных проектов, как «Высокоскоростная магистраль Москва — Санкт-Петербург», «Строительство железнодорожной линии Селихин — Ныш с переходом пролива Невельского» и строительство мостового перехода через реку Обь в рамках реализации проекта строительства Северного широтного хода, такая потребность возрастает до 16,2 млн тонн.

Продолжение — Часть 2

Окончание — Часть 3


Дмитрий Смирнов

Больше оперативных новостей читайте в Telegram-канале @ПРОметалл.

Теги: импортозамещение, металлургия, ндпи, стройка, Мантуров Д., Мишустин М., Хуснуллин М., Россия, Законодательная инициатива, Меры господдержки, Налоговая политика, Санкции , ЧЦЗ

Последние публикации

25.06.2024

Отрёкшемуся «Полиметаллу» евро не подадут
Европейские банки хотят разорвать отношения с компанией

25.06.2024

Задержан президент «Селигдара» Константин Бейрит
Но проекты «Селигдара» не должны остановиться

25.06.2024

Чем объяснить тренд на алюминиевые окна
ПВХ постепенно выходит из моды

24.06.2024

Кармет меняет карму
Есть ли жизнь после ArcellorMittal?