Среда, Июль 24, 2024
Олово дорожает из-за фактора Мьянмы

05.05.2023

Экология / Вбросы и выбросы

Олово дорожает из-за фактора Мьянмы

Добычу приостановили из-за нестабильности в стране

Агентства Reuters (Великобритания) и Stockhead (Австралия) публикуют материалы о том, как приостановка производства олова в Мьянме отразится на глобальном рынке этого металла. Публикуем переводное саммари этих материалов.

Цены на олово подскочили во второй половине апреля на новостях о возможной остановке поставок из Мьянмы, третьего по величине в мире производителе этого металла.

Трёхмесячные фьючерсы олова на Лондонской бирже металлов (LME) подскочили на 11%, достигнув двухмесячного максимума в 27 705 долларов за тонну. Таким образом LME приняла эстафету от Шанхайской фьючерсной биржи (ShFE), которая уже демонстрировала рекордный уровень торговой активности до последних беспорядков в Перу, вынудивших компанию Minsur закрыть рудник Сан-Рафаэль, поставщика 9% олова на мировой рынок.

Неожиданная угроза поставкам поступила в виде заявления Центрального комитета экономического планирования непризнанного маоистского государства Ва, самой могущественной этнической вооружённой группировки Мьянмы, которая контролирует район добычи олова на границе с Китаем.


фото из открытых источников

Металлические биржи оперативно отреагировали на события в Мьянме.

фото из открытых источников

Согласно документу, вся деятельность по добыче и переработке будет «приостановлена» с начала августа, чтобы сохранить оставшиеся ресурсы «после более чем десятилетия разрушительной и расточительной добычи», в то время как компании, чьи контракты продолжают действовать, могут продолжать геологоразведку ещё в течение трёх месяцев.

Это кажется странным шагом, учитывая, что олово является таким важным источником дохода для самопровозглашённого государства Ва, и за этим шагом вполне может скрываться нечто бОльшее, чем кажется на первый взгляд.

Так или иначе, это подчёркивает важность одной из самых труднодоступных частей Юго-Восточной Азии для глобальной цепочки поставок олова. Китайские оловянные заводы особенно уязвимы несмотря на то, что они пытаются сократить свою зависимость от руды из Мьянмы.


фото из открытых источников

Вот оно, олово из Мьянмы.

фото из открытых источников

Оловянная лихорадка в Мьянме

Мьянма была крупным производителем олова до Второй мировой войны, но к концу прошлого века эта отрасль в стране практически прекратила существование. Признаком того, что в Мьянме обнаружены новые крупные месторождения олова, стало появление в 2013 году в данных об импорте Китая больших объёмов оловянной руды и концентратов из Мьянмы.

Импорт из Мьянмы вырос с 30 000 т в 2012 году до 89 000 т в 2013 году и достиг почти 500 000 т в 2016 году. Пик поставок середины десятилетия совпал с резким падением цены на олово, что свидетельствует о перемещении складированного металла более низкого качества. С тех пор поток импорта сырья стабилизировался на уровне 150–200 тысяч т в год.

То, что начиналось как мелкомасштабная и кустарная добыча полезных ископаемых, быстро стало механизированным и полулегальным бизнесом, когда Объединённая армия штата Ва (UWSA) взяла под свой контроль основной район добычи Ман Мо. Представители Международной оловянной ассоциации (ITA) посетили это месторождение в 2016 году и оценили его потенциал на уровне примерно в 50 000 т металла в год с возможностью значительного увеличения при обнаружении новых залежей руды.

По оценкам Геологической службы США, добыча олова в Ман Мо в прошлом году упала до 31 000 т с 36 900 т в 2021 году, что по-прежнему делает страну третьим по величине поставщиком в мире после Китая и Индонезии. Однако это спорный вопрос, учитывая, что UWSA была включена в санкционный список США в 2003 году за предполагаемый незаконный оборот наркотиков.


фото из открытых источников

Экспорт олова из Мьянмы в Китай.

фото из открытых источников

Зависимость Китая

Доминируя на мировом рынке многих сырьевых товаров, Китай производит только около 30% оловянного концентрата и при этом является крупнейшим в мире потребителем олова. 

Оловянный бум в Мьянме случился в нужное время для китайских оловянных заводов, многие из которых пытались ввести новые мощности по добыче, поскольку Пекин неуклонно ужесточал экологический контроль в горнодобывающем секторе. Но риски чрезмерной зависимости от соседа стали очевидны, когда ограничения, введённые из-за COVID-19, серьёзно нарушили как добычу полезных ископаемых в Мьянме, так и поток сырья через границу.

Металлургическим предприятиям Китая пришлось заняться поиском новых потенциальных источников олова. В результате доля импорта из Мьянмы упала с почти 100% от общего объёма импорта руды и концентратов в середине последнего десятилетия до 77% в 2022 году.

Прошлогодний импорт олова в Китай включал 23 500 т из Демократической Республики Конго, 11 500 т из Австралии и 3000 т из Нигерии, а также небольшие объёмы из Лаоса, Вьетнама, Таиланда, Малайзии и России. Однако сомнительно, что поставки из альтернативных источников могут быть увеличены достаточно быстро или в достаточных масштабах, чтобы компенсировать даже временную потерю сырья из Мьянмы.


фото из открытых источников

Рабочие Мьянмы.

фото из открытых источников

Цепочка поставок под угрозой

Скорость изменения цены на олово 17 апреля говорит как о рыночном позиционировании, так и о непосредственном влиянии предложения. На ShFE в последнее время наблюдался чрезвычайно высокий уровень торговой активности: как оборот, так и число открытых позиций в марте достигли новых максимумов за весь срок действия контракта. Мартовские объёмы в 5,34 млн т в 14 раз превышают прошлогодний мировой объём производства в 380 000 т.

Изменения в числе открытых позиций на Шанхайской фьючерсной бирже позволяют предположить, что новые игроки торговали оловом с короткой позиции; по крайней мере, так было до 17 апреля, когда открытый интерес снова перерос в ценовое ралли. «Медвежья» позиция имела смысл, учитывая значительное снижение спроса на пайку из-за замедления роста сектора бытовой электроники и увеличения видимых запасов в Китае.

Запасы, зарегистрированные на ShFE, выросли на 65% с начала января 2023 года до 9056 т, самого высокого уровня с 2017 года. Это создаёт солидную подушку безопасности на ближайшее будущее для китайских покупателей, поскольку они и все остальные ждут момента, когда прояснится, насколько серьёзны намерения государства Ва приостановить производство олова.

Так, Вивек Дхар, эксперт по горнодобывающей промышленности Commonwealth Bank, отмечает: «Государство Ва делало аналогичные заявления о приостановке добычи в прошлом, не реализуя их на практике». Однако сама по себе такая угроза подчёркивает хрупкость цепочки поставок олова в то время, когда Индонезия, крупнейший экспортёр металла в рафинированном виде, обдумывает запрет на экспорт в качестве меры, стимулирующей наращивание мощностей по переработке на своей территории.


фото из открытых источников

Вивек Дхар, эксперт по горнодобывающей промышленности Commonwealth Bank.

фото из открытых источников

В течение многих лет сектор производства олова хронически не доинвестировался, и удача улыбалась мелким горнодобывающим компаниям, открывавшим крупные месторождения, как это было в Мьянме в 2010-х годах и Бразилии в 1990-х годах. Неспособность диверсифицировать предложение поставила рынок олова, по крайней мере частично, в зависимость от теневой UWSA и её непрозрачных процессов принятия решений.

Вивек Дхар считает, что хотя исторический максимум цен на олово в 50 000 долларов США за тонну, который наблюдался в начале прошлого года, едва ли будет обновлён, «в среднесрочной перспективе есть веские причины для беспокойства по поводу дефицита, поскольку оловянный сектор плохо подготовлен к любому значительному скачку спроса».

Олово в современном мире

Олово — это металл, необходимый для производства электроники и осуществления энергетического перехода. Около половины спроса на рынке олова объёмом 400 000 т в год приходится на его использование в бессвинцовом припое на печатных платах. Но ожидается, что в ближайшие годы эти объёмы вырастут благодаря новым технологиям, таким как электромобили и солнечные батареи.

По прогнозам Международной оловянной ассоциации (ITA), рынок олова, идущего на производство солнечных батарей, увеличится к 2030 году с 22 000 т до 55 000 т в год. Ещё по 10 000 т в год потребуется для выпуска электромобилей и расширения сетей 5G.

Согласно данным Геологической службы США за 2023 год, лидерство по запасам олова принадлежит Индонезии (800 000 т), за ней следуют Китай (720 000 т) и Мьянма (700 000 т), на долю которой приходится 15% мировых запасов. Другими крупными поставщиками олова являются Перу, Демократическая Республика Конго, Боливия, Бразилия и Австралия.


Перевод Виктора Симионова


Больше оперативных новостей читайте в Telegram-канале @ПРОметалл.

Теги: полезные ископаемые, Азия, Меры господдержки

Последние публикации

24.07.2024

Кыргызстану нужны инвестиции, чтобы возродить урановую отрасль
Возможно, в этом поучаствуют Ротшильды?

24.07.2024

Индия стремится на дно океана
Глубоководная добыча полезных ископаемых становится мировым трендом

23.07.2024

Золото дорожает после выхода Байдена из президентской гонки
Цена растёт на фоне ослабления доллара и конспирологических теорий