Суббота, Май 25, 2024
Российская металлургия на перепутье

30.03.2023

Люди / Менеджеры

Российская металлургия на перепутье

В Госдуме решали, какой выбрать путь: простой или сложный

В конце марта состоялось очередное заседание Экспертного совета по металлургии, тяжёлому машиностроению и горнорудной промышленности при Комитете по промышленности и торговле Государственной Думы. Главная заявленная тема — обсуждение конкретного плана реализации Стратегии развития металлургической отрасли до 2030 года.

Саму Стратегию в самом конце прошлого года приняли — практически под бой курантов, 28 декабря (и за три дня до истечения срока, поставленного в поручении президента). А вот план к ней, дорожную карту, предстояло дошлифовывать ещё полгода. Летом план действий и планируют принять. Фактически это будет вторая часть стратегии.

«Вы помните, в какой обстановке создавалась Стратегия — максимальной турбулентности, когда были мало понятны перспективы экономики, — отметил сопредседатель Экспертного совета, депутат Госдумы Алексей Канаев. — Рождалась она очень непросто, в спорах и дебатах. Жизнь внесла свои коррективы, и мы их должны отразить в подготавливаемом документе».

Выступавшие говорили коротко, по самым важным аспектам, но крайне содержательно. Всё мероприятие уложилось в два часа. Темы были подняты крайне серьёзные — в том числе обсуждалось, что не даёт металлургической отрасли развиваться так эффективно, как этого требует нынешняя непростая ситуация.


фото РИА Новости

В Госдуме два часа обсуждали, в какую сторону двигаться российской металлургии.

фото РИА Новости

Директор Департамента металлургии и материалов Минпромторга Владислав Васильев выступил первым и широкими мазками обрисовал ориентиры: развитие внутреннего рынка, увеличение потребления проката и другой металлургической продукции; решение логистических проблем, мешающих перенаправить экспорт; сырьевая независимость металлургии (предполагающая увеличение собственного производства как ЖРС, так и руд других металлов), и так далее. 

А ещё, естественно, балансирование налоговой нагрузки, которая должна и бюджет страны наполнить, и оставить у предприятий ресурсы для инвестиций. Но что именно должно стать главным драйвером роста?


Владислав Васильев напомнил о том, что сегодня 60% процентов внутреннего потребления стального проката составляет строительная индустрия. Но есть ведь ещё один крупный потенциальный потребитель — машиностроение, особенно тяжёлое.


На этом же сделал акцент в своём выступлении директор ЦНИИчермет им. Бардина Виктор Семёнов.

«Перед российской металлургией стоят сейчас два пути — один путь традиционных простых решений, который предполагает продолжение экспорта сырья, полуфабрикатов с небольшой добавленной стоимостью. 

Ориентация на внешний рынок. Это означает необходимость вложения в инфраструктуру с тем, чтобы облегчить путь транспортным потокам нашей продукции. Плюс работа на нефтегазовый сектор, на Минстрой, на Минэнерго. 


Можно жить по той же схеме, что и раньше, только поменяв контрагентов с западных на, допустим, восточных. Но время простых решений прошло. Более сложное решение — это развитие внутреннего спроса, переориентация производства на него.


Наш институт сейчас стремится прислушиваться в первую очередь даже не к потребностям металлургов, а к потребностям предприятий-конечных потребителей металлических изделий.

Мы разработали ряд отраслевых программ: «Металлургия — автопрому», «Металлургия — железным дорогам», «Металлургия — медицине» и так далее. И по ним работаем.

Например, разработали новый высокопрочный крепёж для автопрома. Это не даёт роста потребления в миллионы тонн, но понемногу, по несколько тысяч тонн тут и там, эта работа даст свой мультипликативный эффект», — отметил Виктор Семёнов.

фото из открытых источников

Виктор Семёнов считает, что у металлургов сегодня две дороги: более привычная и более сложная.

фото из открытых источников

Для этой работы нужна государственная поддержка, но не просто на уровне: «Дайте нам денег». По словам Виктора Семёнова, стимулировать нужно именно потребителей оборудования, чтобы они были заинтересованы покупать отечественное. Нужны финансовые гарантии того, что нужный им результат будет достигнут на оборудовании отечественного производства. Необходимо уменьшить риски заводов, приобретающих оборудование в России.

«У западных производителей возможность дать такие финансовые гарантии была. Что, кстати, не всегда помогало нашим заводам. Мы проанализировали 20 проектов, которые в России осуществили две особенно любимые нашими металлургами западные фирмы (очевидно, речь идёт о Danieli и SMS. — Прим. ред.). 

В половине случаев заявлявшиеся параметры не были достигнуты. В цену контракта западные партнёры уже заложили стоимость штрафов, оплатили их и ушли... Намеренно ли нам не давали наиболее передовые решения или нет — теперь можно только гадать. Но фактически это была экономическая диверсия», — отметил гендиректор ЦНИИчермет.


Семёнов заявил, что будущее за проектами создания машиностроительных производств на базе ремонтных цехов крупных меткомбинатов и горнодобывающих предприятий — фактически этот процесс уже начался. А тяжёлое машиностроение даст, в свою очередь, и повышенный спрос на металл.


С 1 января 2022 года в России действует повышенная ставка НДПИ на железную руду, причём её размер привязан к зарубежным биржевым котировкам, напомнил в своём выступлении исполнительный директор Ассоциации предприятий чёрной металлургии «Русская сталь» Алексей Сентюрин.

Он заявил, что переговоры по вопросу снижения данного налога на железную руду пока что находятся в тупике по причине жёсткой позиции Министерства финансов РФ. 

«Мы должны отвязаться от иностранных котировок, с этим в принципе никто не спорит. Возможен и повышенный НДПИ, но весь вопрос в том, чтобы определить повышающий коэффициент. Пока что цифра, устраивающая металлургов, отличается от представлений Минфина почти в два раза», — отметил Сентюрин. Он напомнил, что по корректировке НДПИ в прошлом году было поручение от президента РФ, но пока оно никак не реализуется.

Акциз на жидкую сталь, который принимался в совершенно иных экономических условиях, продолжает действовать. В прошлом году Госдума изменила порог отсечения, начиная с которого он взимается. Но эта мера не учитывает инфляцию. Нужно как минимум вводить коэффициент-дефлятор, чтобы налогообложение металлургов соответствовало меняющимся реалиям. 

В результате появления нового акциза, повышения экспортных пошлин на фоне падения в прошлом году спроса на сталь металлургам нередко приходилось в прошлом году осуществлять поставки даже с отрицательной рентабельностью, чтобы сохранить производство.


фото из открытых источников

Директор Ассоциации предприятий чёрной металлургии «Русская сталь» Алексей Сентюрин уверен, что наши металлурги должны отвязаться от иностранных котировок.

фото из открытых источников

«7 миллионов тонн экспорта стали мы в итоге потеряли в прошлом году, — отметил Сентюрин. — В результате на эти же 7 миллионов тонн сократилось и производство. Переориентировать в полном объёме на новые рынки все экспортные потоки было заведомо нереальным делом».

Не радует сталеплавильщиков и политика РЖД. Алексей Сентюрин заявил, что Ассоциация выступает против скрытого увеличения тарифов на перевозки со стороны железнодорожной монополии. «Способность металлургических предприятий выполнить положения стратегии развития отрасли на период до 2030 года будет во многом зависеть от ситуации с налогами и с тарифами естественных монополий. 

К сожалению, в начале прошлого года РЖД часть железнодорожных контейнеров формально приравняла к полувагонам, что автоматически привело к удорожанию контейнерных перевозок металлического листа в 3,5 раза. Недавно мы столкнулись с тем, что эта же хитрая методика была применена и к иным типам контейнеров». 


«Ассоциация хотела бы напомнить, что РЖД получает от государства целевую поддержку рентабельности перевозок, но всё-таки проводит скрытое повышение тарифов», — отметил Сентюрин.


Крайне интересным было выступление Бориса Сивака, президента международного Союза предприятий «Металлургмаш» (который, по независящим от Союза причинам, в прошлом году стал менее международным, потеряв часть зарубежных членов). Он рассказал, что конкретно делается предприятиями страны по импортозамещению оборудования, что нужно срочно сделать: 

«Например, большая проблема — кристаллизаторы. Их запас у металлургов пока есть, но он не бесконечен, а 95% кристаллизаторов ранее импортировали. Прокатные валки. Чугунные валки для стана-5000 в последнее время начал успешно делать Кушвинский завод, а вот опорные стальные валки, которые больше 100 тонн весят, для стана-5000 где собираемся брать?» 

Борис Сивак подтвердил, что работа по импортозамещению идёт, «подвижки есть», но её нужно ускорить. При этом добрым словом был помянут, например, ПАО «Уралмашзавод» («хотя это уже не тот «Уралмашзавод», что был когда-то — там не 60 тысяч работников, а тысяч пять»), ЭЗТМ, другие предприятия.


На заседании были подняты и некоторые другие крайне чувствительные темы. Например, обеспечение отечественной металлургии феррониобием, который импортировался из Бразилии, однако в прошлом году поставки прекратились («пока как-то справляемся, но неизвестно, что будет завтра»).


Один из возможных путей решения проблемы — ввод в строй новых месторождений, например, Зашихинского в Иркутской области (о чём «Про металл» планирует опубликовать отдельный материал, ибо там наметились интересные подвижки).

Интересный вопрос был поднят по лому. В прошлом году в стране резко упал ломосбор — при образовании более 50 миллионов тонн лома в год собрано было всего 15 миллионов! Возможно, ситуацию могла бы улучшить отмена налога на доходы физических лиц, сдающих вторичный металл. 

Ассоциация НСРО «Руслом.Ком» посчитала, что эта мера могла бы дать дополнительно порядка 9 миллионов тонн вторичного сырья (включая не только металл, но также пластик, резину и пр.) и создать дополнительно до 200 тысяч рабочих мест. Администрирование данного налога требует больше затрат, чем собирается денег за счёт него! Но Минфин пока стоит насмерть: отменять нельзя. Что довольно печально...

До момента утверждения второй части Стратегии с конкретным планом действий времени остается всё меньше. Участники Экспертного совета рассчитывают продолжить обсуждение её материалов и конкретных предложений. И можно только порадоваться, что в отрасли идёт такой диалог.


Алексей Василивецкий


Больше оперативных новостей читайте в Telegram-канале @ПРОметалл.

Теги: металлургия, Москва, Меры господдержки

Последние публикации

24.05.2024

Высший горный совет ищет формулу эффективности отрасли
На заседании обсудили дефицит кадров, технологический суверенитет и добычу РЗМ

24.05.2024

Как сталь создаёт новую экономику
Немного об американском стиле промышленного пиара

23.05.2024

ЦИПР-2024: каких ИТ-решений не хватает металлургам

Михаил Мишустин, Алексей Мордашов, Владимир Потанин поговорили на языке айтишников