Воскресенье, Июль 14, 2024
«Русская сталь» не хочет перемен

02.07.2024

Интриги / Тренды

«Русская сталь» не хочет перемен

Менеджеры «Северстали» остаются рулить ассоциацией

В ассоциации «Русская сталь» слегка перетасовали руководящие кадры в рамках прежнего курса. Следующие два года главными спикерами-лоббистами отрасли чёрной металлургии по-прежнему будут выступать представители «Северстали», занявшие в очередной раз ключевые руководящие посты. Между тем, поворотным событием в последующем диалоге производителей с властью станут как раз перестановки в чиновничьих кабинетах, а не консерватизм профильной ассоциации.

На очередном годовом общем собрании, прошедшем в конце июня в Москве, члены ассоциации «Русская сталь» избрали на следующие два года главой наблюдательного совета председателя совета директоров ПАО «Северсталь» Алексея Мордашова, для которого нынешнее назначение станет третьим опытом работы в этой должности после трёх сроков (не подряд) президентства в ассоциации. На ставшую вакантной должность президента «Русской стали» избран Алексей Сентюрин, являющийся с 2015 года её исполнительным директором (эти обязанности в ассоциации, чтобы не прерывать традицию, тоже остаются за новым президентом). Вице-президентом и председателем управляющего комитета ассоциации переизбран ещё один представитель «Северстали» Андрей Леонов.

Новый состав руководящих органов «Русской стали» уже второй срок не раскрывается на фоне санкционной войны. Последние публичные итоги выборов персоналий относятся к 2021 году, когда на посту главы набсовета ассоциации председателя правления АО «ОМК» Анатолия Седых сменил на тот момент председатель совета директоров ПАО «ТМК» Дмитрий Пумпянский, а на смену президенту в лице председателя совета директоров Группы НЛМК Владимира Лисина пришёл как раз Алексей Мордашов.

Помимо двоих последних в состав наблюдательного совета тогда вошли также владелец «Металлоинвеста» Алишер Усманов, председатель совета директоров Evraz Group Александр Абрамов, президент ПМХ Евгений Зубицкий, председатель совета директоров «Мечела» Игорь Зюзин, глава совета директоров ММК Виктор Рашников и председатель совета директоров ОМК Анатолий Седых. Управляющий комитет ассоциации в тот раз традиционно укомплектовали представителями всех девяти состоящих в ней компаний.

фото РИА Новости

Алексей Мордашов уже два раза был председателем наблюдательного совета "Русской стали" и три срока отработал на должности президента ассоциации

фото РИА Новости

Ассоциация «Русская сталь» была создана в 2001 году, объединив крупнейших отечественных производителей металлургической продукции для координации усилий по защите интересов российских металлургов и реализации совместных проектов, не носящих коммерческого характера. Членами ассоциации в настоящее время являются: ООО «Евраз», ПАО «НЛМК», ПАО «ММК», АО «ОЭМК», ПАО «Мечел», АО «ОМК», ПАО «Северсталь», ПАО «ТМК» и ООО УК «ПМХ». Все эти компании производят 98% российского чугуна, около 90% стали и российского проката, около 63% труб, а также значительную долю сырья для металлургической промышленности.

О логике перестановок в руководстве «Русской стали» приходится только догадываться в условиях непубличности любой значимой информации вокруг неё. Думается, что быть президентом ассоциации Алексею Мордашову уже немного поднадоело, но его смена на этом посту каким-либо другим миллиардером от металлургии могла бы насторожить партнёров и чиновников. Найденный компромисс, вероятно, был обусловлен ещё и желанием Дмитрия Пумпянского поскорее уйти в тень на фоне санкционного давления на него из-за некогда серьёзной интеграции в сферу металлургии. Когда именно де-факто состоялся его уход, нам неизвестно, но в любом случае, судя по отмене на днях введённых против него санкций Евросоюза, эта стратегия себя оправдала. Ведь помимо отмены всех ранее наложенных ограничений суд предписал Совету Евросоюза оплатить расходы, понесённые истцом в ходе разбирательства.

Судить об эффективности команды «Северстали» у руля ассоциации на протяжении последних трёх лет тоже затруднительно, потому что никаких публичных отчётов и подведения итогов от неё самой явно не будет. Однако как минимум дайджест тех новостей, на которых в разное время издание «Про Металл» акцентировало внимание, уже даёт некоторое понимание о частоте, поводности и эффективности той пиар-активности, которая сопровождала основные процессы в чёрной металлургии, так или иначе завязанные на компаниях-участниках «Русской стали».

Весь рассматриваемый период делится на «до» и «после» начала СВО. Так вот «до» основное внимание топ-менеджеров ассоциации было сосредоточено на проблемах, мешающих развиваться и зарабатывать вовне, а «после» — уже, естественно, на том, как выжить в изоляции внутри. Эпохальное «дело металлургов», стартовавшее в 2021 году и всё ещё не закончившееся (подробнее см. статью «ФАС уполномочена пощадить»), как раз ознаменовало кадровые перестановки в «Русской стали». То ли в оправдание, то ли на контрасте, но как раз в начале 2022 года началась долгая и широко освещаемая в прессе приватная переписка Алексея Мордашова и первого вице-премьера Андрея Белоусова с вопроса очередного увеличения стоимости перевозки в дополнение к подорожанию на 11,9% тарифа на отправку грузов в контейнерах.

фото РИА Новости

Работающему на позиции исполнительного директора "Русской стали" с 2015 года Алексею Сентюрину в мае 2022 года ФАС России выдала предостережение в связи с его заявлением о возможном снижении производства металлопродукции в РФ

фото РИА Новости

Почти сразу «после» металлурги Украины обратились в Международную ассоциацию производителей стали (Worldsteel) с требованием исключить из её состава всех российских представителей. В итоге с 16 июня 2022 года Worldsteel действительно приостановила сотрудничество со всеми своими бывшими членами из России, включая и ассоциацию «Русская сталь». Уже первая волна введённых коллективным Западом санкций активировала вынужденную переброску промышленного грузопотока на Восток, что спровоцировало очередные проблемы с перевозками по железной дороге, в частности, из-за желания РЖД индексировать свои тарифы в увязке с инфляцией и валютными колебаниями. И снова в адрес господина Белоусова полетели «письма счастья».

В апреле 2022 года «Русская сталь» представила статистику о том, что за последние 20 лет российские металлурги вложили в модернизацию производств порядка 2,94 трлн рублей ради следования общемировому курсу на декарбонизацию, призвав продолжать эти процессы уже самостоятельно несмотря на международные санкции. Возможно, это было прелюдией перед очередным витком переписки руководства ассоциации теперь уже с Минпромторгом относительно жадности производителей цветмета. Сталевары призвали правительство разобраться в ситуации и выработать для поставщиков продукции цветной металлургии прозрачные механизмы ценообразования с реальной отвязкой от внешних индексов и валютных курсов.

Затем «Русская сталь» снова возмутилась высокими налогами и крепостью национальной валюты. На сцену вышел уже Алексей Сентюрин, предупредив чиновников о неминуемых сокращениях производства и даже персонала крупнейшими комбинатами страны, за что тут же схлопотал от ФАС предостережение о недопустимости нарушения производителями закона «О защите конкуренции» вне зависимости от конъюнктуры. В августе, когда страсти немного поутихли, Алексей Мордашов как обычно письменно попросил Андрея Белоусова отменить экспортную надбавку в 8% на тарифы РЖД в отношении чёрных металлов и «в срочном порядке» предоставить металлургическим компаниям индивидуальные скидки для сохранения объёмов экспорта.

Однако правительство сделало свой очередной ход, резко поменяв повестку. Речь об инициативе установления цен на метпродукцию для организаций, выполняющих госконтракты, на уровне не выше 31 января 2019 года, индексированного с применением дефляторов для продукции машиностроения. Снова пришлось сесть главе «Русской стали» за бумагу, поведав первому вице-премьеру, а параллельно и председателю Правительства РФ Михаилу Мишустину о тяготах отрасли: ведь применение дефляторов к цене 2019 года, по подсчётам ассоциации, даёт максимально допустимый прирост стоимости не более чем на 13%, в то время как рост фактической себестоимости компаний-членов ассоциации с января 2019 года составил от 56% до 93%, и в итоге себестоимость горячекатаного тонкого листа выросла за этот период на 64%, горячекатаного толстого листа — на 93%, оцинкованного листа — на 66%, проката с полимерным покрытием — на 60%, арматуры — на 56%.

фото Фонда "Росконгресс"

В новой должности Виктор Евтухов уже не проявляет прежней лояльности к металлургам. Так, в ответ на очередное заявление на полях ПМЭФ-2024 Алексея Мордашова о непредсказуемости фискальной политики государства, чиновник удивился тому, что эти слова звучат после того, как ФАС пошла навстречу комбинатам, согласившись снизить для них в 10 раз штрафы по "делу металлургов"

фото Фонда "Росконгресс"

При этом в конце 2022 года активно шла переписка по вопросам перевозок. Алексей Мордашов предлагал не допустить роста тарифов, затем предлагал повысить, но на 5,7%, а не на 9,8%, далее предлагал варианты госсубсидирования железнодорожников. В начале 2023 года риторика уже несколько поменялась, и рулевой «Русской стали» поднял вопрос гарантий отправки 8-9 млн тонн стали в год по Восточному полигону. Заодно ассоциация пожаловалась в ФАС на рост тарифов на перевалку в Новороссийском морском торговом порту в пределах от 8% до 65% с начала года. И параллельно тогда ещё лояльный к металлургам Минпромторг направил жалобу в ФАС на угольщиков, которые грозились поднять цены на коксующийся уголь более чем на 40%.

К концу весны Алексей Мордашов выработал позицию по новому вопросу. В поле его зрения попала привязка НДПИ на железную руду к зарубежным биржевым котировкам, что, по его мнению, было крайне губительно для отрасли. Разумеется, не забыт оказался и акциз на жидкую сталь, который стал душить отрасль практически сразу после введения. Особенно в свете того, что из-за инфляции инициатива Госдумы по установлению порога отсечения, позволившая не платить этот налог несколько месяцев, закончилась в 2022 году без какой-либо надежды на применение вновь.

В апреле «Русская сталь» снова переключилась на перевозки, причём на этот раз обвинения посыпались на «Новую перевозочную компанию» (НПК), которая предложила увеличить стоимость перевозки до 95–125 тыс. рублей за сопоставимый объём и расстояние. Очередная жалоба про это полетела в ФАС с просьбой приструнить оператора перевозок, монополизировавшего отдельный сегмент перевозок с целью получения сверхприбыли. А потом состоялся 20-й Металлургический саммит «Русская сталь: стратегия роста», часть которого проходила во ФГУП «ЦНИИчермет им. И.П. Бардина». И там как раз представители ассоциации уже сделали акцент на импортонезависимости, сотрудничестве науки и производства и перспективах противостояния санкциям совместными усилиями.

Остаток 2023 года ознаменовался заметным спадом в активности ассоциации, которая практически не подкидывала новых инфоповодов. Лишь в январе 2024 года Алексей Сентюрин публично похвастался, что в последние два года металлурги увеличили объёмы инвестиций несмотря на санкции, разрывы логистических цепочек и прочие проблемы. В частности, в чёрной металлургии 2022 год оказался рекордным по объёму инвестиций в XXI веке. Заодно он акцентировал внимание на том, что в 2023 году сталевары поставили рекорд по уплате налогов, а значит, с выручкой у них тоже было неплохо.

фото РИА Новости

По итогам января-мая объёмы производства стали в металлургической отрасли снизились относительно аналогичного периода 2023 года на 3% до 30,7 млн тонн, металлопроката — на 2,1% до 26,8 млн тонн, стальных труб — на 2,2% до 5,2 млн тонн. Для "Русской стали", вероятно, добавился повод для очередных заявлений

фото РИА Новости

И снова это выглядело удачной подводкой для очередного письма теперь уже в адрес главы Минэкономразвития Максима Решетникова, в котором «Русская сталь» предупредила, что отказ от учёта мировых товарных индикаторов при определении монопольно высокой и монопольно низкой цены на сталь в России приведёт к искажению ценообразования и очередным проблемам в отрасли. А зачем губить крупного налогоплательщика?

Заканчивая краткий обзор деятельности «Русской стали» в течение сложных последних лет, хочется упомянуть ещё один эпизод. В мае ассоциация «Русская сталь» заключила соглашение с Китайской коммерческой палатой по импорту и экспорту металлов, минералов и химикатов (СССMC) о сотрудничестве в области горнодобывающей промышленности и металлургии. Стороны договорились укреплять сотрудничество в этих сферах, создавать благоприятную деловую среду для горно-металлургических предприятий обеих стран и оказывать для этого всё необходимое содействие. Вроде пустячок, а всё-таки приятный и для чиновников обновлённого правительства, и для отрасли.

Кстати, про обновлённое правительство. Нельзя не заметить главное событие года — переход господина Белоусова в Минобороны. Его место занял в прошлом неплохой лоббист интересов металлургии Денис Мантуров, чего пока нельзя сказать о его преемнике Антоне Алиханове. При этом место непосредственного куратора металлургии в министерстве перешедшего в администрацию президента Виктора Евтухова занял экс-директор департамента химико-технологического комплекса и биоинженерных технологий Минпромторга Михаил Юрин, которому возможно будет немного сложно сразу глубоко вникнуть в проблемы металлургов. Хорошо, что хотя бы директором департамента металлургии и материалов всё ещё остаётся Иван Марков, проработавший на этом посту уже год.

Так что же дальше ждёт отрасль, и какие болезненные вопросы придётся решать по ходу её развития в ближайшей перспективе? По мнению аналитика ИК «Велес Капитал» Василия Данилова, главным камнем преткновения в ближайшие годы станет рост налоговой нагрузки на металлургическую отрасль. Он обращает внимание на июньское заявление замглавы Минфина Алексея Сазанова о нецелесообразности снижения акциза на жидкую сталь по причине того, что рентабельность металлургов на данный момент вдвое выше средней по российской экономике. «Таким образом, российские власти не планируют отменять уже действующие налоги и как бы намекают, что столь высокая рентабельность отрасли может стать причиной для дальнейшего усиления налоговых изъятия», — рассуждает эксперт.

фото РИА Новости

В июне "Северсталь" представила свою Стратегию на 2024-2028 годы. Главным итогом её реализации должен стать рост EBITDA к 2028 году на 150 млрд рублей (+10% ежегодно) к показателю 2023 года (262,2 млрд рублей). Достичь данную цель планируется за счёт наращивания выплавки стали и продаж стальной продукции, повышения операционной эффективности и сокращения себестоимости сляба

фото РИА Новости

Соглашается с коллегой и директор по стратегии ИК «Финам» Ярослав Кабаков, который пророчит отрасли в ближайшие два года ряд вызовов и изменений. Ведь налогообложение и регуляторное давление могут отрицательно сказаться на прибыльности предприятий, для которых санкции и торговые барьеры ограничивают экспортные возможности. При этом сохранение за показавшими себя эффективными лоббистами представителями «Северстали» ключевых постов в «Русской стали» он считает позитивным. Ведь во многом благодаря тому, что многие важные для отрасли вопросы в предыдущие годы ставились перед властью остро, удалось добиться существенного снижения штрафов ФАС по «делу металлургов».

«Обновившие свои должности Мордашов и Сентюрин продолжат активную лоббистскую работу. Их задача — смягчить негативные эффекты от повышения налогов и штрафов, а также искать новые пути господдержки отрасли. Они могут продолжать переговоры с госорганами по снижению налогового бремени, развивать программы поддержки внутреннего производства и экспорта, а также внедрять инновации для повышения производительности. "Северсталь", например, уже инициировала несколько проектов по развитию зелёной металлургии с целью снижения углеродного следа, что может найти поддержку у властей», — размышляет аналитик.

Со временем, по мнению господина Кабакова, в руководство ассоциации могли бы прийти представители других крупных металлургических компаний, например НЛМК или даже «Мечела». Однако, учитывая текущую структуру и влияние «Северстали», смена руководства маловероятна без значительных изменений в отрасли. Трубные компании, в частности ТМК, возможно, дистанцируются от управляющих постов в ассоциации из-за специфики их бизнеса и необходимости сосредоточиться на специализированных рынках и экспортных поставках. И смена Пумпянского на Мордашова, по мнению эксперта, может свидетельствовать о более активной роли компаний, ориентированных на внутренний рынок и традиционное металлургическое производство.

В любом случае определять политику ассоциации и каждое слово ньюсмейкеров, случайно или неслучайно утекшее в публичное поле, по-прежнему будут коллегиально и тайно все её члены, состав которых остаётся неизменным уже много лет. И прежние лоббисты, которым доверено и дальше использовать любые методы эффективной защиты интересов сталеплавильных предприятий для смягчения негативных последствий экономических и регуляторных изменений, за словом в карман не полезут. Тем более, что те же трубники, чьи интересы был призван аналогичным образом отстаивать ФРТП, назначив в 2022 году очередным директором фонда Александра Семенчишина и запретив ему любые публичные высказывания и интервью, свели на нет все многолетние усилия прежних директоров, полностью утратив статус лоббистского объединения.

Дмитрий Смирнов

Больше оперативных новостей читайте в Telegram-канале @ПРОметалл.

Теги: металлургия, сталевары, чермет , Алиханов А., Белоусов А., Евтухов В., Леонов А., Мантуров Д., Марков И., Мишустин М., Мордашов А., Пумпянский Д., Решетников М., Семенчишин А., Сентюрин А., Юрин М., Россия, Меры господдержки, Налоговая политика, Санкции , Worldsteel, Минпромторг, ММК, НЛМК, Правительство РФ, Русская сталь, Северсталь, ТМК, ФРТП, ЦНИИчермет им. И.П. Бардина

Последние публикации

12.07.2024

Металлурги учатся ИИ

Эксперты о том, зачем нужен искусственный интеллект на производстве

12.07.2024

Алюминиевые купола для аквапарка
Чем привлекателен для строителей «авиационный» алюминий?

11.07.2024

Аддитивные технологии как палочка-выручалочка
На «Иннопроме» обсудили их перспективы, но и указали на препятствия для развития