Вторник, Октябрь 04, 2022
 Да здравствует британский суд — самый…

22.02.2022

Интриги / Тренды

Да здравствует британский суд — самый…

Наши предпочитают судиться в Великобритании

Фото: Shutterstock

В Великобритании судятся не только металлургические олигархи. Но и нефтяные, угольные, банковские, строительные… Россияне вообще входят в топ-3 спорщиков и жалобщиков среди иностранных граждан, которые решают свои вопросы в английских судах.

«В первую очередь необходимо сказать, что российская система права и система права Великобритании являются кардинально разными.

Если наша система права больше основывается на нормативных правовых актах, то в Великобритании действует прецедентная система права, то есть судебные решения основываются на других судебных решениях», — говорит Светлана Иванова, ведущий юрист FTL Advisers, член Международной ассоциации юристов и медиаторов.

Фото: Shutterstock

Фото: Shutterstock

Из наиболее свежих процессов с участием металлургического олигархата можно упомянуть судебные тяжбы на берегах Темзы Алишера Усманова с миноритарными акционерами Лебединского ГОКа, или атаку беглого российского банкира и чиновника Владимира Чернухина на Олега Дерипаску по делу о «Трёхгорной мануфактуре».

В ноябре 2021 года Роман Абрамович и ещё ряд российских олигархов выиграли дело о клевете в Высоком суде Лондона против издательства Harper Collins из-за утверждений в книге «Люди Путина». В этой книге сразу девять тезисов были признаны клеветническими.

«Популярность западных судов среди крупных российских бизнесменов не снижается, несмотря на попытки сделать отечественные законодательство и судебную систему более привлекательными для разрешения крупных споров, — считает Виктор Демянчук, председатель Волгоградской областной коллегии адвокатов. — У Великобритании есть преимущество, которым не располагают большинство стран мира. Безопасность инвестиций в британскую недвижимость и экономику сделала её привлекательной для богатых людей из России. Английская правовая система, которая с большим уважением относится к личным и имущественным правам, заслужила репутацию эффективной и справедливой. Достаточно сказать, что треть всех споров, рассматриваемых в Англии, не имеет никакой связи с Великобританией. Россияне тоже поняли прелести независимого правосудия и стали постоянными клиентами английской судебно-арбитражной системы».

На слуху иск UС Rusal в Коммерческом суде Лондона к Crispian Investments того же Абрамовича и Александра Абрамова о запрете продажи акций «Норникеля» компании Whiteleave Владимира Потанина.

Многие не забыли, что топ-менеджер в прошлом крупного уральского металлургического холдинга «Макси-групп» Николай Максимов обращался в Лондонский суд с иском против НЛМК. Таких громких примеров десятки. Ну, а началось всё с памятной лондонской тяжбы 15-летней давности Бориса Березовского против Романа Абрамовича.

Фото: Shutterstock

Фото: Shutterstock

«Великобритания имеет статус мирового финансового центра. Большинство сделок, заключаемых на глобальном рынке, как правило, реализуются в рамках англо-саксонского права, что опять-таки определяется его прецедентностью, а значит меньшей долей бюрократизма в процессе рассмотрения споров, — отмечает Михаил Хачатурян, кандидат экономических наук, доцент Департамента менеджмента и инноваций Финансового университета, доцент кафедры организационно-управленческих инноваций РЭУ им. Г. В. Плеханова. — При этом для разрешения международных коммерческих споров в большинстве случаев прибегают к рассмотрению дел в Стокгольмском арбитраже, но даже в рамках этого арбитража действует всё же англо-саксонская правовая система. Подобное доминирование англо-саксонского права в мировой экономике исторически обусловлено тем, что английское купечество обладало достаточными ресурсами, чтобы поколебать позиции генуэзских и венецианских купцов, которые начиная с XII века почти безраздельно доминировали в мировой торговле».

Будем объективны: богатая история британского правосудия позволяет им решать сложные коммерческие дела качественнее и быстрее российских.

У них и исторического опыта гораздо больше (британский адвокат в суде может вспомнить аналогичный прецендент по делу 100-летней давности), и кадры прокачанные. Только в Лондоне работают порядка 140 тысяч адвокатов и 60 тысяч барристеров (не путать с бариста). Барристеры — это юристы высокой квалификации, которые имеют право выступать в суде. Ну и не стоит забывать об имидже справедливости, который светлым нимбом освещает британскую Фемиду.

«Все любят судиться в судах Великобритании, потому что там суды более справедливы, чем в других странах.

Суды Великобритании основываются на концепции справедливости и приоритета истца над ответчиком, прав человека и прав истца, — отмечает Анна Васютина, CEO Estas. Store. — Такие суды, как правило, защищают истца и принимают справедливое, беспристрастное решение, а статус ответчика здесь не имеет значения».

Не секрет, что именно высокий статус ответчика может стать камнем преткновения для справедливого вердикта судей во многих странах мира, к тому же российское право не всегда успевает за реалиями российского бизнеса.

«Основным преимуществом британского права является максимальная неподконтрольность судебной системы иным ветвям власти в стране. И российские граждане, понимая это, выбирают английскую юрисдикцию именно потому, что считают её справедливой и независимой, — подчёркивает Виктор Демянчук, председатель Волгоградской областной коллегии адвокатов. — Российское право не было приспособлено регулировать новые правоотношения в „рыночной“ России, поэтому стороны искали защиты и предсказуемости в правовых концепциях английского права». Естественно, применение английских правовых концепций было не очень логично доверять российским судам, поэтому стороны подписывали оговорки, «отправляющие» споры в Лондон, особенно в Лондонский международный третейский суд (LCIA).

«Английское право отличается особой гибкостью и диспозитивностью. По английскому праву стороны могут прописать практические любые вопросы. Английская правовая система позволяет сторонам включить оговорку о применимом праве и определить юрисдикцию, в которой будет рассматриваться спор», — отмечает юрист Алёна Данилова.

Фото:  РИА Новости

Фото: РИА Новости

Через английские суды российские истцы пытаются привлечь к ответу тех, кто-либо живёт в Великобритании, либо имеет там свои активы. Поэтому среди ответчиков так много беглых бизнесменов, которых по-другому никак не достанешь.

«По английскому праву, суды Англии имеют юрисдикцию рассматривать спор, если повестка была вручена на территории Англии, независимо от того, где живёт или находится ответчик. Всё больше российских бизнесменов или членов их семей обрастают активами, или даже обосновывается в Лондоне — это значительно упростило обращение в английские суды. В конечном счёте истец хочет получить деньги, а для этого желательно судиться в юрисдикции, где эти деньги находятся или чей суд может эти деньги проследить и „заморозить“, в том числе в других странах, — говорит Виктор Демянчук. — Знаменитые английские обеспечительные меры в форме приказа о заморозке активов (freezing injunctions) стали достаточно мощным инструментом в спорах с участием российских сторон, если присутствует риск вывода активов».

Почти все российские богатые эмигранты в Лондоне усердно «обританиваются» и стараются выглядеть, как классические лорды: с дворецким и файф-о-клок. Поэтому проще всего найти их дома.

Только налил себе и своей миссис чаю в 5 вечера, а тебе уже дворецкий на серебряном подносе повестку в суд несёт, а это значит, что суд неизбежен.

Когда Великобритания входила в ЕС, то решения английских судов распространялись и на всю Европу. После брексита Соединённое Королевство, на первый взгляд, потеряло доступ к общему юридическому пространству. Можно было предположить, что лондонские суды утратят привлекательность для истцов, которые начнут обращаться в суды европейской юрисдикции. Но на практике ни Париж, ни Берлин пока не стали европейскими столицами юриспруденции, а Лондон по-прежнему котируется очень высоко.

Фото: Shutterstock

Фото: Shutterstock

«В англо-саксонском праве процедура подачи искового заявления является гораздо более облегчённой, по сравнению с континентальным правом, — говорит Михаил Хачатурян. — Поэтому при возникновении споров для их разрешения стороны скорее обратятся в Высокий суд Лондона».

Да, судебные решения, принятые в Лондоне, теперь в Евросоюзе признавать автоматически не могут. Но имея на руках решение английского суда, ты-де-факто по-прежнему имеешь отличные шансы подтвердить его в любом суде Европы, а также в Индии, Австралии, Израиле, Пакистане, Малайзии и в ряде других стран. Сила традиций работает.

«Существенная причина выбора английской юрисдикции крупными российскими бизнесменами — возможность исполнить решение английского суда практически во всём мире. Если у вашего оппонента находятся активы в офшорных зонах или в самой Англии, значит исполнять решение необходимо именно там. Если вы выиграете дело в России, исполнить решение за рубежом практически не будет шансов, так как у Российской Федерации крайне мало международных двусторонних соглашений. Другое дело — широкое признание большинством стран по всему миру решений английских судов», — утверждает Виктор Демянчук.

Есть и ещё одна причина выбрать британскую Фемиду, на сей раз чисто меркантильная. Если вы судитесь в США, то не надейтесь, что проигравшая сторона компенсирует вам расходы на адвокатов. А вот в Великобритании такая опция заложена. Можно вернуть если не 100%, то хотя бы две трети судебных расходов за счёт проигравшего оппонента.

Фото: EnvatoElements

Фото: EnvatoElements

Британские адвокаты за услуги берут дорого. Тот же Березовский потратил на тяжбу с Абрамовичем порядка 100 млн фунтов. Помимо адвокатов и барристеров нужно быть готовым и к оплате «disbursements». Это самые разные судебные пошлины, заключения экспертов, переводы документов, расходы на транспорт и тому подобное. Затраты на них составляют 30–40% от всей суммы судебных расходов. К тому же, если вы нанимаете русскоязычного адвоката, то он будет стоить в 3–4 раза дороже обычного английского юриста.

Возврат издержек ещё больше раззадоривает тех истцов, кто рассчитывает именно на имиджевый эффект тяжбы. Даже если отсудить что-то материальное-де-факто не получится, то выигрыш процесса в любом случае себя окупит.

По данным BBC, британский юридический сектор перед брекситом оценивал свой вклад в экономику примерно в 26 млрд фунтов, это около 36 млрд долларов. Брексит чуть сузил рынок, но имидж британских судов по-прежнему привлекателен для российских денежных мешков. Кстати, не только мешков.

В Великобритании есть благотворительная организация (не публикуем её названия, чтобы не вызвать шквал исков), принимающая исковые заявления от граждан со всего мира, которым британские адвокаты не карману, и, соответственно, оплачивает истцам все судебные издержки. Разумеется, берут они не все иски, а только те, которые представляют интерес для судебной практики Великобритании. Но в любом случае у каждого русского литейщика есть шанс посудиться в Лондоне, например, со своим боссом.

Больше оперативных новостей читайте в Telegram-канале @ПРОметалл.

Теги: металлургия, суды, Абрамович Р., Васютина А., Данилова А., Демянчук В., Дерипаска О., Иванова С., Потанин В., Усманов А., Великобритания, Лондон

Последние публикации

04.10.2022

Заявка на высокотехнологическое присоединение
Чем прирастёт российская металлургия

04.10.2022

Индия ищет замену литию в аккумуляторах
Ola Electric уже работает над созданием альтернативного материала

03.10.2022

Стройматериалы посыпались
Цены на них в России продолжают снижаться, а рынок недвижки стагнирует

03.10.2022

Искусство на грани фантастики
Чем знаменит кузнец-художник Владимир Каноник