Четверг, Май 30, 2024
Африкандские страсти в российском Заполярье

03.04.2023

Аналитика

Африкандские страсти в российском Заполярье

Что не так с перспективным месторождением на Кольском полуострове?

Нет, в названии статьи не опечатка, как вы могли подумать. Именно африкандские. По названию месторождения Африканда на Кольском полуострове.

На различных сайтах для инвесторов проект освоения запасов месторождения Африканда характеризуется не иначе как путь «к лидерству России на рынке высокотехнологичных материалов». Перечисление полезных ископаемых, которые там могут быть добыты, впечатляет: титан, ниобий, тантал, редкие земли. 

Проектом занимается компания «Аркминерал-Ресурс», директор которой рассказывал об этом, в частности, на недавней конференции «Горнорудная промышленность России и СНГ» в Челябинске. Просто блестящие перспективы. Однако, если вдуматься, то всё, как говорится, не так однозначно.

Доподлинно неизвестно, почему железнодорожную станцию в Заполярье назвали именно так — Африканда. Есть местная легенда, согласно которой один инженер-путеец, проектировавший в двадцатые годы железнодорожную ветку, в жаркий летний день сказал коллеге: «Тут как в Африке жарко»! И оттуда, мол, название пошло. Может быть. 

Хотя куда чаще климат Кольского полуострова заставляет вспомнить песню Юрия Визбора о том, что «туда не приходит весна»: «Всё зима да зима, да ветров кутерьма...».


фото из открытых источников

Вот так начиналась Африканда.

фото из открытых источников

Тем не менее, вокруг станции вырос посёлок, а скоро появился и военный аэродром (воинская часть стоит там до сих пор). В середине тридцатых годов прошлого века геологи открыли там новое месторождение.

«Инвестиционный портал Арктической зоны России» сообщает: «Дважды, в 1936-1937 и в 1948–1950 годах, проводились геологоразведочные работы, позволившие оценить прогнозные ресурсы месторождения. Они составляют 626,196 млн тонн комплексной руды, 52,179 млн тонн диоксида титана, 863 тысячи тонн редкоземельных металлов и 303 тысячи тонн оксидов тантала и ниобия. 

Это делает Африканду одним из крупнейших месторождений перовскит-титаномагнетитовых руд во всём мире и одним из самых перспективных в России. Запасов достаточно, чтобы более 200 лет обеспечивать сырьём химико-металлургический комбинат». 

К слову сказать, нынешний директор «Аркминерал» Андрей Тренин говорит уже про 600 лет. Но есть нюанс. Несколько нюансов даже.


фото из открытых источников

Африканда на карте Кольского полуострова.

фото из открытых источников

Во-первых, запасов редкоземельных элементов в недрах Африканды на госбалансе... не значится. Они там числились до 1972 года, но потом их списали, так как не было подходящей технологии. А прогнозные ресурсы опытные геологи предлагают делить, чтобы получить реальный объём, кто на четыре, кто на восемь...

Недра — это же не погреб на даче, туда заранее с фонариком не залезешь, чтобы посмотреть, чего там лежит. Хотя, конечно, бывали и случаи, когда в итоге запасы оказывались больше, чем прогнозировалось. 

Андрей Тренин, генеральный директор «Аркминерал-Ресурс», рассчитывает на то, что так и будет в случае Африканды. «Сейчас мы отобрали пробы керна, ведём доразведку. В ГКЗ для постановки запасов на госбаланс мы рассчитываем выйти примерно через год, и они окажутся выше, чем показатели 1972 года», — прокомментировал он эту ситуацию для «Про Металла».

Второй же нюанс вот какой. Может возникнуть вопрос: а почему такое замечательное месторождение никто не попытался разрабатывать раньше? Да то-то и оно, что пытались, ещё в советское время. Но выяснили, что на Африканде помимо полезных компонентов в руде содержится и торий — радиоактивный элемент, который человечество к тому же ещё и не придумало пока, как использовать. На том первые попытки его промышленного освоения и закончились.

Господин Тренин на вопрос обозревателя издания «Про Металл», не беспокоит ли его проблема радиоактивного тория, ответил, что они владеют технологией отделения этого элемента без опасности для окружающей среды. «Всё сохраним в мешочках для будущих поколений, которые когда-нибудь изобретут ториевый реактор и используют этот запас», — полушутя сказал генеральный директор. Но не все эксперты так оптимистичны.


фото из открытых источников

Андрей Тренин, генеральный директор «Аркминерал-Ресурс», оптимистично смотрит на перспективы освоения Африканды.

фото из открытых источников

«Торий — это плохо, из-за его присутствия у них и со сбытом диоксида титана могут быть потом проблемы», — отметил в свою очередь в интервью «Про Металлу» ветеран-геолог Андрей Рацко.

Отметим, кстати, что, как признаёт сам Андрей Тренин, опыта осуществления крупных горных проектов за плечами у его компании нет.

Вместе с тем, есть и ещё один нюанс — неясность с финансированием проекта. Господин Тренин открыто говорит, что рассчитывает «привлечь проектное финансирование от банков». 

В России, правда, нет опыта проектного «гринфилд-финансирования» — с чистого листа, с ровной зелёной лужайки и до конечного результата. Но время идёт вперед, может и появится. Хотя понятно, что пока не будет запасов, никто из банкиров с недропользователями эту тему обсуждать вообще всерьёз не станет. 

Но ведь результат переговоров зависит не только от запасов, а ещё и от конъюнктуры рынка. Допустим, нашлись инвестиции, вожделенные металлы добыты — кто их купит?


фото из открытых источников

Торий — это плохо. Многое зависит от того, как будет решена проблема с этим элементом.

фото из открытых источников

Если мы говорим о титане, то в последнее время оживились несколько проектов. Заработал Туганский ГОК в Томской области. В Амурской области возродилась добыча на месторождении Куранах (этот проект, правда, и сейчас, и раньше ориентирован на экспорт в Китай).

Готовится к разработке месторождение Центральное на Тамбовщине (по крайней мере, один из его участков). На низком старте Пижемское в Коми. А кроме того, завод «Крымский титан», главный потребитель титанового сырья, успешно использует то, что привозят из Африки. Насколько конкурентоспособной будет мурманская продукция?

Далее, ниобий... На днях генеральный директор «ЦНИИчермета» Виктор Семёнов обмолвился при обсуждении вопроса дефицита феррониобия о том, что «всегда полезно иметь запасной вариант» и что его институт разрабатывает методы легирования и без применения данного редкого металла. 

Но, допустим, на перспективу этот «план Б» серьёзно не повлияет, базово ситуация в металлургии останется как есть. Но появились перспективы по Зашихинскому месторождению, запустить которое обещают уже через три года. Да и Ловозерский ГОК, сотрудничающий с Соликамским магниевым заводом, обещает нарастить объёмы и по ниобию тоже.


фото из открытых источников

Заработал Туганский ГОК в Томской области.

фото из открытых источников

Наконец, остаются редкоземельные элементы. Андрей Тренин сообщил «Про Металлу», что уверен в возможностях будущего сбыта, поскольку «только программы Росатома потребуют 10 тысяч тонн редкозёмов в год».

Не очень, правда, понятно, где гарантия, что тот же Росатом отдаст предпочтение именно российской продукции, а не сочтёт нужным импортировать РЗМ из того же Китая. Тут опять же вопрос цены будет играть важную роль. Но, предположим, что именно так и будет — удастся пробить какие-то протекционистские меры, защищающие наш рынок. Давайте посчитаем.

Генеральный директор уже упомянутого СМЗ Руслан Димухамедов заявил на днях, что завод в Соликамске сегодня производит 2500 тонн редкоземельной продукции в год, но намерен увеличить производство в полтора раза. Почти до 4 тысяч тонн.


фото из открытых источников

Генеральный директор СМЗ Руслан Димухамедов заявил на днях, что завод в Соликамске  намерен увеличить производство в полтора раза. Почти до 4 тысяч тонн.

фото из открытых источников

Далее, Группа «Скайград», о которой мы недавно писали,готовится путём переработки техногенного сырья выйти в ближайшие годы на большие объёмы. Как заявил нам генеральный директор Группы «Скайград» Алексей Абрамов, «мы планируем, что к концу 2023 года будем там разделять 500 тонн концентрата, к концу 2024-го — тысячу тонн, и к концу 2026-го — четыре тысячи тонн в год». 

К слову сказать, у них уже есть технология разделения концентрата (что очень важно, поскольку востребованность и стоимость различных редкозёмов на рынке резко отличается). А у «Аркминерала» нет. И они на первом этапе готовятся, судя по словам Тренина, выпускать именно неразделённый концентрат РЗМ.

А есть ещё, например, упомянутое Зашихинское, где редкие земли также присутствуют, есть Колмозерское литиевое, где их тоже могут (и, скорее всего, будут) попутно добывать. Сколько останется Африканде? Кто первый выйдет на российский рынок редкозёмов, тот его и займёт?

А главное, редкие земли — товар не биржевой, цену на него на мировом рынке определяет монополист-Китай, политику которого в этом вопросе предсказать крайне сложно. Так что реальное ТЭО создать в этих условиях будет непросто...

Вместе с тем, у Африканды есть явные преимущества. Вести добычу на месторождении возможно открытым способом. В наследство от попытки освоения времён СССР осталась развитая инфраструктура: карьер с круглогодичным доступом, промышленной площадкой, рабочим посёлком. Регион по электроэнергетике не является дефицитным. Необходимый объём электроэнергии обеспечат расположенные по соседству Кольская АЭС и каскад Нивских ГЭС.


фото РИА Новости

Кольская АЭС обеспечит Африканду электричеством.

фото РИА Новости

С перевозкой грузов тоже не будет никаких проблем: Африканда связана железнодорожным сообщением с Мурманским и Кандалакшским морскими портами. Кроме того, компания «Аркминерал» говорит о том, что в подготовку инфраструктуры уже вложила более 100 миллионов долларов. Но есть с проектом также и большая неопределённость — в первую очередь с его экономикой.

По этой причине, кстати, провалился и первый конкурс на Африканду в 2015 году — тогда желающих рисковать просто не нашлось.

Говорят, что многие научные достижения появляются по простой схеме. Все знают, что нечто сделать невозможно. Но находится кто-то, кто этого не знает, приходит и… делает. Чисто по-человечески хочется пожелать удачи «Аркминералу». Пусть им повезёт, и они сделают то, что кажется малореальным.

Но хотелось бы ещё вспомнить то, что мы уже писали, говоря о недостатках стратегии развития металлургии: пусть государство скажет, освоение каких конкретно месторождений дефицитного сырья ему сейчас нужно и кому оно готово помочь, а кому пока нет, и их можно смело поставить на длительную паузу. В «свободный рынок» со стратегическим сырьём, кажется, все уже наигрались.


Алексей Василивецкий


Больше оперативных новостей читайте в Telegram-канале @ПРОметалл.

Теги: полезные ископаемые, Ловозерское месторождение, Открытие завода, Росатом

Последние публикации

30.05.2024

Три века электромобилей в России (Часть вторая)
Почему автопром выказал любовь к электричеству?

30.05.2024

Почему российский титан пока невозможно заменить?

Западные страны продолжают импортировать «крылатый металл» из РФ

29.05.2024

Три века электромобилей в России (Часть первая)
Почему автопром выказал любовь к электричеству?

29.05.2024

В освоении богатств Попигайского кратера может помочь Беларусь
Сибирские учёные очень на это рассчитывают