Среда, Июнь 19, 2024
Казахстанцы избавились от Баимской площади

04.06.2024

Интриги / Тренды

Казахстанцы избавились от Баимской площади

Формально она перешла к российскому инвестфонду

В российской горнорудной отрасли произошло масштабное событие. Казахстанские инвесторы отказались от участия в мегапроекте по разработке рудной площади «Баимская» на Чукотке. Речь идёт об одном из крупнейших в мире неосвоенных медно-золотых месторождений (ресурсы только месторождения Песчанка в рамках этой площади оцениваются в 9,9 миллиона тонн меди). Причина их действий понятна — опасение западных санкций. А вот последствия для России пока не вполне ясны.

Проект этот крайне перспективен с точки зрения ресурсов, но весьма затратен. В прошлом году, например, руководители «Горнодобывающей компании Баимская» называли общую цифру необходимых инвестиций в 750 миллиардов рублей с уточнением, что 100 миллиардов в проект уже вложены. Освоение месторождения требует огромных вложений в инфраструктуру. 


Достаточно сказать, что под потребности проекта должна быть построена АЭС малой мощности, проложены 420 км дорог и построен новый порт.


В январе 2019 года казахстанский холдинг KAZ Minerals, работающий с цветными металлами, выкупил месторождение Баимское у Романа Абрамовича и его партнёров за $900 млн. Казахстанцы планировали достаточно быстро отбить вложения, поскольку у них были планы вывести проект на IPO и собрать деньги на западном фондовом рынке. 

До того KAZ Minerals взял кредит в $3,6 млрд в российском банке «ВТБ». Однако же в 2022 году стало ясно, что планы относительно IPO можно забыть. А KAZ Minerals, акции которого, между прочим, котируются на Лондонской бирже, может сам попасть под санкции.


фото с сайта "ГДК Баимская"

Речь идёт об одном из крупнейших в мире неосвоенных медно-золотых месторождений.

фото с сайта "ГДК Баимская"

Одновременно казахстанской стороной было заявлено, что обслуживать кредит банка «ВТБ» они не могут — не из-за отсутствия денег, а из-за того, что российский банк находится под западными санкциями!

Чтобы как-то расшить создавшуюся тупиковую ситуацию, была проведена рокировка: владельцы KAZ Minerals Владимир Ким и Олег Новачук в прошлом году передали акции «ГДК Баимской» вновь созданной и зарегистрированной в казахстанском МФЦА компании — Trianon Limited (сами же выступив в ней учредителями как физические лица). Но давление продолжилось. В мае нынешнего года США объявили о санкциях уже против непосредственно «ГДК Баимская». Тогда казахстанские инвесторы решили выйти из игры.

Интересно, что менеджмент «Баимской» всегда отличался большой информационной закрытостью. В течение последнего года обозреватель «Про Металла», встречая топ-менеджеров компании на различных отраслевых мероприятиях, неоднократно им предлагал дать более развёрнутый комментарий о том, как идёт проект. Они не отказывали, но на связь не выходили. Доносились какие-то отдельные обрывки информации. Например, о том, что на Баимской площади активно используется китайская рабочая сила.


фото из открытых источников

Владельцы KAZ Minerals Владимир Ким и Олег Новачук решили выйти из игры, и понять их можно.

фото из открытых источников

А ещё были сообщения, что недавно между госструктурами и «Росатомом» возникли расхождения в видении этапов госфинансирования создания инфраструктуры под проект. По крайней мере, в марте в бюджете страны на 2025-2026 годы отсутствовали 14,9 млрд рублей, которые необходимы для строительства морского грузового терминала на мысе Наглейнын в порту Певек на Чукотке. 

Об этом тогда на конференции «Дальний Восток и Арктика: устойчивое развитие» рассказал Константин Стасюк, замдиректора департамента реализации проектов Северного морского пути (СМП) — начальник отдела развития инфраструктуры СМП «Росатома». 

«Мы входили в проект с нерешённым вопросом о финансировании. Минтранс взял на себя обязательство выделить из бюджета за счёт программы «Развитие транспортной системы» 12,4 млрд на 2025 год. Однако в рамках госпрограммы средства, выделенные по лимиту Минфина, были распределены на другие цели. И чтобы обеспечить строительство терминала на мысе Наглейнын, теперь необходимо дополнительное финансирование.  «Росатом», как распорядитель бюджетных средств, в 2023 году подавал в Минфин бюджетную заявку, но она была отклонена, так как средства должен был предоставить Минтранс. В 2024 году «Росатом» подготовит новую заявку», — отметил Константин Стасюк. Судьба этой новой заявки пока неизвестна.

Как бы то ни было, это уже больше не забота казахстанской стороны. В прессе Казахстана эксперты гадают, сколько их инвесторы потеряли на данной сделке, называют цифры от миллиарда долларов и даже выше (сумма последней сделки по продаже актива не оглашалась).


фото с сайта "Росатом"

Продукцию с Баимской рудной площади так или иначе проще всего будет вывозить по СМП.

фото с сайта "Росатом"

Контроль за «ГДК Баимская» перешёл к Управляющей компании «РусКапитал» (получила 99% акций), которая управляет инвестиционными фондами, и закрытому паевому инвестфонду «Северная Аврора» (1%). По нашим сведениям, основателем «Северной Авроры» является крупный предприниматель Роман Троценко, личное состояние которого Forbes оценивал в 2020 году в 1,3 миллиарда долларов. 

Относительно «РусКапитала» известно, что его генеральным директором и единственным собственником является Олег Олегович Балан, и под управлением у компании находится аж... 20 миллионов рублей, а активы компании на конец прошлого года составляли 56 миллионов рублей. При этом начала свою деятельность данная управляющая компания, зарегистрированная в Санкт-Петербурге, всего лишь в феврале 2022 года, незадолго до начала СВО. Очевидно, что и «РусКапитал», и «Северная Аврора» были использованы в качестве инструмента реальными инвесторами.

И не бином Ньютона, почему сделка была проведена именно так: инвестфонды не раскрывают своих бенефициаров, у них по закону нет такой обязанности (в отличие от публичных компаний). Опять-таки, при необходимости перепродать актив без особого шума с помощью подобного инструмента можно гораздо проще. Объяснимо и желание новых собственников во избежание возможных санкций сохранять инкогнито некоторое время.


фото с сайта "ГДК Баимская"

Кто стал новым реальным инвестором проекта, пока не разглашается.

фото с сайта "ГДК Баимская"

Но, с другой стороны, проект действительно имеет для России стратегическое значение, и на него завязаны в том числе гигантские госинвестиции в портовую и иную инфраструктуру: будет странно построить порт в Арктике, через который вдруг оказалось бы нечего возить. Поэтому было бы неплохо обществу иметь понимание, в чьи руки столь крупный проект попал и что с ним собираются делать.

Кроме того, как уже говорилось, на «ГДК Баимская» уже висит кредит «ВТБ» в несколько миллиардов, а это банк, который более чем на 90% принадлежит государству. И также нетрудно предсказать, что за средствами на продолжение проекта новые собственники опять-таки пойдут к госбанкам. У частников сейчас в России таких свободных денег просто нет, разве что у Михаила Прохорова или ещё у пары человек, но вот захотят ли они инвестировать в Чукотку?

Так что рано или поздно информация о том, что стоит за приобретением чукотской меди, всё равно станет достоянием общества. Тем не менее, подождём официальных новостей.


Алексей Василивецкий


Больше оперативных новостей читайте в Telegram-канале @ПРОметалл.

Теги: медь, Россия

Последние публикации

19.06.2024

ИИ уже заработал металлургам миллионы долларов

Как нейросети помогают отрасли?

19.06.2024

Казахстан рассекречивает данные по редким и редкоземельным металлам
В расчёте на инвесторов из дальнего зарубежья

19.06.2024

Американские производители алюминия стремятся к декарбонизации производства
Но и Россия в этом плане старается не отставать

18.06.2024

Как санкции США против Мосбиржи повлияют на бизнес?

Потеря финансовой платформы поднимет цены на импорт