Понедельник, Июнь 17, 2024
Никель, кобальт и литий стали самыми востребованными металлами

17.07.2023

Аналитика

Никель, кобальт и литий стали самыми востребованными металлами

Такой вывод сделало Международное энергетическое агентство

Запад всё-таки нездорово одержим экологией, а солнце и радуга взаимосвязаны шире, чем мы думаем. Это чисто субъективные и метафизические впечатления от ежегодного отчёта, который опубликовало Международное энергетическое агентство (МЭА).

В этом отчёте, конечно, есть несколько любопытных цифр и трендов, в том числе и металлургических. В частности, МЭА назвало три самых востребованных металла в мире и определило главный глобальный тренд: солнечная энергетика по объёму инвестиций в 2023 году впервые обгонит энергетику классическую.

По данным МЭА, в 2023 году более 1,7 триллиона долларов будет направлено в ВИЭ-генерацию (проще говоря, в ветряные мельницы), атомную энергетику, производство электромобилей, топливо с низким уровнем выбросов, технологии энергоэффективности и т.п. Это больше, чем объёмы инвестиций, направляемые в мире на добычу нефти и газа.

Что такое Международное энергетическое агентство?

Международное энергетическое агентство (МЭА) — это автономная межправительственная организация, основанная в 1974 году с целью содействия развитию безопасной, надёжной и экономически эффективной энергетики. Энергетическая безопасность является ключевой проблемой для многих стран и регионов, и МЭА играет важную роль в обеспечении этой безопасности через свои программы, исследования и статистические данные.

МЭА состоит из 30 членов, включая все развитые страны мира, такие как США, Япония, Канада, Великобритания и другие. Работа МЭА включает в себя проведение исследований и выработку новых программ и политик, направленных на увеличение безопасности поставки энергии, повышение эффективности её использования и снижение выбросов парниковых газов в атмосферу.


фото из открытых источников

Европа живет в мире ветряных мельниц в прямом и переносном смысле.

фото из открытых источников

С одной стороны, в этом тренде зашит большой процент политического и экономического лукавства. Причём, если с политикой тут всё очевидно (понятно, под чью дудку пляшет МЭА), то с экономикой всё гораздо интереснее. 

Формально страны Запада не увязывают свою экологическую одержимость с желанием оказывать давление на Россию и Китай. Они говорят красивые слова, что надо думать о будущем, что на земле скоро закончатся нефть, газ и уголь, и все мы будем подпитываться только солнечной энергией.

Насчёт газа и угля можно поспорить, а вот насчет нефти — это всё откровенный блеф. Есть такая уважаемая организация под названием Мировой нефтяной совет (там, кстати, тоже рулят американцы и англичане), которая 10 лет назад подсчитала, что запасов нефти на планете хватит ещё минимум лет на 200. И что на каждый потреблённый баррель нефти приходится два барреля разведанной нефти. 

Правда, так они говорят в большей степени о сланцевой нефти, которую тяжелее, дороже и вреднее добывать, чем обычную, так называемую «лёгкую» нефть. Но, тем не менее, по итогу-то сланцевая нефть ничем не отличается от «лёгкой». И бензин из неё точно также делают.


фото из открытых источников

Нефти на нашей планете гораздо больше, чем мы думаем.

фото из открытых источников

Стало быть, будущего опасаться, в принципе, нечего. К слову, запасы сланцевой нефти в России и США примерно одинаковы. Тем не менее, МЭА и прочие западные организации продолжают качать тему солнечной энергетики, как фактически безальтернативного варианта развития всей мировой энергосистемы.

Что это сулит металлургам? МЭА констатирует, что потребности в литии, кобальте и никеле резко возросли из-за запроса на «чистую» энергетику. А именно: спрос на литий вырос втрое, на кобальт — на 70%, на никель — на 40%. 

Если же говорить в целом, то по данным МЭА, объём рынка металлов и минералов, необходимых для экологически чистых технологий, в 2022 году составил 320 млрд долларов, это в два раза больше, чем в 2017 году. При этом энергетические стартапы в 2022 году привлекли рекордные 1,6 млрд долларов инвестиций — это абсолютный рекорд.

Расходы на добычу минералов в мире выросли на 20%, причём особенно преуспели в этом Канада и Австралия, которые на 40% увеличили добычу минералов, необходимых в первую очередь для производства лития. Тем не менее, как утверждает МЭА, для решения задач по переходу на «зелёную» энергетику этого недостаточно, и нужно добывать ещё больше.


фото из открытых источников

Никель, кобальт и литий признаны самыми востребованными металлами.

фото из открытых источников

И вот это «добывать надо больше» даёт зелёный свет всяким откровенным авантюрам типа глубоководной добычи никеля, кобальта и других металлов, о которых «Про Металл» пишет регулярно. Понятно, что поставкам из России и той же Индонезии это пока никакого ущерба не наносит, но на нервы способно понемногу действовать.

Вместе с тем, не нужно видеть в заявлениях МЭА одну лишь политику. Те же электромобили постепенно занимают свою нишу на рынке. Конечно, у брутальных мужчин-автолюбителей к ним сейчас брезгливо-снисходительное отношение. Мотор их авто должен реветь, рычать и извергаться выхлопными газами на светофоре.

Но, во-первых, в той же старушке Европе мужчины, мягко говоря, уже не совсем мужчины: каждый третий может быть с разными подвохами. Ну а где солнце, там и радуга — это очевидно. 

А во-вторых, экотренды в основном направлены на молодую аудиторию, на тех, кто только получил права, и кому не нужны эти экзерсисы с выхлопной трубой на перекрёстках. Это поколение может не разбираться в нюансах экологии и не понимать, какой ценой даётся добыча лития в той же Латинской Америке. Зато они знают, что «эко» — значит «модно» и запросто могут выбрать если не «Теслу», то какой-нибудь китайский аналог от BYD.


фото из открытых источников

Над экотрендами запада можно и нужно иронизировать, но и следить за ними тоже необходимо, в том числе и в металлургии.

фото из открытых источников

Российские металлурги и горняки, конечно же, не должны слепо следовать за этими трендами. Но и игнорировать их в стратегической перспективе тоже не стоит. Главное — мы должны владеть новыми технологиями, а уж применять ли их сейчас, или держать в резерве — будет зависеть от политической ситуации и рыночной конъюнктуры.

Пример из той же нефтянки: мы сейчас не добываем в промышленных масштабах сланцевую нефть, но владеем технологиями фрекинга (гидроразрыва сланцевых пластов), и, соответственно, когда придёт время, сможем без проблем начать добычу такой нефти. То же самое должно быть и в других областях экономики, связанных с металлургией и горнодобычей. 

Мы должны уметь быть экологичными, но при выборе технологий и энергоносителей обязаны исходить в первую очередь из своих национальных интересов, а не плясать под дудку чужих трендов.


Антон Белов


Больше оперативных новостей читайте в Telegram-канале @ПРОметалл.

Теги: металлургия, ЕС, Презентация

Последние публикации

17.06.2024

Холдинг Михаила Прохорова лишили лицензии на Ак-Суг
Кому достанется это месторождение — неизвестно

14.06.2024

Китай и Россия хотят установить контроль над литием Боливии
Каковы позитивные и негативные стороны этого процесса?

14.06.2024

РУСАЛ заработал первые углеродные единицы

Как благодаря экологии создаётся новая биржа с миллиардными оборотами

13.06.2024

Российские и китайские учёные — партнёры навек!
Делегация ЦНИИчермет приняла участие в отраслевой конференции в КНР