Четверг, Май 30, 2024
Алексей Мамонтов: «Доллар может быть и по 150, но промышленность это не сломает»

27.10.2023

Люди / Эксперты

Алексей Мамонтов: «Доллар может быть и по 150, но промышленность это не сломает»

Валютная проблема экономике не угрожает

Алексей Мамонтов — культовая личность российского валютного рынка. Для тех, кто случайно пропустил 90-е, напомним, что он стал главным валютным маклером Московской межбанковской валютной биржи (ММВБ). Его профессионализм и артистизм вошли в дилерские легенды. 

 С 1999 года он бессменно возглавляет Межбанковскую международную валютную ассоциацию, учредителями которой выступили 30 крупнейших российских банков. О текущей ситуации на валютном рынке, о том, что означает для промышленников обязательная продажа выручки, стоит ли вкладываться в юани и рупии, и про многое другое Алексей Мамонтов рассказал в интервью «Про Металлу».

фото автора

Алексей Мамонтов в девяностые годы.

фото автора

— Алексей Николаевич, начнём со злободневного. Решение о введении курсовой пошлины и об обязательной продаже валютной выручки для экспортёров, в том числе и для металлургов — что оно означает и к каким последствиям может привести? Каковы причины возвращения к административным мерам валютного регулирования? Терминология из 90-х, но есть ли сходство с той ситуацией?

— Есть несколько причин для административного вмешательства. Первая — влияние санкций. Заморозка наших валютных резервов на первом этапе оказалась совершенно неэффективной. Но на длинной дистанции этот фактор сказывается. Центробанку и Минфину труднее корректировать курс, когда ситуация нормализовалась.

Весной 2022 года резко сократился импорт. При этом ускорилась репатриация валютной выручки. Сейчас импорт растёт. И потребительский, и промышленный. Поначалу ведь полтора года назад импорт затормозился, что привело к откату курса, доллар начал падать. Затем оторопь на рынке прошла, «серые» каналы стали всё более востребованными. Импорт снова стал расти, соответственно, стал расти и спрос на валюту. Отсюда и необходимость валютного регулирования. Люди нашли выход из расчётного кризиса. Наши партнёры из «дружественных государств» поняли, что риск вторичных санкций не так велик.

Отчасти нам какое-то время помогал рост цен на нефть и газ, но сейчас ситуация складывается таким образом, что если возникнет дефицит долларов или евро, то покрыть его будет нечем. У правительства и Центробанка такой возможности нет, удерживать курс они не могут. Ресурсы, которые помогали нам вначале, оказались исчерпаны.


фото из открытых источников

Центробанк больше не имеет возможности удерживать курс рубля.

фото из открытых источников

— Но экспортёры при этом ведь страдают, им же фактически рубят по рукам. Или это лишь внешнее впечатление?

— От обязательной продажи валюты экспортёры как раз не страдают, это иллюзия. Схема сейчас введена нормативно, но по факту она существует давно. По статистике Центробанка, 85–87% валюты крупнейшие экспортёры продавали и до появления нормативных указаний. Просто власти сделали этот процесс более прозрачным и формальным. Это не 90-е. 

Малый и средний бизнес, который сейчас во многом занимается импортом, в том числе и по запросам промышленности, может спокойно купить валюту. А продавцы имеют достаточно удобные сроки для её продажи. Если сравнивать с 1998, то тогда за нарушение сроков очень сильно штрафовали, а срок продажи составлял всего 7–10 дней. Сейчас не меньше 30 дней.

Иными словами, если в 90-е и нулевые годы обязательная продажа валюты была сдерживающим фактором для развития экономики, то сейчас это, скорее, позитивная мера. Раньше ведь мы ориентировались на иностранных инвесторов, которых, разумеется, данная норма отпугивала и усиливала их риски. В 90-е такая норма, как обязательная продажа валютной выручки, добавляла один процент к стоимости кредитования за рубежом — гигантская цифра. А сейчас нет западных инвесторов и нет такой проблемы. 

Инвесторы из «недружественных» стран ещё лет десять здесь не появятся, и административная норма на внутреннем рынке практически не сказывается. Если государству нужно, то оно и так найдёт много способов изъять деньги у промышленников и металлургов в том числе. Через увеличение НДПИ, через какие-то квазиналоги. Но к валютному регулированию это не имеет отношения.


фото из открытых источников

Экспортеры не особо страдают от обязательной продажи валюты, они ее и так продавали.

фото из открытых источников

— То есть контроль государства над валютным рынком не тотален?

— Валютный рынок остался: допуск к торгам на бирже для импортёров остался, открытие счетов в иностранной валюте осталось. Главная проблема — это расчёты, переводы, причём как для корпораций, так и для физических лиц. Но это результаты западных санкций, а не действий нашего правительства. И эти санкции идут с 2014 года. 

Просто до какого-то времени многие их не воспринимали всерьёз и продолжали держать валюту за границей. А сейчас, получается, деньги дома хранить безопаснее, чем за рубежом. О проблеме расчётов мы говорили давно. К её решению надо было приступать сразу, в 2014-м. Проблему недооценили и в результате имеем сегодняшнюю ситуацию.

— Традиционный вопрос финансисту: у нас сейчас курс доллара рыночный или административный?

— На мой взгляд, рыночный. Да, есть определённые ограничения по снятию, например, наличной валюты. В каких-то локациях есть дефицит самой валюты, но этот дефицит не связан с регулированием. Просто наличные банкноты к нам теперь не ввозятся. Тоненький ручеёк наличности втекает вместе с гражданами, которые ввозят её и продают. Но фактически мы имеем в стране тот объём наличной валюты, который находился внутри в феврале 2022.


фото из открытых источников

Индийские рупии теперь на слуху, но расчеты с Индией мы ведем по-прежнему в долларах.

фото из открытых источников

— А мог бы наличный юань заменить доллар и евро?

— Мог бы, если бы не существовало два юаня. Не все, может, знают, что есть юань внешний и есть юань внутренний. И есть спорные моменты по поводу того, каково наполнение того или иного юаня. Если бы этого не было, то юань бы уже был доминирующей валютой в мире. Но китайские банки уже играют большую роль в мировой финансовой системе, так что всё может быть. Здесь можно посмотреть материал о том, чем отличаются два юаня.

Возвращаясь к страхам перед администрированием валютного рынка, скажу, что они сильно преувеличены. И предприятия, и граждане спокойно выходят со своим спросом на рынок и имеют возможность эту валюту приобрести. К тому же доллар — это уже не такой фетиш, каким был когда-то, и мы потихоньку начинаем от него уже отвыкать. 

И в отличие от 90-х доллар не единственный инструмент для вложений. Совершенно на другом уровне внутреннее производство. Оно во многом закрывает внутреннее потребление. Хотя, конечно, товарного дефицита по отдельным группам нам в обозримом будущем не избежать.


фото из открытых источников

Юани тоже бывают разными.

фото из открытых источников

— С долларами и евро всё понятно. А юани или, например, индийские рупии экспортёры тоже должны продавать? Индия теперь тоже один из важных рынков сбыта для российских металлургов и угольщиков.

— В указе президента говорится о всех видах валюты, значит, и юани тоже нужно продавать. С рупиями всё сложнее. Рупии ведь не рыночная валюта, она не торгуется на бирже. Мы пытаемся с Индией перейти на расчёты в юанях, но они активно сопротивляются. Поэтому с этой страной большая часть расчётов у нас идёт по-прежнему в долларах.

— Что будет дальше с рублём? Этот баланс в районе 100 рублей за доллар/евро сохранится на ближайшие полгода?

— Может и до 150 дойти. Я, например, не вижу перспектив для укрепления рубля. Спрос на валюту будет расти, это очевидно, а экспортные доходы могут начать сокращаться. Резервов для удержания курса практически нет. Следующий год станет показательным, нагрузка на экономику будет очень серьёзная. Но в отношении экономики у меня всё же преобладает позитивный настрой. 

Сейчас мы видим рост, в первую очередь, именно в промышленности. А курс, он не на многое влияет. Зарплаты в рублях, кредиты и ипотека в рублях — это не 90-е, когда люди получали рубли и сразу бежали менять их на доллары. Выбора у людей не было. Сейчас есть много способов для сбережения и приумножения капиталов: это и инвестиционные монеты, и слитки, и облигации, и альтернативные валюты, и недвижимость, и земля. Инструментов для хеджа полно. Поэтому паники быть не должно, как не должно быть и чёрных понедельников или вторников.


Беседовал Сергей Дмитриев


Больше оперативных новостей читайте в Telegram-канале @ПРОметалл.

Теги: металлургия, Москва

Последние публикации

30.05.2024

Trafigura меряется силами с биржевыми «быками»
Один из крупнейших мировых трейдеров выступает в роли «медведя»

30.05.2024

Три века электромобилей в России (Часть вторая)
Почему автопром выказал любовь к электричеству?

30.05.2024

Почему российский титан пока невозможно заменить?

Западные страны продолжают импортировать «крылатый металл» из РФ

29.05.2024

Три века электромобилей в России (Часть первая)
Почему автопром выказал любовь к электричеству?