Вторник, Октябрь 04, 2022
Рыба и жесть

24.05.2022

Аналитика

Рыба и жесть

На рынке рыбных консервов назревает коллапс

1 июня в России стартует лососевая путина. Говоря проще, начинается вылов лососёвых видов рыб на Дальнем Востоке. 

Первой идёт нерка, затем кижуч и горбуша, а затем уже кета. Путина обычно проходит до конца октября. Именно в этот период страна запасается на весь год как красной рыбой, так и красной икрой.

Кстати, напомним, что такой рыбы, как лосось, в природе не существует. Чаще всего безграмотные рестораторы псевдояпонских заведений так называют аквакультурную сёмгу или вообще любую рыбу семейства лососёвых. 

Но металлургическая суть проблемы не в этом.


фото РИА Новости

Во время путины рыбу на Дальнем Востоке ловят все. Даже собаки.

фото РИА Новости

Недавно «Известия» обратили внимание на бедственное положение дел с белой жестью (её называют белой, поскольку она покрыта оловом), из которой изготавливают консервные банки. По информации «Известий», Росрыболовство сообщило Правительству РФ, что цены на консервные банки из-за дефицита сырья уже взлетели вверх, примерно на 60–80%, что неминуемо приведёт к удорожанию рыбных консервов.

В Минпромторге опасения в целом подтвердили, но при этом указали и пути решения, посоветовав обратиться на ММК, а также на Миорский металлопрокатный завод в Белоруссии и на «АрселорМиттал Темиртау» в Казахстане, где могут восполнить дефицит белой жести. В Минпромторге также уточнили, что сейчас на заводе в Белоруссии низкая загрузка, поэтому целесообразнее за жестью обращаться именно туда.

Откуда такое внимание к рыбным консервам? Всё просто — рыбные консервы являются одним из столпов продовольственной безопасности страны. Фактически это один из самых недорогих и при этом натуральных продуктов питания, которые ещё остались.

Бройлерную дешёвую курятину с точки зрения натуральности в расчёт не берём, она щедро напичкана гормонами роста, антибиотиками и накачивается ещё специальным раствором, который потом вытекает на сковородку при жарке и тушении.

Мясные консервы, хоть и делаются из качественного мяса, уже давно не являются продуктами эконом-сегмента — цена за банку консервированной свинины или говядины составляет от 200 до 300 рублей.

Остаются консервы рыбные, которые до недавнего времени мог позволить себе фактически каждый россиянин. Банка килек стоит меньше 80 рублей, шпроты (главным образом из Калининграда, ибо рижские под контрсанкциями) — порядка 120 рублей. Скумбрия, килька, горбуша и сардина иваси — от 70 до 130 рублей в зависимости от объёма банки и бренда. Сайра чуть дороже, но опять же до 150 рублей.


Рыбные консервы по-прежнему считаются одним из самых доступных продуктов.

Не удивительно, что производство рыбных консервов в России в последнее время росло. По информации Росрыболовства, в I квартале оно увеличилось до 49,7 тыс. тонн, это почти на 10% больше по сравнению с аналогичным периодом 2021 года.

Добавим, что при производстве рыбных консервов до сих пор используется советский ГОСТ. И не просто советский, а утверждённый ещё в сталинские времена, когда за нарушения на производстве можно было поплатиться не только должностью. Именно рыбные консервы составляли основу сухого пайка советских солдат в годы Великой Отечественной.

К слову сказать, любовь советских граждан к рыбным консервам привил в тридцатые годы сталинский нарком и член Политбюро Анастас Микоян, причём довольно необычным способом. Наши люди консервам поначалу не очень доверяли, поскольку привыкли есть свежую рыбу. 

Тогда Микоян фактически официально заявил о том, что вражеские контрабандисты используют советские рыбные консервы для перевозки в жестяных банках золота и бриллиантов. Ну почти как в «Бриллиантовой руке».

Информация с подачи самого Микояна попала в советскую печать и люди бросились штурмовать прилавки. Тогда ведь верили печатному слову. Золота не нашли, но зато консервированную рыбу есть научились. Не выбрасывать же!


Анастас Микоян в совершенстве владел искусством маркетингового пиара.

После этого в стране пошла мода консервировать буквально всю рыбу и морепродукты. 

Все знают фильм «Место встречи изменить нельзя». Там есть сцена ограбления продуктового магазина. 

Если поставить на стоп-кадр и приглядеться, то можно увидеть, что магазин буквально завален консервами из натурального краба. Тогда краб стоил по цене селёдки, а в продуктовых магазинах уговаривали граждан его попробовать с помощью плаката со слоганом: «Всем попробовать пора бы, как вкусны и нежны крабы».

В те годы жесть и консервные банки мы, разумеется, производили сами. В 90-е годы решили, что проще и дешевле будет закупать за границей. Сказано — сделано. 

Как рассказал «Про Металлу» совладелец сети икорно-рыбных супермаркетов, дошло до того, что банки для фасовки чёрной икры заказывали аж в Италии. И это при том, что сама чёрная икра, как правило, поставлялась из Китая.


На надписи типа Malossol на таких банках вообще смотреть не нужно. Они к продукту, как правило, отношения не имеют. Это просто красивая, качественная консервная банка, не более того.

«Вот такой национальный бренд получился. Сырьё китайское, тара итальянская, а продукт считался российским», — рассказал источник. — Впрочем, это логично, поскольку в России чёрную икру делают примерно на 20 заводах, и почти вся российская икорная продукция уходила в Европу. А в Китае таких предприятий, где выращивают осетровых, около 140, то есть примерно в 7 раз больше, и Россия является одним из основных рынков сбыта китайской чёрной икры».

Помимо Италии банки закупались в Германии, Японии и в других странах, которые с консервами явно не ассоциируются. 

Теперь вот в срочном порядке придётся налаживать импорт из Китая, из Белоруссии и заодно прикидывать, сможем ли мы наладить своё производство белой жести. Времени-то на это не так много.


В стекле фасуют осетровую икру, как правило, маленьких объемов: от 30 до 110 граммов.

Мы не зря начали с лососёвой путины.

Дело в том, что у красной икры есть три типа фасовки: стекло, пластик и жесть. Самой качественной тарой является стеклянная, но она существенно увеличивает стоимость самой икры. Поэтому в стекло фасуют относительно небольшие объёмы икры премиум-класса, или так называемой «солёнки». 

Солёнка, или просто солёная икра, фасуется не из мороженого сырья. То есть поймали нерку, вынули из неё икру, промыли, опустили икринки в тузлук (соляной раствор) и тут же расфасовали.

Такую же премиальную икру, которая стоит 5-6 тысяч рублей за килограмм, фасуют и в пластиковую тару. У неё один главный недостаток: хранить икру в пластике рекомендуется не больше 3-4 месяцев. Теоретически можно и больше, но тогда на производстве придётся добавлять слишком много соли, и такая икра из полезного и вкусного продукта станет уже не совсем безопасной для здоровья.

Ну и наконец — жесть. Она хороша тем, что икру в жестяной банке можно хранить год и даже больше. То есть от путины до путины. Второй плюс заключается в том, что в жестяные банки, как правило, фасуют красную икру эконом-сегмента.

Это в стекле или пластике покупатель заранее видит то, что он будет есть. А красная икра в жести — это кот в мешке, и смотреть здесь надо в первую очередь на ценник. Если банка весом около 100 граммов стоит порядка 200–300 рублей («по акции»), то внутри ничего изысканного ждать не приходится.

Чаще всего в жестяные банки фасуют пробойную, или ястыковую икру.


Даже одного беглого взгляда на содержимое банки хватит, чтобы понять: перед нами продукт эконом-класса. Но и его может не быть на Новый Год.

Это икра, которую готовят, что называется, впрок. Вынимают из рыбы ястык — сумку, в которой находится икра, и замораживают этот ястык до лучших времен. Потом через несколько месяцев извлекают из морозилки, пробивают ястык (отсюда и название – пробойная) и фасуют именно в жестяные банки.

Дальше уже зависит от совести производителя, но внутри такой банки может быть и икорная каша с неприятным острым запахом, и подделка из имитированной икры (желатин, смешанный с икорным соком и продуктами переработки осетровых рыб).

Тем не менее, такая икра тоже пользуется спросом. Её покупают пенсионеры и просто небогатые люди перед праздниками, например, перед Новым Годом. Просто отдавая дань советской традиции, чтоб была баночка красной икры на новогоднем столе. И вот как раз эта категория населения (а она огромная и насчитывает десятки миллионов человек) и может пострадать от дефицита белой жести и консервных банок.

Так что если российские металлургические компании сейчас думают, где бы найти новые ниши, причём именно на внутреннем рынке, то вот она — золотая жила. Или будем по-прежнему обеспечивать заказами и работой соседей?


Больше оперативных новостей читайте в Telegram-канале @ПРОметалл.

Теги: рыболовство, Белоруссия, Россия, Санкции , ММК

Последние публикации

04.10.2022

Индия ищет замену литию в аккумуляторах
Ola Electric уже работает над созданием альтернативного материала

03.10.2022

Стройматериалы посыпались
Цены на них в России продолжают снижаться, а рынок недвижки стагнирует

03.10.2022

Искусство на грани фантастики
Чем знаменит кузнец-художник Владимир Каноник

30.09.2022

Китай преодолел стагнацию рынка
Индекс деловой активности начал расти