Воскресенье, Июль 14, 2024
Для чего Петербургу современный Центр литейных технологий?

02.08.2023

Люди / Эксперты

Для чего Петербургу современный Центр литейных технологий?

Интервью с главой Союза литейщиков СПб

Некоммерческое партнёрство «Союз литейщиков Санкт-Петербурга» было учреждено в апреле 2005 года. Последние 15 лет его возглавляет д.т.н., профессор, член-корреспондент РАЕН Владимир Евсеев. Нынешнее состояние литейной отрасли в РФ его очень удручает. У Евсеева есть проект, способный дать ей новый импульс к развитию. Но пока учёного и его коллег чиновники и крупный бизнес не слышат.

— Владимир Иванович, чем занимался ваш Союз литейщиков СПб на протяжении этих полутора десятилетий?

— Было несколько направлений. Первое — образовательное. Мы собирали со всей страны специалистов, вели для них курсы повышения квалификации, готовили кадры. Второе — налаживали связи с зарубежными партнёрами, чтобы они могли, поставив в Россию современные литейные технологии, машины и оборудование, потом размещать здесь свои заказы, получая взаимовыгодное партнёрство.

Мы некоммерческая структура, но нашим членам мы могли помочь найти заказы на поставку оборудования, повышая тем самым уровень технологической оснащённости отрасли. Помогали предприятиям, в основном машиностроительным, в модернизации их литейного комплекса. 

Например, мы выиграли тендер в 2018 году, перед пандемией, и переоборудовали участок чугунного литья на АО «Петербургский тракторный завод» знаменитого ПАО «Кировский завод», получилось очень неплохо. И мы пытались наладить то, что называется GR — организовать поддержку для отрасли со стороны чиновников. Это было сложнее всего.


фото РИА Новости

Знаменитый «Кировский завод» уже успел успешно поработать с Союзом литейщиков СПб. 

фото РИА Новости

Простой пример. Когда в регион стали массово приходить иностранные автосборочные предприятия, я просто оббивал пороги больших начальников: давайте стимулировать их к локализации производства хотя бы части комплектующих. А для автомобилей литьë — это детали: и двигателей, и ходовой части. Мы гарантируем качество. 

В ответ я слышал: «А зачем?» Если такие вещи начальникам в больших креслах надо объяснять... Что это новые рабочие места, что основная прибыль должна оставаться у нас в стране... Не знаю, что и сказать.

— Какой вы видите ситуацию в российской литейной отрасли?

— В целом она не радует. Не скажу, что плохо у всех. Например, КамАЗ организовал на дочернем предприятии «КамАЗ-Металлургия» очень современное крупное литейное производство. Есть продвинутые предприятия в оборонном комплексе и т.д. 

Но общий уровень слабый. Особенно на небольших предприятиях, тем более в глубинке. Это касается также машино- и станкостроительных предприятий, крупных и малых, производителей комплектующих, коих в РФ многие сотни.


фото РИА Новости

Литейное производство на КамАЗе.

фото РИА Новости

В конце советского периода в России было вполне современное, сопоставимое по уровню с Западом, литейное производство. Но они быстро ушли вперёд, а мы деградировали... После распада СССР на наших заводах литейка стала главным генератором убытков (которые в СССР особо не считали). Поэтому литейные цеха в новых условиях почти все директора заводов стремились отправить «в свободное плавание». Ну и многие потонули... 

Поэтому драматически сократилась численность заводов с литейным цехами и самостоятельных литейно-механических заводов. Было их по Петербургу и Ленобласти вместе порядка 130, сейчас — вчетверо меньше. Например, на машиностроительном заводе «Арсенал» литейный цех был закрыт. На заводе турбинных лопаток литейное производство было закрыто...

На большинстве крупных и средних машиностроительных и судостроительных заводах города литейные производства требуют технологического переоснащения.


Тревожит нарастающее технологическое отставание литейного производства от иностранных конкурентов. Ведь проектирование и производство машин и оборудования для литья из разных сплавов и по различным технологиям у нас в стране находится в упадке. А сейчас с введением санкций закупка высокотехнологичных западных машин и оборудования для литья стала практически невозможна. Как и импорт качественных комплектующих, изготовленных по литейным технологиям.


— А что же импортозамещение?

— Долгая и больная тема. Первая волна «борьбы за импортозамещение» началась почти десятилетие назад, когда впервые возникла тема санкций. Я это хорошо помню. Минпромторг у всех собрал тогда предложения, что надо, что и кто может из этого импортозаместить. Вышло Постановление правительства с хорошим Приложением... и на этом всё умерло, т.к. процесс был пущен на самотёк.

Чиновники просто не понимали, как работает экономика, промышленность. И сейчас не понимают. И опять собирают предложения, кто что может. Ну, пусть собирают.

Машиностроению, чтобы возродиться, нужны крупные инвестиции и кредиты, не только дешёвые, но и длинные деньги, по приемлемым и стабильным ставкам! Что такое кредит, пусть и льготный, от ФРП на три года? Три года — очень мало для кредитования промышленного производства и его переоснащения. В этом инновационном процессе более длинные циклы. И, кроме того, поддержка государства оказывается чаще всего крупным госкорпорациям, у которых с ресурсом и так всё в порядке. 

Средний, тем более малый бизнес в промышленности государство просто не видит, а они могли бы быть инновационным мотором. Помимо этого, необходимо возродить отраслевую науку, отечественную конструкторскую и технологическую школу, которая бы обеспечила производство современных литейных машин и оборудования.


фото из открытых источников

Литейное производство переживает не самые простые времена.

фото из открытых источников

— В чëм технологическое отставание нашей литейной отрасли?

— Если двумя словами: литейное производство сегодня — это очень высоко автоматизированное и цифровизированное производство, с невиданными ранее требованиями к точности по размерам и качеству структуры литья, поверхности, не нуждающейся в последующей механической обработке и т.д. Сказочный уровень машин и оборудования, в идеале от одной кнопки работающего. Оператор задал параметры, нажал на кнопку — и процесс пошëл, а на выходе получает деталь, которая уже даже промаркирована. Многие предприятия отстали именно в автоматизации и роботизации. И конечно, в современном литейном оборудовании. Особенно небольшие и средние.

— У союза были предложения, как поправить дело?

- Да, разумеется. Мы предложили создать под эгидой Союза литейщиков здесь, в Санкт-Петербурге, современный Центр литейных технологий (ЦЛТ), который стал бы центром генерации прибыли, а не убытков. С несколькими базовыми предприятиями, где бы наша команда современные технологии эти внедрила, а также с учебным и научным центрами по данной проблематике, со вспомогательным производством. 


В ЦЛТ смог бы обратиться любой машиностроительный завод и заказать необходимые комплектующие, изготовленные по литейным технологиям. По крайней мере, для северо-запада России мы бы решили проблему дефицита качественных литейных мощностей, а она есть и очень острая. А уж как потом масштабировать этот опыт в рамках страны — там бы стало видно.


— А чего не хватало для реализации?

— Начальных средств и административной поддержки. Например, вопрос с размещением нашего производства для ЦЛТ можно было решить, если бы нам в льготную аренду передали простаивающий цех одного из предприятий на площадке «Ижорских заводов». В тот момент они принадлежали «Газпромбанку», как основному акционеру группы компаний «Объединённые машиностроительные заводы». 

Я дошёл до его высшего руководства, а мне сказали: «Нет! У нас свои планы на это помещение!» Ну, оно и простаивает до сих пор... Как я понял, не было у них никаких планов. Я банк даже не виню — это же банк, не его задача что-то понимать в промышленных проектах, у него иной функционал. Другой вопрос, почему у нас банк контролировал активы стратегического промышленного предприятия...

Аналогично по кредиту. Сбербанк готов был его дать, но мы же залоговой собственности не имеем. Нужны были гарантии, получить их не удалось. И ещё было необходимо крупное якорное предприятие, на базе которого мы бы смогли реализовать проект ЦЛТ. Но директора заводов и бизнесмены в ответ говорили: «Вы постройте современные литейно-механические заводы, а мы придём к вам с заказами».

Минпромторг нас заваливал какими-то бесконечными письмами с уточняющими запросами, потом нашу инициативу полностью чиновники заволокитили. Комитет по промполитике и инновациям правительства нашего города отказал нам в поддержке.

Я с «Ростехом» вёл переговоры, с ОСК. Бесполезно. У ОСК разброс собственных предприятий и смежников по стране огромный: Питер, Северодвинск, Урал, Дальний Восток. Логистика отлитых деталей (а вы представляете, какого они веса в судостроении) просто «золотая». Мы им предлагали литейное производство оптимизировать и прямо на месте организовать, чтобы эти расходы снять. Не интересно...


фото автора

Доктор технических наук, профессор, член-корреспондент РАЕН Владимир Евсеев в своем кабинете. Печка слева смотрится колоритно и многозначительно.

фото автора

— Но вы не собираетесь сдаваться?

— Такой Центр стране объективно очень нужен. Если государство решит серьёзно добиваться технологического суверенитета, то и мы пригодимся. Репутация у нашего союза хорошая, нас многие знают. 

Будем надеяться, что когда-нибудь такой день придёт. Альтернативы-то у страны сейчас и на будущее всё равно в глобальном плане нет. Необходимо развивать своё производство литейных машин и оборудования, создавать Центры литейных технологий, активно готовить кадры — современных литейщиков. В России для этого имеется всё необходимое!


Алексей Василивецкий


Больше оперативных новостей читайте в Telegram-канале @ПРОметалл.

Теги: металлургия, Россия, Интервью, Меры господдержки, Минпромторг

Последние публикации

12.07.2024

Металлурги учатся ИИ

Эксперты о том, зачем нужен искусственный интеллект на производстве

12.07.2024

Алюминиевые купола для аквапарка
Чем привлекателен для строителей «авиационный» алюминий?

11.07.2024

Аддитивные технологии как палочка-выручалочка
На «Иннопроме» обсудили их перспективы, но и указали на препятствия для развития