Воскресенье, Апрель 14, 2024
Локальные проекты стратегического значения

11.01.2023

Аналитика

Локальные проекты стратегического значения

В Кыргызстане возрождают построенные при СССР комбинаты по выпуску сурьмы и ртути

На юге Кыргызстана в моногородах Кадамжае и Айдаркене турецкие инвесторы возобновили производство по переработке полиметаллической руды. У них есть большие планы на развитие двух предприятий, добывающих ценное сырьё, востребованное в том числе военно-промышленным комплексом.

Про сурьму и её применение «Про Металл» уже писал. Напомним лишь, что сурьма, в частности, может использоваться как легирующая добавка для сталей (включая изготовление сердечников для пуль и танковой брони), а также в сплавах для выпуска полупроводников, необходимых в ракетостроении. 

Сурьма — хороший окислитель, по этой причине она широко используется в производстве свинцовых аккумуляторных батарей, а резинотехнические изделия, которые производятся с применением сурьмы, становятся пожаростойкими и хорошо противостоят огню.

Ртуть используют в виде так называемой «гремучей ртути» (фульминат ртути) при производстве взрывателей — как для взрывных работ в горной отрасли, так и в боеприпасах.

Нынешнее руководство Кыргызстана, пришедшее к власти два года назад, объявило, что недра страны будут передаваться для разработки только компаниям, в которых есть государственная доля. 

Совместное предприятие Общество с ограниченной ответственностью «Дуваташ» этому требованию соответствует — в нём 40% долей принадлежит Кыргызстану и 60% турецким инвесторам (компания Dua Altin). Она, в свою очередь, владеет дочерними компаниями в ртутном и сурьмяном комбинатах.

Оба комбината были построены ещё в советское время. Однако после обретения Кыргызстаном независимости имеют довольно грустную историю, повторив путь многих горнодобывающих гигантов того периода.


фото РИА Новости

Ртуть и сурьму успешно добывали и перерабатывали еще на советских комбинатах.

фото РИА Новости

Ртутный комбинат в городе Айдаркен на юге Кыргызстана в советские годы добывал 650–850 тонн этого металла в год в течение более 60 лет.

Кадамжайский сурьмяный комбинат (введён в эксплуатацию ещё в 1936 году) и вовсе исторически был крупнейшим в СССР по производству металлической сурьмы и считался одним из крупнейших в мире заводов такого профиля: до 1991 года выпуск продукции достигал 17 тыс. тонн в год (10% мирового производства). 

Продукция промышленного комплекса была представлена 14 видами металлической сурьмы и её соединений. С открытием Кадамжайского сурьмяного комбината СССР отказался от импорта и полностью перешёл на собственное сырьё. Долгое время производимая на этом комбинате сурьма была мировым эталоном этого металла.

После приватизации в начале 2000-х годов новые частные «инвесторы» из Казахстана в основном занимались тем, что выкачивали из комбинатов все ресурсы, а инвестировать в производство совершенно не собирались.

Так, в Кадамжае новые владельцы из Казахстана придумали гениальную схему: затопить действующую шахту и поставлять сырьё из России... через «прокладку» в виде офшорной компании в тёплом океане (где и оставалась не только вся прибыль, но и просто большая часть выручки).

Затопило шахту и в Айдаркене в 2009 году (как говорят, в результате стихийного бедствия на время была повреждена ЛЭП и остановились насосы, выкачивавшие воду). Неудивительно, что оба комбината находились долгое время в крайне тяжёлом финансовом и техническом состоянии. 

Они практически оказались банкротами, к которым прежние владельцы утратили интерес. Так, КСК на сегодняшний день является банкротом официально. А у Айдаркенского ртутного долги в три раза превышают собственный капитал.

Положение изменилось только год назад. «Дуваташ» закупил и установил насосы троекратной мощности, в результате чего смог откачать воду в Айдаркене. 

фото РИА Новости

Кадамжайский сурьмяный комбинат раньше поставлял продукцию в СССР, теперь мог бы поставлять во все страны ЕАЭС.

фото РИА Новости

Как на предприятии говорят, в 2022 году на комбинате планировалось пустить около 200 тонн ртути (и две отгрузки уже прошли). Это пока далеко от советских показателей, но на 2023 год запланирован многократный рост и здесь идёт интенсивное капиталовложение в реконструкцию и модернизацию старого оборудования.

Также в будущем планируют заняться извлечением других полезных компонентов, в частности сурьмы и флюорита (весьма востребованного в металлургии вещества; в России флюорит, он же плавиковый шпат, внесён в «Перечень основных видов стратегического минерального сырья»). Для извлечения полного спектра элементов планируется внедрить технологию флотации для комплексной переработки местной полиметаллической руды.

На Айдаркенском месторождении имеются запасы, которые позволят ему работать длительный срок. По данным отчётов, публиковавшихся геологами 10 лет назад (но с тех пор, как мы говорили, комбинат работал «на минималках»), особенно перспективными считались участки комплексных руд (ртуть-сурьма-флюорит), которых известно девять, но разрабатывались пока только два.

Кадамжайский сурьмяной комбинат в последние месяцы возобновил производство сурьмяного концентрата. В настоящее время объём переработки руды составляет 22 тысячи тонн в месяц, у инвесторов есть планы довести в следующем году минимум до 120 тысяч тонн. 

При этом КСК планирует организовать извлечение из руды также свинца, золота и прочих полезных компонентов. Считается, что обеспеченность Кадамжайского комбината собственным сырьём по категориям B+C1 составляет примерно 15 лет эксплуатации.


фото РИА Новости

Обогатительная фабрика советских времен.

фото РИА Новости

Тем не менее интересно, что Кадамжайский комбинат сейчас использует как местное сурьмяное сырьё, так и импортируемое из Афганистана. Его доставляют через узбекский Термез. Дело в том, что собственные месторождения сурьмы по содержанию металла достаточно бедны (среднее содержание — 2–5,3%). 

При СССР это не имело принципиального значения, там об издержках производства беспокоились мало, но в ситуации рыночной экономики сильно влияет на окупаемость, поэтому главным направлением развития теперь предполагается извлечение всех элементов не только из руды, но и накопленных отвалов ранее переработанного сырья.

Когда ещё в 2021 году президент Кыргызстана Садыр Жапаров посещал Баткенскую область, тот регион, где расположены оба комбината, ему заявили, что в результате их возрождения «ожидается создание около 800 новых рабочих мест в Кадамжайском сурьмяном комбинате и 1 тысячи в Айдаркенском ртутном комбинате. 

Сейчас идёт набор рабочих по всем специальностям, закупается новое оборудование». Очевидцы говорят, что по всей Баткенской области вдоль дорог висят баннеры с объявлениями о наборе специалистов для комбинатов. Турки готовы вложить совокупно порядка 60 миллионов долларов в кыргызстанский проект.

Интересно отметить, что новые владельцы обращают внимание и на отвалы, которые в Кадамжае накопились в огромном количестве. При советской власти извлекалась только сурьма, а прочие полезные металлы, включая даже золото, оставались в хвостах. Теперь они могут быть вовлечены в промышленный оборот.

Изначально у турецких инвесторов была идея вывозить полученный концентрат к себе на родину, но теперь эти планы изменились. Есть стремление развивать гидрометаллургическое производство с выплавкой чистого металла непосредственно в Кыргызстане (а это, естественно, увеличит доходы местных предприятий и налогооблагаемую базу).

При этом важно, что для Кадамжая и Айдаркена данные комбинаты являются градообразующими настолько, что даже здание мэрии Кадамжая стоит на балансе КСК (не говоря уже о множестве других социальных объектов, как, например, городская баня, система водообеспечения города).


фото РИА Новости

Когда ещё в 2021 году президент Кыргызстана Садыр Жапаров посещал Баткенскую область ему заявили, что в результате их возрождения «ожидается создание около 800 новых рабочих мест в Кадамжайском сурьмяном комбинате и 1 тысячи в Айдаркенском ртутном комбинате. 

фото РИА Новости

Что может помешать планам в отношении ртути? Существует так называемая международная Минаматская конвенция по сокращению использования ртути (названная так по Минаматской катастрофе, когда японская компания сбрасывала ртуть прямо в воду, вызвав массовое отравление). 

Сейчас всё чаще говорят о том, что её действие надо ужесточить, ссылаясь на то, что в Латинской Америке ртуть используется для нелегальной добычи золота и это наносит серьёзный ущерб природе и населению. Кстати, такая проблема хорошо известна и в Кыргызстане, где нелегальные добытчики драгоценного металла также применяют метод «амальгамирования», предусматривающий использование ртути. 

Но разговоры разговорами, да только Кыргызстан к Минаматской конвенции не присоединился и делать этого в обозримой перспективе не собирается. Так что ртуть в Айдаркене выпускать будут. Как и Кадамжайскую сурьму.

Недавний визит Президента КР Садыра Жапарова на комбинаты в рамках поездки в Баткенскую область говорит о многом. Во всяком случае, проявляется ясная позиция руководства страны по дальнейшему наращиванию производства на стратегических объектах, а также по выбору партнёра для сотрудничества в лице компании-представителя Турции.


1970-е. Военный фотограф Юджин Смит по заданию журнала Life возвращается в Японию, где в небольшом прибрежном городке Минамата разворачивается экологическая катастрофа. Именно оттуда Смит сделает репортаж, который потрясёт весь мир.

Следующий интересный вопрос: кто станет основным потребителем произведённой продукции (а весь проект, естественно, рассчитан на экспорт). Не исключено, что россияне, тем более что Кыргызстан — член Евразийского союза, что устраняет многие таможенные проблемы. 

Но также не исключено, что цену попробует перебить и кто-то ещё. Инвесторы об этом пока предпочитают не распространяться... Однако военно-политическая ситуация с геополитической точки зрения подсказывает, что спрос на сырьё для укрепления брони в ближайшей и среднесрочной перспективе будет только расти.

В прошлом году Кыргызстан пережил неудачу с вполне маниловским и гигантоманским проектом госкомпании «Наследие великих кочевников», под которую хотели завести едва ли не все крупные месторождения полезных ископаемых. 

В итоге её ликвидировали, наполеоновские планы не реализовались. А вот проекты локальные, как видим, демонстрируют в этой стране способность к развитию.



Алексей Василивецкий

Больше оперативных новостей читайте в Telegram-канале @ПРОметалл.

Теги: металлургия, Жапаров С., Кыргызстан, Меры господдержки

Последние публикации

12.04.2024

«Надежда» и Медный завод как Сцилла и Харибда для «Норникеля»
Менеджмент компании гордится Серной программой на Надеждинском комбинате, но не афиширует будущее Медного завода

12.04.2024

Российские ученые изобрели зубные протезы из ниобия и циркония

Новую технологию уже запустили в производство

11.04.2024

Квартальные прения
Итоги первых трёх месяцев можно трактовать двояко