Воскресенье, Июль 21, 2024
Что привлекает золотую мафию в Дубай?

11.05.2023

Интриги / Скандалы

Что привлекает золотую мафию в Дубай?

Расследование медиахолдинга «Аль-Джазира»

Расследование «Аль-Джазиры» (ОАЭ) показывает, как преступники используют политику столицы эмирата Дубай, направленную на поддержку бизнеса, для контрабанды золота и отмывания денег. Предлагаем перевод этого материала.

За последние 20 лет Дубай стал одним из крупнейших центров торговли золотом в мире. Объединённые Арабские Эмираты (ОАЭ) являются вторым по величине импортёром золота в мире, по объёму уступая только Индии. Но в то время как рынки Дубая привлекают миллионы туристов со всего мира, город, по данным ООН и аналитических центров, отслеживающая незаконную торговлю, также стал излюбленным местом для лиц, занимающихся отмыванием денег и контрабандой золота.

«Золотая мафия» — расследование «Аль-Джазиры» о крупных южноафриканских группировках контрабандистов — раскрывает процесс, который позволяет этим преступным сообществам злоупотреблять политикой Дубая, разработанной для стимулирования бизнеса. 

«Всё это исходит из Дубая», — сказал зимбабвийский контрабандист золота Юэн Макмиллан журналистам под прикрытием из расследовательского отдела «Аль-Джазиры» (I-Unit).


фото из открытых источников

Дубай пользуется спросом у контрабандистов, как свободная экономическая зона.

фото из открытых источников

«Их это не беспокоит»

В течение многих лет Дубай занимал одно из первых мест в списке городов мира, привлекающих наибольшее количество прямых иностранных инвестиций. Дубай — также популярный центр торговли сырьевыми товарами. Эта репутация была построена на базе ряда мер по привлечению бизнеса. 

Так называемые свободные зоны Дубая — торговые зоны, специально созданные для того, чтобы иностранные инвесторы могли легко открывать свои компании — являются основой этой стратегии, предполагающей освобождение от налогов и пошлин, бюрократической волокиты, а также позволяющей быстро репатриировать прибыль. Но критики говорят, что та же самая политика одновременно создаёт лазейки, которые используются для совершения крупных финансовых преступлений.

«Дубай был создан как финансовая столица, — говорит бывший следователь Федерального бюро расследований США Карен Гринуэй, которая сейчас работает консультантом по борьбе с отмыванием денег. — Они поставили себя в центр торговли золотом, не обладая сильной законодательной базой и соответствующей правоприменительной практикой. Всё это делает Дубай прекрасным местом для проведения крупной международной операции по отмыванию денег, включающей, в данном случае, контрабанду золота».

В ходе расследования «Аль-Джазиры» Камлеш Паттни, контрабандист золота, которого когда-то обвиняли в том, что он чуть не обанкротил Кению, доставил журналистов под прикрытием, которых он считал китайскими мафиози, в Jumeirah Lake Towers (JLT), одну из свободных зон Дубая. 

У Паттни несколько компаний в Дубае. В одном из своих офисов в JLT он сказал журналистам, что они могут хранить здесь золото, купленное за их неучтённые наличные. «Вам нужен представительский офис в Gold Tower», — сказал Паттни репортёрам, имея в виду небоскрёб в районе JLT, в котором расположены несколько фирм по торговле золотом.

Другой контрабандист, Алистер Матиас, также посоветовал журналистам создать компанию с офисом в свободных зонах Дубая и предложил им помощь в этом процессе. «Дубай — самое подходящее место для любого бизнеса, находящегося в серой зоне», — заявил Матиас, деловой партнёр контрабандиста Юэна Макмиллана. На вопрос, могут ли власти Дубая тщательно проверить компанию, которую он попросил создать команду «Аль-Джазиры», Матиас ответил: «Их это не беспокоит».


фото из переводного материала

Золотая прачечная: как это работает.

фото из переводного материала

«Практически новое золото»

Согласно исследованию, проведённому Фондом Карнеги в 2020 году, так называемая система «хавала» играет значительную роль в цепочке отмывания денег, проходящей через Дубай. «Хавала» — это способ перевода наличных денег через границы вне контроля официальной финансовой системы. 

Он основан на доверии и связях и часто используется на законных основаниях в регионах, где люди не имеют доступа к банкам. Но он также идеально подходит для отмывания денег, поскольку транзакции не проводятся через официальные бухгалтерские отчёты, что делает невозможным отслеживание денежных потоков властями.

«Сочетание слабо регулируемого импорта золота, плохого надзора за зонами свободной торговли, неправильного выставления торговых счетов и потока валюты через неформальные системы, такие как «хавала», является благом для сетей по отмыванию денег», — говорится в отчёте Карнеги о торговле золотом в Дубае.

Во время расследования «Аль-Джазиры» такие контрабандисты, как Паттни и Макмиллан, предлагали репортёрам использовать зимбабвийское золото, чтобы превратить грязные деньги в законные. Золото из Зимбабве отправляется на аффинажный завод в Дубае, где снова переплавляется и превращается в золотой слиток с клеймом дубайского предприятия. Устранение доказательств происхождения золота облегчает продажу драгметалла из Зимбабве, находящегося под западными санкциями.

«Золото, поступающее на переработку, после аффинажа становится практически новым золотом», — говорит Амджад Рихан, бывший партнёр глобальной аудиторско-консалтинговой компании Ernst & Young, чья работа заключалась в отслеживании торговли золотом в Дубае. Деньги от продажи этого золота затем переводятся на банковские счета в качестве законных доходов.


фото из открытых источников

Переплавка в Дубае золота из Зимбабве.

фото из открытых источников

«Очень тревожные выводы»

В 2013 году Рихану, работавшему тогда в Ernst & Young, было поручено провести аудит Калоти, который в то время был крупнейшим золотоперерабатывающим заводом в Дубае. «Это были очень тревожные выводы. Мы обнаружили, что за год предприятие зарабатывало более 5,2 миллиарда долларов наличными, что составляло порядка 40 процентов его доходов», — сообщил Рихан, пояснив, что работа с кэшем усложняет оценку рисков и надлежащую проверку клиентов. 

Кроме того, завод Калоти имел дело со странами или организациями, находящимися под санкциями, в том числе с конфликтным золотом из Судана. Последующие расследования связали эти сделки с отмыванием денег и финансированием организованной преступности. «Мы пришли к выводу, что система контроля на предприятии абсолютно неэффективна», — говорит Рихан.

Рихан сообщил об этом своему начальству, но был вынужден покинуть компанию за сделанное им разоблачение, как постановил суд в Великобритании в 2020 году. Суд установил, что Ernst & Young пыталась «замести под ковер информацию», уличающую Калоти в «отмывании денег». Пример Рихана не был уникальным.

Роль Анны Уотерхаус, руководителя отдела комплаенса в Deutsche Bank в Дубае, заключалась в том, чтобы обеспечить соответствие транзакций как местным, так и международным законам и правилам. Она тоже заметила нарушения в бизнесе Калоти. Уотерхаус подала так называемый отчёт о подозрительной деятельности (SAR), в котором отмечалось вызывающее вопросы поведение клиента банка, Калоти. 

В нём она процитировала сообщения местного дубайского банка о том, что Калоти снимает с их счетов столько наличных, что им приходится пользоваться тачками. «Получить звонок из банка по причине того, что там озабочены действиями собственного клиента, крайне необычно. Так что это сразу же привлекло мое внимание», — говорит Уотерхаус. Снятие наличных в основном финансировалось за счёт переводов со счёта Калоти в Deutsche Bank.

SAR — это первый шаг к тому, чтобы клиент банка, занимающийся сомнительными операциями, стал предметом дальнейшего расследования. Однако, по словам Уотерхаус, Deutsche Bank видел ситуацию иначе: «Когда я сказала, что собираюсь подать отчет о подозрительной деятельности, то встретила сопротивление». 

Более поздняя проверка бизнеса Deutsche Bank с Калоти показала, что автоматизированные системы мониторинга транзакций банка также отметили ряд подозрительных транзакций за прошедшие годы. «Насколько я могу судить, ни один из тех случаев, обнаруженных системой, затем не расследовался специалистами», — сообщила Уотерхаус.

В 2015 году Dubai Multi Commodities Center (DMCC), главный городской лицензирующий орган по торговле сырьевыми товарами, принял меры против Kaloti, исключив компанию из дубайского списка утверждённых переработчиков золота.


фото из открытых источников

Чек от завода Калоти, крупнейшего предприятия по переработке золота в Дубае. 

фото из открытых источников

На запрос «Аль-Джазиры» о комментариях по результатам проведённого расследования, согласилась ответить лишь часть упомянутых в нём лиц и организаций. Так, DMCC сообщила изданию, что не является регулирующим органом, но предоставляет компаниям необходимые лицензии для работы в свободной зоне Дубая, используя «чёткий, всеобъемлющий и надёжный процесс соблюдения установленных норм». 

Представители ведомства также подчеркнули, что им не была предоставлена возможность предъявить доказательства или сделать представление во время судебного разбирательства в Лондоне между Амджадом Риханом и Ernst & Young. DMCC отрицал обвинения, выдвинутые против него в ходе этих разбирательств, и категорически опровергал свою причастность к отмыванию денег или преступной деятельности любого рода.

Камлеш Паттни также отрицал свою причастность к какой-либо форме отмывания денег или контрабанде золота и что он предлагал использовать денежные средства, которые, как он знал, были получены из незаконных источников. Он сообщил, что во время встреч с командой журналистов «Аль-Джазиры» под прикрытием он полагал, что имеет дело с инвестором, намеренным приобрести долю в гостиничном бизнесе и «продать активы в Китае для покупки и добычи золота», и что всё, что он сделал, должно было помочь этому инвестору понять золотой бизнес.

Алистер Матиас отрицал, что разрабатывал механизмы для отмывания денег, и сказал, что никогда не отмывал деньги, не торговал нелегальным золотом и не предлагал делать подобные вещи. Он также утверждал, что у него никогда не было рабочих отношений с Юэном Макмилланом.

Ernst & Young заявила, что именно её сотрудники выявляли нарушения и сообщали о них, что привело к санкциям и изменениям в выборе источников поступления драгоценных металлов, а также в регулировании деятельности аффинажных заводов в Дубае.

Представители завода Калоти отрицали все нарушения, ссылаясь на то, что крупные операции с наличными были «совершенно законными и обычными» в Дубае в то время и не являлись доказательством преступной деятельности или правонарушений.


фото из открытых источников

А вот и сам завод Калоти.

фото из открытых источников

Кто такая золотая мафия? Сигаретный дон и человек по имени Доллары

«Аль-Джазира» проникает в некоторые из крупнейших банд контрабандистов Южной Африки, отмывая золото и миллионы долларов.

Они действуют из тени. Последнее расследование «Аль-Джазиры» «Золотая мафия» раскрывает их преступления. На прошлой неделе первая часть книги «Кто такая золотая мафия?» рассказала о жизни некоторых из крупнейших отмывателей и контрабандистов в Южной Африке, от пасторов до дипломатов.

Теперь, во второй части, познакомьтесь с одним из крупнейших табачных магнатов региона, хвастливым отмывателем денег и их хитрыми партнёрами, которые грабят деньги и золото своих стран, используя сеть высокопоставленных связей, подставных компаний и тщательно подделанных документов.


фото из открытых источников

Золото мафии. Кому оно принадлежит? Аль-Джазира нашла ответы на многие вопросы.

фото из открытых источников

Саймон Радланд

Один из самых богатых людей Зимбабве, Радланд является совладельцем компании Gold Leaf Tobacco, одного из крупнейших производителей сигарет в Южной Африке. Но в 2022 году Налоговая служба Южной Африки обвинила компанию Радланда в продаже нелегальных сигарет и уклонении от уплаты налогов.

Расследование «Аль-Джазиры» показывает, что его преступная сеть простирается далеко за пределы этого, до сложной схемы отмывания денег и контрабанды золота, которая помогает ему скрывать миллионы долларов неучтённой наличности.

Документы и свидетельские показания показывают, что Радланд также одалживает часть своих денег правительству Зимбабве, которое испытывает нехватку денег из-за западных санкций. Взамен Fidelity Printers and Refiners, нефтеперерабатывающий завод центрального банка Зимбабве, позволяет своим курьерам доставлять золото на миллионы долларов в Дубай для продажи через частые поездки.

«Он даёт Fidelity деньги, чтобы купить золото, чтобы тот экспортировал его», — сказал в тайно записанных интервью другой зимбабвийский контрабандист золота Юэн Макмиллан, утверждая, что Радланд «финансирует всю страну».

В центре операций Радланда по отмыванию денег находится компания в Дубае под названием Aulion, которая покупает зимбабвийское золото, используя его грязные деньги. Макмиллан заявил, что у Радланда есть доступ к высшим должностным лицам Зимбабве, включая президента Эммерсона Мнангагву и главу центрального банка. Расследование показывает, что среди деловых партнёров Радланда есть генерал в отставке, бывший министр энергетики и бывший министр иностранных дел.

В 2019 году двое мужчин попытались убить Радланда, и он едва пережил этот инцидент. Виновных так и не поймали.

фото из переводного материала

Лица золотой мафии и места их дисклокации.

фото из переводного материала

Отвечая на вопрос о расследовании «Аль-Джазиры», Радланд сказал нам, что обвинения против него являются частью клеветнической кампании неустановленной третьей стороны. Он описал себя как «сильного бизнесмена… конкурирующего с жадными и завистливыми».

Он отрицал какую-либо причастность к продаже нелегальных сигарет, контрабанде золота или другим формам контрабанды, а также к нарушению санкций. Он также отрицал какие-либо сведения об «Аулионе» и его деятельности и сказал нам, что это неправда, что деньги переходят с его счетов на «Аулион».

Он признался, что имел дело с Мохамедом Ханом, который, как он согласился, «оказался» отмывателем денег, и что две компании Радланда уполномочили компанию Хана действовать в качестве их агента, но отрицал, что какая-либо форма отмывания денег была предпринята для него или любой из его бизнесов.

Gold Leaf Tobacco, его компания, категорически отрицала какую-либо причастность, прошлую или настоящую, к отмыванию денег, торговле незаконным золотом или связанным с этим вопросам. Никакие «необлагаемые налогом» или «незаконные» сигареты не могли быть «приписаны» Gold Leaf, хотя доходы от незаконной продажи её продукции другими лицами, по-видимому, перемещались между юрисдикциями и таким образом отмывались.

Fidelity Printers and Refiners отрицают все нарушения.


фото из открытых источников

Вот так добывают золото в Зимбабве.

фото из открытых источников

Мохамед Хан, также известный как Mo Dollars

Он любит роскошные автомобили, питает слабость к женщинам и смертельно опасен, рассказали Al Jazeera бывшая жена Хана Варда Латиф и брат Дауд. Хан, известный как Mo Dollars, владеет PKSA и SALT Asset Management, южноафриканскими финансовыми компаниями, которые помогают Саймону Радланду и другим отмывать крупные суммы денег с помощью поддельных счетов-фактур и украденных личных данных.

Хан построил свою империю по отмыванию денег, подкупив влиятельных людей в нескольких южноафриканских банках, чтобы они либо закрывали глаза, либо активно работали с ним над его схемами: I-Unit Al Jazeera получила доступ к банковским выпискам, показывающим, как он ежемесячно расплачивается с ними.

Дауд сказал, что братья росли в бедности и часто над ними издевались другие дети.

Хан любит хвастаться своим новообретённым богатством: он путешествует бизнес-классом, останавливается в самых дорогих отелях Дубая и покупает Латиф всю дизайнерскую одежду, которую она хотела.

Но у Хана есть и более тёмная сторона. Аудиозаписи, полученные «Аль-Джазирой», раскрывают завуалированные угрозы в адрес его собственного брата Дауда, если он решит выступить свидетелем против Мохамеда и его клиентов. — Ты знаешь, что происходит, да? — спросил Хан у жены Дауда по телефону. «Они убивают тебя», — ответила она. — Именно, — сказал Хан.

Мохамед Хан сказал нам, что все обвинения против него были ложными и основаны на предположениях, предположениях и сфабрикованных и подтасованных доказательствах. Хан подтвердил, что владеет PKSA и SALT Asset Management, но отрицал свою причастность к отмыванию денег или другой преступной деятельности. Он отрицал, что давал кому-либо взятки.

PKSA и SALT Asset Management не ответили на запросы о комментариях, отправленные Al Jazeera.


фото из открытых источников

Мохамед Хан, также известный как Mo Dollars.

фото из открытых источников

Ховард «Хауи» Бейкер

Расследование показывает, что Ховард «Хауи» Бейкер является ответственным лицом Радланда в Дубае. Он является владельцем нескольких компаний по торговле золотом, в том числе Aulion Global Trading — фирмы, занимающей центральное место в операциях по отмыванию денег Радланда. Компания покупает зимбабвийское золото, экспортируемое курьерами Радланда.

Он также получает десятки миллионов долларов со счетов Gold Leaf Tobacco через поддельные счета, созданные Mo Dollars, а ранее — его братом Даудом. Эти счета-фактуры создают иллюзию импорта табака компанией Gold Leaf в Зимбабве, которой на самом деле не существует.

По словам Дауда, Бейкер считался «клеем, скрепляющим всё вместе».

Бейкер, который, как и Радланд и Макмиллан, родом из Зимбабве, также является владельцем завода Rappa Refinery, золотоперерабатывающего завода в Южной Африке, который поставляет Aulion золото, как показывает расследование. Он не ответил на запрос «Аль-Джазиры».

Андрис Грейвенстейн

Андрис Грейвенстейн является партнёром Aulion Global Trading.

Вместе с Бейкером и Mo Dollars Грейвенстейн также является директором южноафриканского торговца золотом под названием Gold Kid, чьи офисы служат штаб-квартирой сомнительных операций Gold Leaf.

Это ещё одна компания, используемая для перемещения золота и незаконных средств. Документы, полученные I-Unit «Аль-Джазиры», показывают, что Gold Kid была одной из компаний, которые Мохамед Хан использовал для отмывания денег.

Грейвенстейн также является владельцем компании Liberty Gold в Соединённых Штатах, которую Mo Dollars использует для отмывания миллионов долларов в США с использованием поддельных счетов, как показывают документы, к которым имеет доступ Al Jazeera.

Отвечая на наши вопросы, Грейвенстейн сказал, что сознательно не участвовал ни в каких схемах по отмыванию денег. Liberty Gold отрицала, что что-либо знает о делах и лицах, упомянутых в этом отчёте. Gold Kid не ответил на запросы Al Jazeera.

Курьеры

Золотая мафия состоит из нескольких соперничающих банд, и у каждой есть свой набор курьеров. Эти относительно низкоуровневые оперативники — люди, которые перемещают золото и деньги между разными странами. В основном они путешествуют между Зимбабве и Дубаем, везя с собой десятки килограммов золота и миллионы долларов.

Документы и кадры, полученные I-Unit, показывают, что курьеры, такие как Патрик Кейт, Йоханнес Свон-старший, Йоханнес Свон-младший и Питер Боуэн, совершают эти поездки несколько раз в месяц, каждый раз перевозя туда и обратно большие суммы золота и наличных денег.

Курьеры не ответили на наши запросы.


Перевод Виктора Симионова


Больше оперативных новостей читайте в Telegram-канале @ПРОметалл.

Теги: золото, Азия, Финансовая отчётность

Последние публикации

20.07.2024

День металлурга сделает это лето более жарким
Петь, танцевать и отдыхать будут почти по всей стране

19.07.2024

Китай признал алюминий РУСАЛа «зелёным»

Компания прошла сертификацию по стандартам Green Power Aluminium Certification

19.07.2024

Производству «новых материалов» в России прочат стремительный рост
Кто может сегодня в России его обеспечить?

18.07.2024

Что дарят на День металлурга?
В тренде советские агитплакаты, но и набору для бани мужчины будут рады